К 75-ЛЕТИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ И АДЫГЕИ ОТ НАЦИСТСКИХ...

Эмоции
307 0 0
Сообщения
696
Автор темы #1


К 75-ЛЕТИЮ ОСВОБОЖДЕНИЯ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ И АДЫГЕИ ОТ НАЦИСТСКИХ ОКУППАНТОВ И ОКОНЧАНИЮ БИТВЫ ЗА КАВКАЗ.

В ходе судебных процессов на военными преступниками которые прошли в Краснодаре в 1943 и 1963 гг. были осуждены к смертной казни граждане СССР, которые сотрудничали с немецко-фашистскими оккупантами и являлись соучастниками совершаемых ими преступлений.
К сожалению, рядом с предателями на скамье подсудимых не было гитлеровских палачей - генерал-полковника Руофа, Кристиана, Сарго и других. В 1980г. к 10 годам тюремного заключения был приговорён один из руководителей зондеркоманды СС 10-а Курт Кристман.
В Краснодарском крае немецко-фашистские захватчики замучили и убили свыше 48 000 мирных граждан и свыше 6000 военнопленных, десятки тысяч людей были угнаны на принудительный труд в Германию.
Только в Новороссийске за время оккупации гитлеровцами было расстреляно, повешено, сожжено, заморено голодом более 7000 советских мирных граждан, 32 000 советских граждан из Новороссийска было угнано в Германию. Из Новороссийска, Анапы, Темрюка и других населенных пунктов Краснодарского края было насильственно угнано свыше 106 000 мирных советских граждан, а их имущество было разграблено оккупантами.
...О зверском истреблении немецко-фашистскими оккупантами советских детей рассказала на суде свидетельница Иноземцева — работница краевой детской больницы. В этой больнице на излечении находилось 42 ребенка. Но душегубка докатилась и сюда. 13 сентября 1942 года в больницу приехала группа немецких офицеров: Эрих Мейер, Якоб Эйкс и другие. Они остались на несколько дней в больнице, шныряли по всем палатам, следили за детьми и медицинским персоналом. 23 сентября, выйдя на дежурство, свидетельница увидела во дворе большую темно-серую автомашину, внешним видом напоминавшую товарный вагон. Высокий немец спросил, сколько детей находится в больнице, и кто они по национальности. Это оказался «доктор», офицер германского гестапо Герц, один из самых лютых садистов и гестаповских палачей....
Приехавшие вместе с ним солдаты по его приказу начали грузить детей в автомашину. Одевать их не разрешили, хотя и сказали служащим больницы, что везут детей в Ставрополь. Дети были только в трусиках и майках. Они сопротивлялись, молили о помощи, о защите, цеплялись ручонками за санитаров и врачей. Фашист Герц улыбался им, забавно шевеля усами. А потом дверь душегубки захлопнулась, заработал мотор. Машина тронулась, и горячий газ пошел по шлангам. Дети, задыхаясь, колотили в стену душегубки. За ней шла легковая автомашина, в которой сидели гестаповцы. Через 20–25 минут они вернулись и начали пьянствовать. — Никогда не забуду, — сказала Иноземцева, — как маленькие дети, среди них были и годовалые, плакали, кричали, инстинктивно чувствуя, что над ними затевают что-то недоброе, страшное.После изгнания фашистских оккупантов из Краснодара были вскрыты места погребения детей. Глазам представилось буквально месиво из детских трупиков в майках и трусиках, на которых были штампы краевой детской больницы. Некоторые из этих вещей трибунал приобщил к делу как вещественные доказательства...

Не секрет, что авторы журнала "Вдоль по Линии Кавказа" считают одним из своих приоритетов борьбу с фальсификацией истории Великой Отечественной войны и попытками оправдания коллаборционизма и преступлений против мирного населения пособниками нацистов в Краснодарском крае и Адыгее. Лучшее средство борьбы - источники о том страшном времени. Часть из них предлагаем вашему вниманию.

Источник
 

Кибернетик

Технический отдел
Эмоции
3.150 4 0
Сообщения
3.720
Адрес
Белореченск
Имя
Дмитрий
YouTube Канал
#2
Дополню статью информацией.
Документ 1
ПРИКАЗ №34
По Главному Управлению Абинского района 18 октября 1942 г.
По дошедшим до меня сведениям чины полиции, получившие ордера на обыски, при производстве обысков отбирают у населения вещи домашнего обихода, одежду и прочее.
Например, у бухгалтера Бердникова взяли 1 литр спирта и распили, у бухгалтера Ватаева взяли два набора на сапоги.
Такие поступки чинов полиции рассматриваются как мародерство, подрывающее авторитет местных органов управления и Германской власти.
Приказываю всем старостам станичных правлений, лиц, виновных в мародерстве, немедленно снимать с работы и передавать особому отделу С-1.
Руководитель района/Литвинов/
ГАКК. Ф. Р-493. Оп. 1. Д. 2. Л. 7.
Документ 2
ПРИКАЗ № 2
Город Ейск 12 августа 1942 года
§1
В целях охраны имущества, принадлежащего как государству, так и частным лицам, Ейская Районная Управа предупреждает всех граждан, что всякое хищение имущества, кому бы таксзое не принадлежало, а тем более грабежи и погромы являются преступлением.
Лица, виновные б кражах, грабежах, погромах и вообще в хищении какого бы то ни было имущества, будут немедленно арестовываться и подвергаться суровым мерам наказания.
§2
Объявляется для сведения и исполнения всех граждан города Ейска и района, что
а) переход из своих квартир на ночлег или для проживания на несколько дней в другие квартиры не допускается, хозяева квартир, а также лица, временно самовольно проживающие в чужих квартирах, будут арестовываться и привлекаться к ответственности.
б) все пребывающие граждане на проживание в г. Ейск обязаны получить разрешение в районной Полиции.
§3
Бургомистру г. Ейск приказываю: назначить в каждом квартале квартальных из числа мужчин, а также назначить в каждом доме ответственных лиц, возложив на них обязанность за соблюдение правил общежития, санитарных, противопожарных правил.
Разъяснить квартальным, что они несут ответственность за самовольное переселение или перемещение граждан вверенного им квартала.
§4
На начальника полиции возлагается дать указания квартальным: порядок проверки и соблюдения правил общежития, как в коммунальных, так и в частных домах, а также установить непосредственную проверку выполнения настоящего приказа.
§5
Предприятиям бытового обслуживания и быивим промкооперативам, как-то: сапожным мастерским, портяжно починочным, парикмахерским, часовым, ассобозу приказываю: приступить к работе 12 августа 1942 года.
Если в этих предприятиях еще нет временно возглавляющих руководство, то за получением соответствующего удостоверения должны явиться мастера и приравненные к ним лица.
§6
Производство торговли на городском рынке разрешается с 5 часов утра до 4-х часов дня.
Шеф Ейского района и Президент Городской Управы Ворожбеев
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1.Д. 1.Л.2.
Документ 3
ПРИКАЗ №3
12 августа 1942 г. г. Ейск
§1
Для проведения в жизнь работ, входящих в ведение Ейской Районной Управы., утверждаю с сего числа отделы:
1. Общий отдел
2. Финансовый отдел
3. Земельный отдел
4. Коммунальный
5. Юридический
6- Здравоохранения
7. Просвещения
8. Статистический
9. Секретарь Управления.
...
§3
Учредить в г. Ейск Камеру Мирового судьи и Нотариальную контору.
Шеф Ейского района и Президент Городской Управы Ворожбеев
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1. Д. 1. Л. 3.
