Скрыть объявление
Добро пожаловать на форум города Белореченска и Белореченского района!
Регистрация на форуме занимает совсем немного времени — присоединяйтесь к нам прямо сейчас!
Если у вас возникли трудности с регистрацией, то ознакомьтесь с "инструкцией"

«Майкопская резня». Забытая трагедия.

Тема в разделе "Майкоп", создана пользователем Закубанская Линейная Община, 16 сен 2018.

  1. Закубанская Линейная Община

    Закубанская Линейная Община Местный житель

    Сообщения:
    633
    Симпатии:
    293
    [​IMG]

    «Майкопская резня». Забытая трагедия.

    21 сентября православные верующие отмечают большой и светлый праздник - Рождество Пресвятой Богородицы. В этот день верующие люди идут в церковь, молятся Богу и в своих молитвах часто просят его о здравии своих близких. Однако ровно сто лет назад, в этот день 1918 года, жизнь жителей небольшого уездного города Майкопа в один миг превратилась в ад на земле...
    События этого дня сейчас малоизвестны горожанам, особенно молодым, но являются ярким и характерным сюжетом для исторических исследований периода Гражданской войны на Кубани. В истории нашего региона они известны как «Майкопский погром» или «Майкопская резня».
    Сейчас помнят об этой трагедии лишь некоторые потомки майкопчан. Как, например, правнучка погибшего в Майкопском погроме красного командира Максима Триля, Ирина Хизик.
    И хотя прошло уже целое столетие с тех ужасных дней, поменялись оценки советского строя, всей Великой российской революции 1917 года и, казалось бы, потомкам, тех, кто сражался друг против друга пора бы найти общий язык и примириться. Ведь тогда очень часто «брат шел на брата, сын против отца».
    Но так необходимое нам, все россиянам, историческое примирение невозможно без признания вины обеих сторон конфликта. Однако это не так...
    Мы все чаще с тревогой наблюдаем за все возрастающим восхвалением «белого» движения в годы Гражданской войны и умалчиванием неудобных страниц «белого террора». В последние годы, в том числе и в Адыгее, принято говорить в основном о терроре «красном». Получается, что жертвы «белого» террора, среди которых и упомянутый нами Максим Триль, казненный жестоким образом членами отряда генерала Покровского в сентябре 1918 года более не достоин нашей памяти?
    - Сегодня мы видим, как все чаще поминаются только жертвы «красного» террора в самых разных городах, станицах и аулах, а вот памятник «Борцам революции» в Майкопе на улице Пирогова, посвященный мирным жителям города, жертвам Майкопского погрома, как и их захоронения на центральном мемориале города практически забыты, - говорит с горечью Ирина Хизик.
    Так что же случилось в сентябре 1918 года в тихом провинциальном городе Майкопе? Чтобы восстановить полную картину событий, нам придется остановиться на узловых фактах и личностях.

    Степи и горы в огне.

    Именно так выглядели в августе-сентябре 1918 года Кубань и Причерноморье. В августе на Кубань развернула свое наступление Добровольческая армия генерала Деникина, начался «Второй Кубанский поход». Недовольные агарной политикой большевиков, ее активно поддерживали многочисленные партизанские отряды «белых казаков». Фронт красных рассыпался на глазах, был оставлен Екатеринодар, тяжелые бои шли вдоль железной дороги на Армавир и Ставрополь.
    По «Сухумскому шоссе», с большими трудностями, через Новороссийск и Туапсе, отбиваясь по пути от наседавших белых войск и отрядов грузинских националистов, к Армавиру пробивалась полуголодная и раздетая Красная Таманская армия под командованием Епифана Ковтюха. В ее обозе шли и несколько тысяч мирных жителей, ушедших с армией от жестокого «белого» террора.
    В это время генерал Деникин приказал генералу Виктору Покровскому перебросить свой отряд под станицу Белореченскую, дабы остановить там таманцев. С 6 сентября под городом Майкопом, станицей Белореченской и другими соседними населенными пунктами, развернулись ожесточенные бои между красными и белыми частями. И лишь после нескольких упорных и кровопролитных попыток взять город, в середине дня 20 сентября 1918 года войска генерала Покровского вступили в Майкоп...

    Майкопская драма.