Документ 4
ПРИКАЗ № 4
г. Ейск 12 августа 1942 года
§1
Приказываю всем гражданам города Ейска и района в 3-х дневный срок, то есть с 13 по 16 августа 1942 года, сдать все имеющееся у них оружие, боеприпасы и предметы военного снаряжения.
Сдаче подлежит оружие огнестрельное (винтовки, охотничьи ружья, берданки, револьверы и пистолеты всех систем), гранаты, патроны, снаряды, гильзы, обоймы и все взрывчатые вещества, а также шашки, кинжалы и финские ножи.
§2
Все вышеуказанные предметы подлежат сдаче Ейской городской Полиции (дом б. Военного комиссариата).
§3
За невыполнение настоящего приказа и за несвоевременную сдачу оружия или за укрывательство его — виновные будут подвергнуты смертной казни.
Шеф Ейского Района и Президент Городской Управы Ворожбеев
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1. Д. 1. Л. 4.
Документ 5
ПРИКАЗ № 7
г. Ейск 13 августа 1942 года
§1
ПРИКАЗЫВАЮ всем жителям города Ейска и района, которые во время бегства красных самовольно присвоили себе или получили от бывших советских властей на хранение или пользование «з военных, гражданских, кооперативных, колхозных и прочих учреждений и складов всякого рода имущество, как-то: скот, мебель, обмундирование, канцелярское и торговое оборудование, фабрично-заводской инструмент и прочий инвентарь - СДАТЬ таковое в течение 24-х часов с момента издания настоящего приказа.
§2
Все вышеуказанное имущество подлежит сдаче:
1. Если оно было изъято из учреждений, возобновивших свою работу, - в данное учреждение по принадлежности.
2. В остальных случаях представителю Районной Управы во дворе бывшего колхоза "1-я пятилетка" (угол улиц Р. Ефремова и Пушкинской), а в сельских населенных пунктах- старостам.
§3 Лица, знающие о местах нахождения расхищенного и безнадзорного имущества, а также машинных частей, в целях их сохранения, обязаны доводить об этом до сведения полиции.
§4
Виновные в скрытии у себя незаконно приобретенного имущества подвергаются смертной казни.
Шеф Ейского Района и Президент Городской Управы Ворожбеев
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1. Д. 1. Л. 7.
Документ 6
ПРИКАЗ № 8
15 августа 1942 года гор. Ейск
§1
Своим помощником и Бургомистром города Ейска назначаю г. Мишина Федора Федоровича.
§2
Заведующим Финансового отдела Районной Управы назначаю г. Зайцева Владимира Сергеевича.
§3
Начальником Районной и Городской Полиции назначаю г. Скуратова. ..
Шеф Ейского района и Президент Городской Управы Ворожбеев
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1. Д. 1. Л. 8.
Документ 7
ПРИКАЗ № 4
24 сентября 1942 г. г. Ейск
В связи с раскрупнением Районной Управы и организации Ейской Городской Управы поименованных лиц считать зачисленными в штат (фамилии удалены составителем. - А.Ч.).
§ 1. Общий отдел
1. Секретарь
2. Заведующий Общего отдела
3. Переводчик
4. Машинистка
5. Рас. уборщица
6. Сторож
7. Сторож
8. Кучер
9. Рас. уборщица
§ 2. Финансовый отдел.
1. Инспектор
2. Счетовод
3. Инспектор ч
§ 3. Транспортный отдел
1. Заведующий отделом
2. Бухгалтер
3. Заведующий конным парком
§ 4. Фондовый отдел
1. Заведующий складом
2. Экспедитор
3. Охранник
§ 5. Квартирно-экеплуатационный'отдел
1. Заведующий отделом
2. Секретарь-машинистка
3. Заведующий инв. Геод. Бюро
4. Техник инвентарист
Бургомистр Ейска Мишин
ГАКК. Ф. Р-498. Оп. 1. Д. 8. Л. 82.
Документ 8
Выписка из приказа № 41
по Главному Управлению Абинского района от 20 октября 1942 г.
С сего числа устанавливаю рабочее время для госорганизаций и учреждений - 8 часов.
Занятия производить с 7 часов утра до 4 часов вечера с часовым обеденным перерывом с 12 часов до 1 часу дня.46
Всем руководителям госорганизаций и учреждений строго соблюдать установленное рабочее время.
За нарушение к виновным будут приняты меры.
П.П. Руководитель района Литвинов Верно: Ответственный секретарь Овсянников
ГАКК. Ф. Р-493. Оп. 1. Д. 2. Л. 8.
Документ 9
Местная комендатура г. Новороссийск октябрь 1942 г.
ИНСТРУКЦИЯ БУРГОМИСТРА
О регистрации и об удостоверениях для населения
I. Основание для удостоверения:
Бургомистры местностей обязаны иметь списки по ниже указанной форме, которые должны быть всегда в исправности и предъявляемы по первому требованию немецких органов контроля или немецкой полиции безопасности С.ПД.
1. Списки населения.
Касается всех лиц, которые проживали в данной местности до 22/6 - 41 г. и проживают в настоящее время, за исключением:
а) евреев, б) иностранцев, в) возвратившихся домой красноармейцев или освобожденных из лагеря, а также лиц обоего пола, которые имели и имеют связь с Красной армией. Пример: Военные врачи, женский штабной и медицинский персонал всех видов (поскольку они носили военную форму или работали при частях и штабах), женщины телефонистки и телеграфистки работавшие в полевых и стационарных связях, г) партизаны (старые партизаны, лица обоего пола подозреваемые в партизанщине и шпионаже, а также их дети и жены, е) члены партии, бывшие члены партии или комсомольцы и пионеры, а также их жены и дети, ж) политически неблагонадежные элементы обоего пола, активисты беспартийные члены НКВД и его отделений, пожарные команды, беспартийные работники управления и суда (заведующие), лица, укрывающие партизан и шпионов, а также жены и дети вышеуказанных яиц, з) преступники их жены и дети.
2. Списки чужих.
Для лиц, прибывших после 22/06. - 43 г., прибывающих в настоящее время или временно проживающих в городе, если эти лица не подлежат исключению, как жители отмеченные пунктами а и з.
Бургомистр отвечает за правильность несения лиц в списке 1 и 2.
3. Особый список.
Для всех лиц, которые по причине а и з не могут быть внесены в список населения и список чужих.
В этом особом списке должны отмечать:
У) евреи, указанные под пунктом 1 а,
А) иностранцы, указанные под пунктом 1 б.
Ра) красноармейцы, указанные под пунктом 1 в,
Р) партизаны и т.д., указанные под пунктом 1г,
К) коммунисты, указанные под пунктом 1 е,
Ри) политически неблагонадежные, указанные под пунктом 1 ж,
Кс) преступники, указанные под пунктом 1з.
Вычеркивание и изменение в списках, поскольку это необходимо, ..могут производиться, вычеркивание из особого списка и списка чужих, как и перенос в список для населения должно быть подписано бургомистром и поставлена дата.
Списки населения, составленные при регистрации до настоящего момента, должны быть переписаны по-новому,
4 а) бургомистры обязаны представить в комендатуру Новороссийска копии списков 2 и 3 с примечаниями. О всяком изменении в списках 2 и 3 бургомистры также обязаны сообщать и в комендатуру Новороссийска. Это не касается лиц, стоящих на службе в Германских войсках.
б) бургомистром должно быть из каждого дома назначено подходящее лицо, которое несло бы ответственность, в доме не пребывало посторонних лиц, пребывание втор... не разрешено.
Вновь приезжающие, пребывающие, возвращающиеся члены семьи должны тотчас обратиться к бургомистру (Вспомогательную Полицию) за получением разрешения в письменной форме переночевать или на постоянное жительство. Эти разрешения на следующий день возвращаются вспомогательной полицией квартирхозяинам, но не ночевавшим лицом. Лица, сдающие квартиру без разрешения или по фальшивому разрешению вновь прибывшим (в том числе и членам семьи), будут расстреляны, ровно как и лица получающие квартиру без разрешения (скрывающиеся на ночь) и не позаботившиеся получением разрешения от бургомистра (вспомогательной полицией).
II. Личные удостоверения.
Все мужчины и женщины старше 16 лет, которые внесены в 1 и 2 списки, должны иметь временное удостоверение личности, выписанное бургомистром села или города, в котором они проживают. С выдачей удостоверения бургомистр берет на себя ответственность за каждого, имеющего удостоверение.
а) если указанные выше лица имеют советские паспорта, то в них допускается делать отметку на немецком или русском языке по следующей форме:
Гражданин... рожд......
Был зарегистрирован паспортным столом города или села .... Под регистрационным номером......
б) если лица не имеют паспорта, им выдается временное удостоверение по прилагаемой форме. Лица, внесенные в 3-й список, отметки в паспорте, а также временного удостоверения не получают. Выданные в различных местах предварительные удостоверения должны бить тотчас отобраны и заменены временными удостоверениями личности, если дело идет о лицах 1 и 2 списка.
Срок действия советского паспорта с отметкой бургомистра и временных удостоверений личности устанавливается на 1 год.
Бургомистры обязаны при подаче списков 2 и 3 рапортовать об изменениях в этих списках, быть внимательными в отношении тех лиц, которые пребывают без документов:
Русского паспорта,
Временного удостоверения личности,
Пропуска на проезд, выписанного немецкими частями,
Свидетельства об освобождении из лагеря или отставших от немецких частей.
Прилагаем - 1 удостоверение личности.
Капитан-комендант
ГАКК. Ф. Р-493. Оп. 1. Д. 2. Л. 3, Зоб.49
Документ 10
Сельскохозяйственная
Комендатура Станичным управам и
Кореновского района старостам колхозов
23/12-42 г.
Высылая при этом Новый порядок землепользования, предлагаю старостам станичных управ и старостам колхозов совместно ознакомить с этим порядком всех колхозников.
Опубликование Нового Земельного порядка произвести на общих собраниях колхозов, зачитывая текст закона полностью.
По существу Нового Земельного порядка даю следующие разъяснения:
1. Все колхозы с момента опубликования должны называться Земельными Общинами с присвоенным номером по району.
2. Порядок руководства земельной общиной, производство работ, начислений за работы, учет работ и проч. остаются прежними до издания специальных распоряжений по данным вопросам (см. пункт 2-й раздела "Общинное Хозяйство").
3. Первая часть п. 8-го об увеличении приусадебных участков пояснений не требует. Ходатайства или заявления об увеличении приусадебных участков подают хозяйства, имеющие маломерные усадьбы или не имеющие совсем приусадебных участков.
Форма списков и указания о наделении приусадебными участками будут даны дополнительно.
О подаче заявлений на увеличение приусадебных участков объявите на общем собрании.
4. Самовольные захваты как полевых, так и усадебных земель запрещается (п. 4-й раздела Г).
По разделу "Д"
5. П. 1-й до раздела земли на полосы или 10-дворные группы все работы и пользование землей производится земельными общинами.
Весной 1943 года члены земельных общин должны стараться посеять как можно больше, так как урожай будет убираться земледельческими товариществами.
6. по п. 9 Животноводческие фермы б. Колхозов до раздела земли и о преобразования земельных общин в Земледельческие Товарищества существуют на прежних условиях.
. П.п. Сельхозкомендант Фрайтаг
ГAKK. P-I324.0n. 1. Д. 3. Л. 189.
Документ 11
Новый порядок землепользования
А. Упразднение колхозного строя
1. Все законы, декреты и постановления советского правительства, касающиеся создания, управления и ведения коллективных хозяйств, упраздняются.
2. Устав сельскохозяйственной артели объявляется недействительным.
3. Все колхозы незамедлительно преобразовываются в Общинные Хозяйства.
Б. Общинное Хозяйство I
1. Общинное Хозяйство является переходной формой от коллективного хозяйства к единоличным формам землепользования. Общинное Хозяйство ведется по указаниям Сельскохозяйственных Отделов Германского Управления.
2. Об организации, управлении и руководстве Общинными Хозяйствами будут изданы специальные распоряжения.
3. Земля Общинных Хозяйств обрабатывается совместно.
4. Все трудоспособные члены Общинного Хозяйства обязаны участвовать в совместной работе.
5. Животноводство членов Общинного Хозяйства не подлежит ограничениям.
6. Приусадебные участки, находящиеся в пользовании членов Общинного Хозяйства, объявляются их частной собственностью и освобождаются от налогов.
7. Приусадебные участки должны быть использованы как можно интенсивнее, преимущественно для разведения овощей, фруктов, корнеплодовых. кормовых растений и особенно для развития животноводства.
8. Начиная 1942 года, может быть произведено увеличение размера приусадебных участков постольку, поскольку такое увеличение несет ущерб в работе Общинного Хозяйства. Ходатайства об увеличении приусадебных участков надлежит подавать в Правление Общинного Хозяйства, которое рассматривает заявления и вырабатывает план надела приусадебными участками. Этот план до осуществления надела должен быть одобрен районным Сельскохозяйственным отделом.
9. При увеличении площади приусадебных участков в первую очередь должны удовлетворяться заявления старожил селения, которые показали себя хорошими работниками и в достаточной мере располагают рабочей силой для обработки увеличенного приусадебного участка. Изгнанные советской властью крестьяне при наделе приусадебными участками приравниваются к старожилам селения.
10. Руководитель Общинного Хозяйства отвечает за точное выполнение обязательных поставок.
В. Совхозы и МТС
1. Совхозы и МТС как бывшее государственное имущество переходит в ведение Германского Управления. Совхозы переименовываются в Государственные хозяйства (Земские хозяйства).
2. МТС (Прокатные Пункты), отвечающие соответствующим требованиям, преобразуются в Сельскохозяйственные Базы. Задачи последних заключаются в содействии повышения уровня сельского хозяйства в районе их действия и в создании необходимых для этой цели сооружений и условий, как-то: для очистки и замены семенного материала, устройства показательных полей, для использования крупных сельскохозяйственных машин, содержания племенных производителей для улучшения животноводства, проведения борьбы с вредителями и т.п.
Г. Переход к единоличному землепользованию
1. В Общинных Хозяйствах, отвечающих необходимым хозяйственным и техническим требованиям, земля может быть разделена между крестьянами для единоличной обработки и пользования.
2. Для перехода к единоличному землепользованию необходимо разрешение подлежащего Сельскохозяйственного отдела Германского Управления.
3. Разрешение дается только тем Общинным Хозяйствам, которые выполнили свои обязательства по отношению к Германскому Управлению, в частности свои обязательства по поставкам.
4. Всякий самовольный раздел земли воспрещается.
Порядок" пользования землей, которая после вступления Германских войск была разделена самовольно, устанавливается надлежащим сельскохозяйственным отделом Германского Управления.
Крестьяне, которые после опубликования настоящего распоряжения самовольно присвоят себе земли, будут привлекаться к ответственности и потеряют право на надел землей в будущем.