    Дивизию Покровского городская буржуазия Майкопа встретила как «освободителей от большевицкого рабства» и дала в их честь торжественный обед. Рабочие слободки Майкопа затаились, так как слышали уже о зверствах казаков дивизии Покровского на Кубани.
    Генерал-майор Покровский назначил комендантом города есаула Раздеришина и издал четыре приказа для населения города. Два из них касались наведения порядка в городе, очистки его, запрещалась уличная торговля, зато отрывались рестораны и другие увеселительные заведения в центре, а вот в рабочих слободках Николаевской (район Шовгеновского городка), Покровской и Троицкой (Старый город) вводился по сути комендантский час.
    Населению районов запрещалось выходить на улицу после семи вечера и зажигать свет. Тот, кто осмелился нарушить приказ, подлежал военно-полевому суду с расстрелом. Также была объявлена сдача оружия, имевшегося у населения до утра 22 сентября. Самым примечательным приказом Покровского был приказ за №2, согласно которому на население рабочих районов города была наложена контрибуция в 1 миллион рублей, якобы в наказание за «обстрелы» частей Покровского и Малеванного 16-18 сентября. Позже было установлено, что никакие обстрелы белоказаков население города не вело, из-за отсутствия у Майкопе артиллерии. Однако в приказе Покровского также говорилось, что «в случае невыполнения моего требования вышеупомянутые слободки будут сожжены дотла».
    Естественно, что такой приказ о контрибуции население рабочих слободок выполнить не смогло. А потому утром 21 сентября Покровский фактически отдал городские окраины на трехдневное разграбление своим казакам. Причем в это время духовенство города служило Покровскому благодарственный молебен в Успенском соборе.
    Дальнейшие события хорошо известны историкам из свидетельств очевидцев и мемуаров, в первую очередь белых генералов-эмигрантов, которые резко осуждали таких деятелей белого движения как казачьи генералы Краснов, Шкуро и Покровский за их зверства по отношению к мирному населению.
    Так случилось, что свидетелем Майкопской резни стал Сергей Труфанов, донской казак, в недавнем прошлом известный всей России как иеромонах Илиодор. До революции он одно время был ближайшим другом Григория Распутина, но затем, разуверившись в нем и вообще в «святости» царской власти, был арестован и лишен монашеского сана, сумел бежать через Финляндию в США. Там он издал нашумевшую книгу воспоминаний о Григории Распутине «Святой черт» с нелицеприятными оценками членов династии Романовых и царского правительства.
    После революции он проникся идеями большевиков и, по некоторым данным сотрудничал, с ними. Ранней осенью 1918 года он вернулся из США и пробирался к себе на родину, на Дон. Какими-то путями он оказался в Майкопе во время захвата города частями Покровского. Здесь его быстро опознали, арестовали и выпороли в городской комендатуре. Он и стал свидетелем того, что казаки-покровцы и лично генерал-майор Виктор Покровский творили в городе с мирными жителями.
    - Пришел генерал и отдал приказ. Советских городских работников и «товарищей» солдат туда, туда, туда!.. Этот приказ означал взять всех и вести на вокзальную площадь, вешать и рубить головы. Пред казнью над несчастными издевались, сдирали платье. Председателя Майкопского Исполкома тов. Саватеева раздели догола и повесили, - вспоминал Илиодор.
    - Утром, 21 сентября, – пишет Иллиодор, – при выходе из сарая я увидел около вокзала со стороны полей массу изрубленных трупов. После мне объяснили, что за одну ночь было зарублено 1600 большевиков, захваченных в городском лесу и сдавшихся в плен. На вокзальной площади со стороны города я увидел виселицы. На них было повешено 29 граждан, некоторые из них были в белье, и многие были в полной наготе.
    По пути в сад, я увидел на полях городских массу большевистских трупов, головы этих трупов были изрублены на несколько частей, так что трудно было разобрать, кому какой личности принадлежали останки большевиков с целью, чтобы родные убитого не могли опознать трупа. Илиодору показали пять дворов, где казаки рубили в присутствии жен и малолетних детей их мужей и отцов только за то, что они были призываемого возраста. Красноармейцев, которые были ранены в боях под Туапсе и находящихся в Майкопе, вытаскивали из домов за ноги, тащили до площади и там рубили на части. Свиньи и собаки растаскивали трупы по городу. Это продолжалось три дня и три ночи.
    - Я видел, – пишет далее Илиодор, – такую ужасную картину, достаточно описать которую я не имею возможности. Именно. Я видел, как с дубильной фабрики вели 33 молодых, цветущих здоровых юношей-большевиков. Вели их только за то, что они работали на национализированной фабрике.
    Все юноши были босые, в одном белье. Все они шли в ряд, будучи связаны рука с рукой. Офицеры и казаки шли сзади, били юношей плетьми, заставляли их петь: «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов». Вдоль улиц, по которым вели мучением, толпами стоял народ: женщины рыдали и падали в обморок.
    Когда шествие очутилось на площади, то трех юношей повесили на деревьях, а тридцать связали попарно и приказали стать на колени. Палачиказаки в числе четырех человек приступили к казни.
    Одному из пары палачи приказывали откинуть голову назад, а другому из пары – наклонить голову вперед. Когда это юноши делали, то казаки рубили шашками шеи и лица, приговаривая: – Держи голову лучше! Наклони голову ниже! Задери морду выше!.. Помимо бессудных казней, казаки-покровцы занимались грабежами и массовыми изнасилованиями женщин, в том числе девочек и старух.
    - По воспоминаниям бабушек, в соседнем дворе на Покровке один из белых казаков зарубил жену своего брата, который ушел к красным и несколько своих малолетних племянников. Грабили белые всех подряд. Жители метались по городу в поисках спасения, но найти его могли не все, - рассказывает майкопчанка Наталья Мычко.