5. Общей формой надела землей в единоличное пользование является раздел на полосы, расположенные в каждом поле севооборота Общинные Хозяйства (Глава Д).
Раздел земли на отруба или образование хуторов (Глава Е) разрешается только при наличии необходимых условий.
Вопросы формы и срока перехода к единоличному землепользованию решает сельскохозяйственный отдел Германского Управления.
6. Члены Общинного Хозяйства, не выполнившие своих обязательств по отношению к Германским властям или по отношении к Общинному Хозяйству, нарушившие распоряжения Германских властей, а также политически неблагонадежные или не способные к ведению единоличного хозяйства, к наделу землей не допускаются. Все остальные крестьяне пользуются правом надела землей в единоличное пользование.
7. Если Общинным Хозяйством разрешен раздел земли на полосы, то каждый крестьянский двор, имеющий право на надел, получает в каждом поле севооборота Общинного Хозяйства участок земли для постоянной обработки и единоличного пользования. При разделе, по мере возможности, должны быть приняты во внимание качество земли и удаленность определяемого участка от крестьянского двора.
8. Крестьянские дворы, имеющие право на надел и располагающие не менее чем двумя трудоспособными членами, получают, как правило, наделы одинаковой величины без учета меняющегося состава членов семьи. Число членов семьи или трудоспособных членов семьи принимается во внимание только там, где это необходимо по хозяйственно-продовольственным соображениям.
9. Землемерным отделам Германского Управления поручается производство землемерных работ для подготовки и проведения раздела.
Д. Единоличное хозяйство на основе земледельческого товарищества
1. Крестьяне, получающие землю полосами в единоличное пользование, составляют Земледельческое Товарищество. Об организации, управлении, руководстве Земледельческими Товариществами будет издано новое распоряжение.
2. Посевной план для полей севооборота устанавливается Земледельческими Товариществами по указаниям Сельскохозяйственного Отдела Германского Управления. Соблюдение этого плана на полосах единоличного пользования является обязательным.
3. Производственный и тягловый скот, сельскохозяйственный скот для живой тяги и сельскохозяйственные орудия Общинных Хозяйств о их преобразовании в Земледельческие Товарищества подлежат разделу между группами крестьян или отдельными крестьянами на основе хозяйственной целесообразности. Крупные сельскохозяйственные машины, тракторные прицепные орудия и сложные молотилки остаются собственностью МТС или Земледельческого Товарищества.
4. Пахот и посев производятся, как правило, совместно, причем крестьяне заключают договор с МТС или пользуются машинами, инвентарем и тягловым скотом Товарищества, которые они получают в групповое или единоличное пользование из бывшего колхозного имущества.
5. Крестьяне обязаны полностью использовать предоставленный им тягловый скот и инвентарь для совместной обработки земли. В противном случае, представленные им скот и инвентарь отбираются.
6. Единоличные пахота и сев могут быть допущены, если крестьянские дворы располагают в достаточном количестве инвентарем'и тягловым скотом и если правильная обработка земли обеспечена.
7. После совместного посева вновь восстанавливаются при разделе межи, и каждый крестьянин обрабатывает единолично выделенные ему полосы и собирает с них урожай, причем могут быть использованы и машины Товарищества.
8. Крестьяне должны правильно обрабатывать предоставленные им полосы.
Крестьяне, не выполнившие этого обязательства, лишаются права на отведенный в их единоличное пользование надел в пользу других.
9. Животноводство в Земледельческих Товариществах ведется исключительно единолично и не подлежит никаким ограничениям.
10. За землю, предоставленную в единоличное пользование, взимается налог натурой. Этот налог взимается с Земледельческого Товарищества, которое развертывает его между отдельными членами Товарищества и отвечает за своевременную его сдачу.
Члены, не выполнившие своих налоговых обязательств, теряют право на выделенную землю в пользу других.
11. Натуральный налог может взиматься так, чтобы часть урожая, подлежащая сдаче, собиралась уже в поле, то есть на корню, МТС или базой.
Е. Самостоятельные единоличные хозяйства хутора и отруба
1. Раздел земли на отруба или создание хуторов допускается только при наличии достаточного инвентаря и тяглового скота для ведения самостоятельного крестьянского хозяйства.
2. Отруба и хутора отводятся только способным и трудолюбивым крестьянам, доказавшим свою хозяйственность, которые в состоянии обеспечить правильное ведение самостоятельного хозяйства.
3. Самостоятельные хозяйства обязаны планомерно и полностью обрабатывать предоставленную им землю, придерживаясь посевных планов и правил агротехники, предписанных сельскохозяйственным Отделом Германского Управления.
Они обязаны своевременно сдавать установленный натуральный налог.
4. Крестьяне, плохо обрабатывающие предоставленную им землю или не выполнившие налоговых обязательств, теряют выделенную землю в пользу других.
Государственный министр - Розенберг
ГАКК. Р-1324. Оп. 1. Д. 3. Л. 189об, 190, 190об.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Советскому коллаборационизму1 в годы ВОВ уже давно даны однозначные оценки, тем не менее, знать причины этого социального явления необходимо. Это, по нашему мнению, представляется важным в связи с тем, что в анналах российской истории случаев столь массового коллаборационизма2 не было никогда, а значит советское общество и государство столкнулись с принципиально новым, нетрадиционным для них явлением.
Истоки coBeTCKqro коллаборационизма находятся в этапе мирного времени 1920-1941 гг., так как именно в этот период началась борьба большевиков против сословного (казаки и кулаки), религиозного, политического инакомыслия.
Еще во время Гражданской войны 24 января 1919 г. ЦК РКП(б) принял директиву "О беспощадном терроре по отношению ко всем казакам" (другое ее название: "О расказачивании"). Директива гласила:
"Последние события на различных фронтах и в казачьих районах, наши продвижения в глубь казачьих поселений и разложения среди казачьих войск заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы в указанных районах. Необходимо учитывать опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления.
Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты; это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.
Провести полное разоружение, расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания "3
Очевидец этих событий Кандауров И.М. вспоминает: "О содержании директив казачеству не было известно. Репрессии в станицах начались неожиданно. Скорый суд вершили ревкомы, состоявшие из людей пришлых. В станицы входили вооруженные отряды. Выволакивали мужиков и баб. Вели на расстрел на виду у всего люда. Были станицы, где в несколько дней расстелены сотни человек. Увозили заложников на подводах. Куда, зачем, за что? Стон и крик неслись по куреням. Одна трагедия повлекла за собой другую. Казаки взялись за оружие. На Верхнем Дону вспыхнул мятеж. От одной станицы к другой скакали конные отряды. В самое короткое время на стороне мятежников оказалось 30 тысяч штыков"4
Созданные из восставших казачьи полки и дивизии, комплектовались путем мобилизации мужчин возраста от 19 до 45 лет. Однако штаб восставших допустил одну значительную ошибку, отказавшись от дальнейшего наступления на большевиков, избрав оборонительную тактику. В спешном порядке весь район восстания был окружен траншеями, а каждый отдельный хутор превращен в опорный пункт сопротивления. Революционный военный совет Южного фронта РККА, ознакомившись с обстановкой в регионе, 17 марта отдал приказ о подавлении восстания. В документе отмечалось, что для наведения порядка разрешены самые суровые меры, включая сжигание хуторов, расстрел всех косвенных и прямых участников восстания, расстрел каждого 5-го или 10-го взрослого мужчины, захват заложников. В операции было предусмотрено даже применение химического оружия5.