    «Для улучшения аппетита».

    О зверствах казаков-покровцев быстро стало известно в высших кругах Добровольческой армии Деникина. Так, в агентурном донесении в Особое отделение контрразведки Отдела Генерального штаба при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России от ноября 1918 г. говорилось, что «основанием для наложения на жителей окраин г. Майкопа контрибуции и жестокой с ними расправы для ген. Покровского послужили слухи о стрельбе жителей по отступающим войскам генерала Геймана 20 сентября при обратном взятии большевиками г. Майкопа.
    По обследовании этого вопроса выяснено, что ...Покровский район настолько удален от пути отступления войск, что физически по своему местоположению не мог принять участие в обстреле войск, не исключая, конечно, возможность случаев единичной стрельбы во время начала наступления на улицах города...Это до некоторой степени указывает что стрельба не была интенсивной и носила случайный характер...
    Между тем при занятии гор. Майкопа в первые дни непосредственно по занятии было вырублено 2 500 майкопских обывателей, каковую цифру назвал сам генерал Покровский на публичном обеде...
    Указывают многие случаи казни лиц, совершенно непричастных к большевистскому движению...Между тем рядовое казачество беспощадно грабило население окраин, забирая все, что только могло...
    Ужасней всего то, что обыски сопровождались поголовным насилием женщин и девушек. Не щадили даже старух. Насилия сопровождались издевательствами и побоями. Наудачу опрошенные жители, живущие в конце Гоголевской улицы, приблизительно два квартала по улице, показали об изнасиловании 17 лиц, из них девушек, одна старуха и одна беременная...».
    Факты неслыханного насилия по отношению к жителям Майкопа приводили в своих воспоминаниях эмигрант Николай Воронович и начальник штаба 1-го армейского Добровольческого корпуса Евгений Доставалов.
    Последний писал, что «Путь таких генералов, как Врангель, Кутепов, Покровский, усеян повешенными и расстрелянными без всякого основания и суда… Однако по общему признанию в армии наибольшей кровожадностью отличался генерал Покровский».
    - Однажды, когда мы с ним завтракали, он внезапно открыл дверь во двор, где уже болтались на веревках несколько повешенных. - Это для улучшения аппетита, - сказал он.
    - Покровский не скупился на остроты вроде: «природа любит человека», «вид повешенного оживляет ландшафт» и т.п. Его бесчеловечность, особенно применяемая бессудно, была мне отвратительна. Его любимец, мерзавец и прохвост есаул Раздеришин, старался в амплуа палача угодить кровожадным инстинктам своего начальника и развращал казаков, привыкших в конце концов не ставить ни в грош человеческую жизнь. Это отнюдь не прошло бесследно и явилось впоследствии одной из причин неудачи Белого движения, - вспоминал о Покровском другой деятель белого движения, также не отличавшийся высотой нравов, генерал Александр Шкуро.
    - Что же известно нам о Викторе Покровском, главном антигерое Майкопской трагедии? Виктор Леонидович Покровский, которому в 1918 г. было двадцать восемь лет, в Первую мировую воевал в авиации, в 1915 г. стал Георгиевским кавалером и дослужился до штабс-капитана.
    В конце 1917 г. он оказался в Екатеринодаре. В январе 1918 г. по поручению Кубанской Рады сформировал добровольческий отряд (Кубанскую армию) численностью 3 тыс. бойцов, которая в январе-марте не раз отбивала атаки красных на город. За это 14 марта 1918 г. Кубанской Радой Покровский назначен командующим Кубанской армией и произведён в полковники, а уже 27 марта - в генерал-майоры.
    Но вожди Добровольческой армии искоса посматривали на «мгновенного» генерала Покровского - ставленника «самостийной» Кубанской Рады.
    - Покровский был молод, малого чина и военного стажа и никому неизвестен. Но проявлял кипучую энергию, был смел, жесток, властолюбив и не очень считался с «моральными предрассудками», - писал о нем А.И.Деникин.
    До июня 1918 г. Покровский командовал войсками Кубанского края, а затем различными кубанскими частями в составе Добровольческой армии.
    В ноябре 1919 года, в должности начальника тыла Кавказской армии, руководил разгоном обвиненной в сепаратизме Кубанской казачьей рады, которая и произвела его за год до того из штабс-капитана в генерал-майоры.
    До января 1920 г. Покровский командует Кавказской армией, сменив на этом посту генерала Врангеля. Во время общего наступления Красной армии на Юге России был снят с поста, «ввиду полного разложения армии».
    Современный российский историк С.В. Карпенко дает следующий портрет В.Л. Покровского. - Его страшная репутация вешателя подчеркивалась внешним видом. Невысокая сутуловатая фигура, затянутая в неизменную черкеску, нахмуренный лоб, крючковатый птичий нос и пронзительный взгляд темных глаз напоминали беспощадного степного хищника, - пишет историк.
    Из Крыма ему в апреле 1920 г. удалось бежать в Болгарию. Но там в среде русской эмиграции он не получил никакой должности. Тем более что болгарское правительство, во главе с левым политиком Александром Стамболийским, видело угрозу своей стране от таких белоэмигрантов как Покровский, а потому старалось избавиться от них.
    Покровский после арестов своих соратников болгарской полицией был вынужден бежать из Варны и перейти на нелегальное положение. В ноябре 1922 г. во время расследования убийства казачьего деятеля А.М.Агеева, сотрудничавшего с Советской Россией, болгарские полицейские смертельно ранили штыком Виктора Покровского, который пытался отстреливаться.

    Невыученные уроки истории...

    Многие годы остается дискуссионным вопрос о количестве жертв Майкопской трагедии. Наиболее ранний источник, воспоминания командующего Таманской армии Е. И. Ковтюха, дают цифру в 800 человек.
    Цифра в 2,5 тыс. человек, основанная на тексте «агентурного донесения», приводится в книге Ратьковского и Ходякова «История Советской России». В советской литературе наиболее распространенной была оценка числа жертв в 4 тыс. человек. Ее приводят и многие советские авторы мемуаров.
    Эту же цифру берут за точку отсчета современные исследователи, например один из ведущих исследователей Гражданской войны на Кубани, профессор, декан исторического факультета АГУ Н.А.Почешхов, специалист по истории революционного насилия В. П. Булдаков.
    Наибольшая цифра в 7 тыс. человек, расстрелянных за две недели, сообщается на основании неуказанных советских источников в учебном пособии «История Кубани с древнейших времен до конца XX века», с оговоркой, что «приведенные сведения не поддаются проверке».
    Тем не менее, большинство источников говорят о цифре 2500 - 4000 человек. Это очень много для такого короткого промежутка времени. Причем, среди жертв подавляющее большинство - мирные майкопские обыватели, порой не имевшие никакого отношения к красногвардейским частям или большевистским организациям.
    Майкопский погром ужасен еще и тем, что в нем принимали активное участие казаки из многих окрестных станиц. Молох братоубийства и жестокости перемалывал в людях последние остатки человечности по отношению к себе подобным.
    Жертвы Майкопского погрома, причем далеко не все, были захоронены за вокзалом, на пустыре. 21 сентября 1929 года там был торжественно открыт памятник погибшим горожанам. Впоследствии на его основе был создан нынешний мемориальный комплекс с Вечным огнем. В память о тех страшных событиях на Привокзальной площади была установлена мемориальная доска. В 1930-х годах появился небольшой памятник красногвардейцам на Старом базаре, а к 50-летию Октябрьской революции в городе возвели памятник «Борцам революции» на улице Пирогова. О том, кому установлен памятник, гласит малозаметная сегодня табличка.
    Заметим также, что Майкопская трагедия стала не только апофеозом гражданского противостояния в 1918 г. в Адыгее, но и одновременно была прологом к другим жестокостям. Через два года, в ходе очередного казачьего восстания под руководством генерала Фостикова и одновременного десанта на Кубань войск генерала Улагая, красные Части Особого Назначения (ЧОН) организовали репрессии против казаков из станиц Майкопского отдела.
    Можно сказать, что родственники людей, погибших на улицах Майкопа в сентябре 1918 года, пришли в казачьи станицы, чтобы жестоко отомстить. Потому что именно из этих станиц Майкопского отдела были родом казаки дивизии Покровского, которые тогда пьяными толпами ходили по улицам Майкопа, убивали, грабили и насиловали...
    Пружина взаимной ненависти распрямилась в обратную сторону и жертвами этих, порой таких же бессудных казней, стали несколько сотен казаков. Теперь их поминают на Даховских поминовениях...

    Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.

    Источник
     
    Последнее редактирование модератором: 15 сен 2018
    Кибернетик нравится это.