Подавление восстания на Дону продолжалось до осени 1919 г. и закончилось по существу после обращения к казакам одного из наиболее известных казачьих предводителей Ф. Миронова. Находясь в плену у большевиков и взамен на личную амнистию, Миронов 16 сентября обратился к казакам с воззванием о прекращении боевых действий. Уставшие от кровопролитных боев донские казаки сложили оружие, обрекая себя на еще большие репрессии.
Практически сразу после завершения восстания на Дону в целом против казачества были проведены широкомасштабные карательные операции. Показателен в этом отношении такой пример, когда в Орел из города Грозный были переведены 403 подростка (юношей и девушек) казачьего населения для заключения в концлагерь6. Всего же в период 20-х - 30-х годов было репрессировано порядка 2 млн казаков, из которых 1,1 млн человек были уничтожены7.
Весной 1921 г. обострились противоречия между большевиками и матросами Кронштадта. Учитывая окончание Гражданской войны и продолжающуюся продразверстку, результатом которой был голод, матросы на общем собрании команд 1-й и 2-й бригад линейных кораблей выработали резолюцию, которая впоследствии стала политической платформой мятежа. В своей резолюции восставшие матросы требовали следующее: перевыборы советов тайным голосованием; свободу слова и печати для рабочих и крестьян; свободу собраний и профессиональных союзов, в том числе крестьянских; дать полное право на владение землей крестьянам. Было уделено внимание и партийным противникам партии большевиков. Согласно резолюции всех политических заключенных социалистических партий, а также участников народных мятежей надлежало освободить, а их уголовные дела пересмотреть. В военной сфере восставшие требовали упразднения политотделов, снятия всех заградительных отрядов и ликвидации коммунистических боевых частей8.
После этого в Петроград была направлена матросская делегация с целью донести требования восставшего Кронштадта. Однако советская сторона не стала вступать в переговоры с восставшими, делегация была расстреляна, а для наведения порядка были вызваны регулярные войска.
18 марта 1921 г. кронштадтский мятеж, продлившись всего 18 дней, был подавлен. Войска Рабоче-крестьянской Красной Армии под командованием Михаила Тухачевского с особой жестокостью расправлялись с инакомыслием. Будущий советский маршал даже отдал приказ об обстреле двух дредноутов "Петропавловск" и "Севастополь" химическими снарядами. Однако этот приказ не был выполнен, так как существовала угроза, что часть газов будет отнесено ветром в соседнюю Финляндию. Конечно же, Тухачевский этим обстоятельством мало интересовался, но старшие товарищи по партии, продолжавшие верить в мировой экспорт коммунизма, считали иначе, прекрасно осознавая, что применение химического оружия против балтийцев, несомненно, подорвет их позиции в буржуазном мире.
По окончании боевых действий было проведено судебное разбирательство, в котором только Президиумом Петроградского ГубЧК было вынесено 2103 смертных приговора, почти 6,5 тыс. приговоров со сроками заключения, и лишь 1,5 тыс. человек были освобождены, между тем даже с освобожденных обвинение в участии в мятеже не снималась, став несмываемым пятном в личной биографии9. 7 мая 1921 г. Тухачевский назначается командующим армией по ликвидации, на сей раз, крестьянского мятежа в районе Тамбова. Так называемое Тамбовское восстание подавляется с применением артиллерии и боевых отравляющих веществ10. Советская власть тем самым наглядно продемонстрировала свое пренебрежение, как к правовым нормам, так и к собственным гражданам. Все участники восстания до конца своей жизни получили несмываемое "клеймо" участника Антоновского мятежа, и даже в годы ВОВ их отправляли для службы в а не на фронт.
Спустя 10 лет советское правительство начинает более широкую тельную операцию, на этот раз против социальной группы так называемых "кулаков". Эту операцию разрабатывала в середине января г. специальная комиссия Политбюро. 30 января Политбюро утвердило текст постановления ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидаци кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации". Эти мероприятиями предусматривалось изъятие собственности "кулаков" в пользу колхозов и совхозов, а в ряде случаев - репрессивны меры (ссылка).
Заинтересованность советского партийного руководства в коллективизации крестьянства привела к тому, что во многих районах было раскулачено от 10 до 15 % всех крестьянских хозяйств. За первые два года (1930-1931) было раскулачено и сослано в отдаленные районы (осуждение, ссылка и высылка) около 4 млн. человек11. Однако будет несправедливо не отметить, что расказачивание и раскулачивание вызвали многочисленные восстания на территории СССР и если первое имело место только на территории казачьих земель, то второе захлестнуло Северный Кавказ, Среднюю и Нижнюю Волгу, Азию и другие районы12. По подсчетам исследователей только в марте 1930 г. было зафиксировано 1642 крестьянских выступления с общим числом участников в 750-800 тыс. человек13.
На этих мятежах необходимо остановиться подробнее. Так, например, на Северном Кавказе действовали несколько крупных отрядов. Один из них состоял из 1200 штыков и 600 сабель, имел в своем вооружении даже артиллерию. В другом отряде насчитывалось 600 штыков, 200 сабель и также артиллерия. Эти воинские отряды принимали активное участие в попытке отделения своих районов от Советского Союза. Так, например, известно, что 20 марта 1930 г. Кумско-Лоовский шариатский полк численностью в 400 человек принимал участие в наступлении на Кисловодск, а Учкуланское формирование восставших вело наступление на Микоян-Шахар14.
Советская власть отвечает карательными операциями и в 1932 г. под предлогом выполнения плана хлебозаготовок в ряде районов забирает всю имеющуюся пшеницу, включая посевную. В результате этого зимой 1932-1933 гг. вспыхивает голод, унесший от 4-4,5 млн. до 8 млн. человеческих жизней16. Доктор исторических наук М. И. Семиряга пишет: "В эти годы по неполным данным погибло больше человеческих жизней, чем потеряли все воевавшие страны в годы Первой мировой войны"17. Накануне вспыхнувшего голода 7 августа 1932 г. Сталин подписывает закон об охране социалистической собственности, предусматривавший высшую меру наказания за хищение колхозного имущества. По данным на февраль 1933 г. в стране по этому закону было расстреляно более 6 тыс. человек, еще порядка 34 тыс. получили по 10 лет заключения (Подсчитано нами. - А.Ч.). подчеркнем, что с 1930 г. заключение носило четко выраженный трудовой характер: создавались не просто исправительные колонии, а исправительно-трудовые учреждения, иждивенцы которых использовались как рабочая сила на всевозможных строительствах начиная с Беломорско-Балтийского канала.
В 1931 г. было образовано Главное Управление Лагерей (ГУЛАГ), в котором к январю 1940 г. состояло: в лагерях 1334408 заключенных, в колониях ГУЛАГа 315584 и в тюрьмах 190266 человек. Всего 1850258 заключенных18. К 1941 г. количество заключенных несколько увеличивается и составляет только в лагерях ГУЛАГа 1500524 человека19.
В конце февраля - начале марта 1937 г. прошел Пленум Центрального комитета, на котором было принято решение о проведении в СССР новой волны террора, направленного против государственного партийного и армейского руководства. Однако впоследствии репрессии коснулись и простых советских граждан. Результаты чистки были впечатляющи: из советской военной элиты исчезло (в запас, в тюрьму или под расстрел) 11 заместителей наркома обороны, 75 из 80 членов Высшего военного совета, 8 адмиралов, двое из четырех маршалов, 14 из 16 генералов армии, 90% корпусных армейских генералов20 Всего же армия потеряла 43 тыс. своих командиров21. Колоссальные потери понесла также разведка НКВД, лишившись 23 тыс. сотрудников, что составило больше половины личного состава22. Серьезно пострадала и партийная элита, потеряв 98 из 139 членов и кандидатов с члены ЦК ВКП(б), 1108 из 1966 делегатов XVII-ro съезда партии и др. партийных руководителей (включая руководителей партийных организаций заводов и колхозов). Только за два года политических репрессий (1937-1938) было арестовано 1372392 человека, из которых более половины было расстреляно23.
Нарком иностранных дел СССР Молотов уже после Великой Отечественной войны так объяснял факт репрессий: "1937 год был необходим... остатки врагов разных направлений существовали и перед лицом грозящей фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 3 7-му году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны. Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда все хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но если начнется что-нибудь, они дрогнут, переметнутся... тот террор, который был проведен в конце 30-х годов, он был необходим".
Таким образом, одной из основных целей политических репрессий являлась борьба с так называемой пятой колонной. Миллионы людей были принесены в жертву, а от колонны, как в дальнейшем показала история, избавиться не удалось.
В годы ВОВ значительный процент населения Украины, Прибалтики, Дона, Кубани встретит немцев как своих освободителей с хлебом и солью. Расказаченные, раскулаченные, подверженные политическому террору советские граждане станут наиболее "расположенным к сотрудничеству с врагом социальным контингентом, и именно из них немцами уже начиная с 1941 г. будут формироваться первые воинские и полицейские части.
Таким образом, этап мирного времени положил начало зарождению советского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны.
12 августа 1942 г. в ходе семидневных оборонительных боев немецкие войска овладели столицей Кубани - городом Краснодаром, а уже к 5 сентября завершили оккупацию земель Кубанского казачьего войска. Начиная свой оккупационный режим, германское правительство в регионе было изначально ориентировано на формирование из местного казачьего населения воинских частей в помощь своим вооруженным силам. Необходимо отметить, что подобные формирования в Германской армии начали создаваться еще с августа 1941 г., и к 1942 г. эти части уже успели себя положительно зарекомендовать. Для пропагандистских акций на территорию Кубани прибыли казачьи офицеры из числа белоэмигрантов, среди которых особенно выделялись кубанский генерал-лейтенант Шкуро А.Г. и донской атаман Краснов П.Н. Именно Красновым был организован казачий штаб в городе Краснодаре, и практически сразу атаман приступил к формированию воинских частей. На призыв к вступлению в казачьи войска откликнулось значительное количество казачьей молодежи, из которой были сформированы казачьи сотни по месту проживания, например, в станицах Крымской, Афипской, Ильской, Северской, В.Баканской и многих других24.
Состав и вооружение казачьих сотен были однотипными. Например, добровольческая кубанская казачья сотня, дислоцированная в районе города Краснодара, состояла из 180 чел. и располагала вооружением советского производства. В числе огневых средств были советские винтовки, 20 полуавтоматических винтовок. 8 82 мм и 6 - 50 мм минометов25. Форма одежды кубанских, казаков была следующей: зеленый френч с красными погонами, зеленые брюки с красными лампасами и зеленой окантовкой, шапки-кубанки с красным верхом и белыми галунами26.
На казачьи сотни возлагалась самая разнообразная служба: конвоирование военнопленных, охрана концлагерей, полицейская служба и антипартизанские операции. Однако ввиду усиления партизанского движения в регионе использование казачьих сотен против партизан оказалось неэффективным, поэтому казачьи части начинают сводиться в полки, а позднее и в дивизии.
Уже в сентябре 1942 г. три кубанских казачьих полка были объединены в 7-ю добровольческую казачью дивизию. Данное формирование создавалось в районе Краснодара, и на его комплектацию пошли полк "Атаман Платов", 112-й казачий полк и другие отдельные части, позднее сведенные в третий полк. Необходимо также отметить, что 7-я добровольческая дивизия стала первой дивизией из советских граждан, созданной немецкой военной администрацией, значительно опередив появление украинской27 и прибалтийских дивизий б составе СС. Данное обстоятельство объяснялось в первую очередь тем, что немецкое командование видело в казаках наиболее верного своего союзника, ранее пострадавшего от советской власти в период расказачивания и коллективизации. До января 1943 г. 7-я казачья дивизия находилась в армейском резерве южнее Майкопа, участвуя в антипартизанских операциях, а после чего была введена в бой против РККА28 в районе Нефтяной29.
Помимо 7-й дивизии немцы предприняли попытку создания еше одной дивизии под названием "Свободная Кубань''. Однако эта часть в связи с событиями под Сталинградом так сформирована полностью и не была. Процесс формирования новой дивизии происходил в ст-це Крымской, и им руководил бывший командир 1-го отдельного стрелкового корпуса генерал-майор РККА Шаповалов М.М., ставший впоследствии командиром 3-й дивизии ВС КОНР (Вооруженных сил Комитета освобождения народов России). Во время немецкого отступления "Свободная Кубань" численностью 350-400 чел. приняла участие в боевых действиях на новороссийском направлении против Черноморской группы войск РККА.
Помимо казачьих воинских частей военной администрацией на территории всех станиц и хуторов Кубани создавались специальные антипартизанские отряды численностью 20-30 чел.,30 а также полицейские команды. Полицейские команды находились в прямом подчинении старост и бургомистров и занимались обеспечением общественного порядка. Позднее в связи с эскалацией партизанской деятельности полицейские части использовались для несения гарнизонной службы в станицах и городах, а также в борьбе с партизанами.
Достаточно массово были представлены и национальные части коллаборационистов. Так, в станице Батовской (15 км северо-западнее Псебай) был расквартирован Азербайджанский легион численностью в 1,5 тыс чел. На вооружении легиона состояли 2 противотанковых орудия, 5 минометов и до 15 ручных пулеметов31. В станице Перванской по данным Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) от 11 ноября 1942 г. находился батальон крымских татар32. В середине октября в ст-цу Хадыженскую из Польши прибыл 3-й батальон Туркестанского легиона в составе 800 чел. Однако 25 октября личный состав батальона был влит в немецкие части из-за захлестнувшего батальон дезертирства33.
Немало советских граждан было и в немецких частях на территории Кубани. Так, 26 сентября по направлению в ст-цу Апшеронскую проследовала саперная воинская часть численностью до 600 чел., 50% которых составляли русские военнопленные34. В районе Арзигир (100 км. северо-восточнее Ачикулак) находился воинский контингент численностью в 3 тыс. чел., половину из которых составляли казаки и калмыки35. Согласно разведывательной сводке Т.ЩШД за № 9 от 16 ноября 1942 г. немецко-румынские обозы на 50% обслуживались бывшими военнослужащими РККА36. В начале декабря в Величковское (45 км. северо-восточнее Ачикулак) прибыл объединенный казако-калмыцкий отряд численностью в 200 чел., на вооружении которого имелось 3 танка и 5 бронемашин37.
Насколько же были распространены коллаборационистские части на территории Кубани? Приведем следующий список гарнизонов: Бесленеевская - до роты азербайджанцев и 100 полицейских, Губская - до батальона азербайджанцев, Беноково - до взвода немцев, Барака-евская - до роты азербайджанцев и 150 полицейских, Абадзеховская -до 3 эскадронов казаков и до батальона азербайджанцев, Ярославская - до эскадрона казаков и до 80 полицейских, Ново-Свободная - до эскадрона казаков, Бугунжа - до взвода азербайджанцев, Баговская -- до двух рот азербайджанцев, Дагестанская - эскадрон казаков и взвод немцев, Даховская - эскадрон казаков, рота азербайджанцев., рота немцев, Нижегородская - до взвода немцев, взвод азербайджанцев и 60 полицейских, Каменномостская - до 2 эскадронов казаков, Костромская - до взвода немцев, обоз русских военнопленных (150 чел.), Хамнетинская - до 2 рот азербайджанцев38. В Крымской в гарнизоне насчитывалось 4 кубанских и донских казачьих сотни39. Всего в перечисленных станицах находилось более 3 тыс. азербайджанцев, 1,3 тыс. казаков, 390 полицейских, 300 немцев и 150 русских обозников40. Подобное соотношение, на наш взгляд, было свойственно и другим станицам Краснодарского края.
Период оккупации Кубани продолжался недолго. Спустя полгода в ходе наступательной операции битвы за Кавказ Рабоче-Крестьянская Красная Армия вновь подошла к границам Кубанского казачьего войска. В этой ситуации атаман Краснов отдает приказ о мобилизации казаков, и в ряде районов она спешно проводится, пополняя имеющиеся в наличии штаба казачьи части. Вместе с мобилизацией на территории Краснодарского края была проведена и добровольная эвакуация населения, как правило, членов семей казаков служивших в немецких казачьих частях. В ряде районов эвакуировались пятьдесят и более процентов населения. Например, известно, что из города Темрюка население уходило целыми городскими кварталами. Огромные колонны беженцев сопровождали немецкую армию на всем пути ее отступления.
Беженцы с Дона, Кубани и Терека в 1943 г. объединились в Казачий Стан сначала под командованием походного атамана С.В. Павлова, а после его гибели в бою против партизан под руководством генерал-майора Доманова. В 1944 г. из способных носить оружие казаков-беженцев Домановым была организована Группа походного атамана в составе двух казачьих дивизий, которая участвовала в антипартизанской борьбе на территории Италии.
Послевоенная судьба казачьих генералов, также как и других генералов-коллаборационистов, была трагичной. Генерал-майор РОА Шаповалов был расстрелян чешскими партизанами 6 мая 1945 г., генерал-лейтенант Шкуро, генерал-майор Доманов и атаман Краснов были выданы англичанами по репатриации Советскому Союзу и 17 января 1947 г. казнены в Москве по приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
Представленный вниманию читателя сборник документов состоит из пяти частей.
Первая часть - "По данным разведки ЦШПД" - объединяет многочисленные документы центрального штаба партизанского движения, сохранившиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории.
Вторая часть - "Немецкая пропаганда на территории Краснодарского края" - содержит тексты немецких листовок и плакатов, распространявшихся на территории Кубани в период оккупации.
Третья часть - "Документы гражданских ведомств периода немецкой оккупации Кубани" - включает материалы различных учреждений, как-то районных и городских управ созданных немецкой властью.
Четвертая часть - "Материалы чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков" - представляет собой несколько иной тип материалов, имеющих косвенное отношение к коллаборационизму.
Пятая часть - "Воспоминания военнослужащих РККА проживающих на оккупированной территории" - содержит материалы, свидетельствующие о жизни в период оккупации и отношение советских военнослужащих к коллаборантам.
В работе использованы материалы шести государственных а вов, значимое место среди которых занимает Российский государственный архив социально-политической истории (Ф. 69. Центральный штаб партизанского движения).
Материалы других архивов имеют второстепенное значение к данной теме, что, однако не уменьшает их роли при рассмотрении жизни на оккупированной территории Краснодарского края.
Сборник рассчитан на широкий круг читателей. Представленные в нем материалы могут заинтересовать научных работников, исследователей по "пятой колонне" в годы Второй мировой войны, преподавателей и студентов исторических факультетов ВУЗов и многих других интересующихся историей Великой Отечественной войны.
Сентябрь 2003 г. A.A. Черкасов
ПО ДАННЫМ РАЗВЕДКИ ЦШПД
Документ 1
25.12.42 г. в рабочем клубе г. Нефтегорска диверсионной группой под командованием командира тов. Чайка уничтожено 30 офицеров, справляющих день рождества, 23 казака-добровольца, 2 бандита, захвачено 2 шпиона.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 637. Л. 34.
Документ 2
Нефтегорским партизанским отрядом 20.09.1942 г. захвачено два немецких солдата, оказавшихся бывшими красноармейцами, перешедшими на сторону немцев, и 1 подвода с продовольствием.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 637. Л. 23.
Документ 3
10.09.1942 г. в Тульском районе задержано 2 немецких разведчика Выродов П.Я. и Мкртчев К.И.; по заданию немецкого командования устанавливали месторасположение п.о. (партизанского отряда. -А.Ч.) и численность, вооружение. Предатели расстреляны на месте.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 638. Л. 22.
Документ 4
10.08.1942 г. пойман и расстрелян староста Новослободской Егоров. 6.09. в районе дома отдыха Тульского района поймано и расстреляно 2 полицейских.
23 декабря на дороге Даховская - Каменомостская уничтожено 4 немца и 2 полицейских.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 641. Л. 15.
Документ 5
21.09.1942 г. в хуторе Маш. Поляна убито 6 полицейских, 29.09.1942 г. в этом же хуторе убито 26 полицейских.
При налете 13.10.42 г. убито в числе прочих 4 полицейских, поймано и расстреляно 3 полицейских.
4.11. отряд уничтожил на р. Колосовка 6 немецких солдат и 2 полицейских.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 641. Л. 25.
Документ 6
В станице Махашевской в период с 25.8. по 15.11. убито 2 полицейских.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 642. Л. 13.
Документ 7
11.9. на дороге Саратовская - Горячий Ключ отряд уничтожил 10 подвод с боеприпасами и несколько солдат и 1 предателя жителя ст. Саратовской.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 644. Л. 34.
Документ 8
4.09.42 г. в районе гора Лысая Брусовая задержан немецкий шпион. В районе Пензенская отряд наткнулся на заминированный участок, в результате подорвалось 8 человек, из них 3 убито, 5 ранено.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 644. Л. 53.
Документ 9
17.10.42 г. группа партизан захватила 2 изменников Родины, служивших в немецком карательном отряде. Изменники расстреляны.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 647. Л. 25.
Документ 10
18.08.42 г. Задержано 2 шпиона.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 648. Л. 4.17
Документ 11
С 11.08. по 20.10.42 г. в районе Северской поймано и передано РККА 22 дезертира, расстреляно 7 предателей.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 648. Л. 4.
Документ 12
24.08.42 г. в ст-це Ваговская отряд изъял и расстрелял двух предателей - Федорова и его жену.
26.08. на хуторах ст-цы Переправной отряд изъял 7 старост и всех расстрелял.
8.09. партизанами захвачены два проводника Хасеевы - отец и сын. Охотились за партизанами. Партизаны их расстреляли.
Уничтожили офицера старого и урядника, жителей ст-цы Усть-Лабинской.
29.11. в районе Богаевская убит полицейский.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 650. Л. 24.
Документ 13
1.10.42. Около Темнолесская в 5 км. Западнее пос. Хомышки взято в плен 3 армянина из организованного немцами армянского легиона.
В результате налета на ст-цу Безводную убито 11 полицейских и староста.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 651. Л. 5.
Документ 14
25.09.42 г. у ст-цы Пшехской был бой с предателями «белорукавниками», убили 4 предателя, ранили 1. Предатели - казаки жители ст-цы Пшехской.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 652. Л. 4.
Документ 15
27.08. 42 г. в результате предательства со стороны отдельных лиц из местного населения (партизанские. - А.Ч.) отряды были окружены значительными силами немецких регулярных войск.
За октябрь в течение месяца уничтожено 70 солдат и 22 полицейских.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 654. Л. 23.
Документ 16
13-15 ноября 1942 г. во время боя на Михайловской лесодаче убито 105 немецких солдат, 1 офицер и 7 полицейских.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 655. Л. 14.
Документ 17
25.08.42 г. в 3 км. Западнее хутора Красный Дагестан отрядом убито 40 немцев, 3 полицейских и ранено до 30 немцев.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 655. Л. 23.
Документ 18
30.08. в районе Нефтяная поймано 6 шпионов.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 656. Л. 14.
Документ 19
В Вашем донесении от 5.11.42 г. сообщено, что на всем протяжении шоссейной дороги Апшеронская - Майкоп посты жандармерии из 2-3 человек регулируют движение и тщательно проверяют документы у всех лиц, проходящих и проезжающих по дороге. Особенной проверке подвергаются пешеходы из гражданского населения, для которых введена специальная пропускная система.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1043. Л. 2.
Документ 20
Для борьбы с партизанами немцы создают из местных жителей так называемые казачьи сотни.
По имеющимся данным немцы создали казачьи сотни в ст-цах Северской и Ильская.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1043. Л. 5.19
Документ 21
Бургомистр г. Краснодара Воронцов (по непроверенным данным Кузнецов) находится в бывшем здании Крайисполкома.
Используемые немцами предприятия:
Завод ЗИП частично работает, изготавливает боеприпасы, там же организован убой скота и сушка пшеницы.
Кожзавод № 8 восстановлен, заканчивается восстановление котельной. Работает пивоваренный завод.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 1.
Документ 22
В станице Афипской немцами формируется казачья часть главным образом из оставшейся не призванной в Красную Армию казачьей молодежи, перебежчиков и военнопленных. Таких «казаков» в Афипской насчитывается до 300 человек; расквартирована она в бывшем здании Техлессемкультуры.
На месте взорванной при отходе Красной Армии нефтебазы немцами поставлена своя нефтебаза, состоящая из трех больших ж.д. цистерн, выкрашенных в белый цвет.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 2.
Документ 23
Хутор Армяно-Кубанский - находится около 100 человек военнопленных русских, которые используются на хозяйственных работах.
Старостой хутора назначен местный житель - армянин Одисян.
Поселок Нефтегорск - в бывшем здании клуба расположен большой штаб немецких войск, там же находится гестапо и военная комендатура.
По рассказам жителей немцами усиленно восстанавливаются нефтяные скважины, в частности, восстановлена буровая № 518.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 3.
Документ 24
Старостой Апшеронской назначен Калашников из числа местных жителей, ранее работавший кладовщиком, недавно освобожден из тюрьмы.
Бургомистром Майкопа назначен бывший заведующий молочно-контрольным пунктом Мошковский H.H.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 4.
Документ 25
По данным на 5.11.42 г. немцы концентрируют войска в ст-це Псебайской Мостовского района (южнее в 8 км. от городка Перевалочный Лесокомбинат). В указанном городке расположены немецкие альпинистские части, и формируются отдельные отряды, которые направляются в сторону озера Рица.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 5.
Документ 26
В ст. Северская создана полиция из местного населения, в состав которой вошли бывшие работники Северского районного отдела НКВД Матюшков Петр Моисеевич (бывший заместитель начальника РО НКВД) и Васильев Григорий Михайлович (бывший участковый уполномоченный). Первый назначен начальником полиции.
В этой же станице создана казачья сотня из местных казаков для борьбы с партизанами. Работает редакция, строится церковь попом назначен Авдеев, шеф-старостой назначен Калашников Сергей Федорович, бывший счетовод.
Хождение по станице разрешено с 4:00 до 20:00. Старостой выдаются пропуска на право прохода по оккупированной немцами территории. Вновь пребывающие в населенный пункт должны являться для регистрации в комендатуру, где получают право на проживание.
РГАСПИ. Ф. 69. Oп. 1. Д. 1045. Л. 9.
Документ 27
В тылу противника за ст-цей Северской в станицах Львовская, Новопокровская, Михайловская и других немецких гарнизонов нет. Назначены только старосты, которые руководят деятельностью этих населенных пунктов.
В ст-це Ильская (40 км. юго-восточнее Краснодара) создана за счет местного населения казачья сотня в количестве 60 человек для борьбы с партизанами и несения службы по охране станицы.
Старостой ст-це Марьинской назначен Стародуб Степан, ранее работал мастером на маслозаводе.
В ст-це Ново-мышастовская (35 км. северо-восточнее Краснодара) старостой назначен Андрющенко Матвей Степанович (агент партизанского отряда).
Установлено также, что комендант через старост комплектует из числа бывших кулаков и белогвардейцев полицейские отряды.
Все колхозы по приказу коменданта функционируют по прежней колхозной структуре. Для всех колхозников рабочих и служащих обязательный выход в поле с 6:00 до 19:00. С 19:00 - 20:00 - время для прихода домой. С 20:00 по всякому появившемуся в населенном пункте открывается стрельба без предупреждения.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 10.
Документ 28
Старостой ст-цы Крымская назначен бывший председатель колхоза им. К. Ворошилова Менжула, старостой сел. Молдавское (30 км. северо-восточнее Новороссийска) назначен дезертир Мараль.
В ст-це Ахштырская (45 км. северо-восточнее Новороссийска) старостой назначен Бодров Александр Александрович, бывший председатель Ревкомиссии колхоза «Ударник».
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 11.
Документ 29
В ст-це Холмской старостой назначен Глебаш Даниил Филиппович, в течение 2 лет работал председателем Стансовета, участник сельскохозяйственной выставки в Москве.
В ст-це Абинской назначен старостой бывший кустарь (единоличник) Бурлиш.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 12.
Документ 30
Штаб казачьей дивизии, формируемой белоэмигрантом генералом Красновым, расположен в рабочем городке ж.д. (станция Краснодар - 2).
1. Завод Седина в г. Краснодаре изготавливает вьюки для немецкой армии. Изготовлено 10 тыс. шт.
2. Мармеладная фабрика в г. Краснодаре восстановлена с целью выпуска военной продукции.
3. Завод измерительных приборов (ЗИП) производит сборку и ремонт танков. Некоторые цеха изготавливают боеприпасы.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 18.
Документ 31
В ст-це Нефтяная (42 км. юго-западнее Майкопа) до 2-х полков казаков-добровольцев в немецкой форме.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 19.
Документ 32
26 сентября по направлению ст-це Апшеронская проследовала саперная воинская часть невооруженных 500-600 солдат (немцы, румыны, поляки и т.д., 50 % - русские военнопленные).
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 25.
Документ 33
Мэром Майкопа назначен Лопатин, его помощником Кошковский. Бургомистром Майкопского уезда назначен Бойко, бывший агроном.
Баговская (15 км. северо-западнее Псебай) - расквартирован Азербайджанский легион 1500 человек. На вооружении 2 противотанковых орудия, 5 минометов и до 15 ручных пулеметов.
Нефтегорская - находится до полка противника, в составе этого полка имеются немецкие, румынские, французские солдаты, а также русские добровольцы.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 26.
Документ 34
Бургомистром Краснодара назначен Ляшевский, его заместителем бывший инженер ЗИПа Хатов, Управделами бургомистра - Петров, сотрудник полиции - Матковский, агент гестапо - бывший рабочий кубанских промыслов Бабич Макар.
Пашковская - в бывшем здании пожарной команды размещен казачий отряд полевой жандармерии, отрядом командует Андриенко Иван Иванович, казак ст-цы Пашковской, бывший кулак. Помощниками у него казаки Булатецкий Иван Яковлевич и Ковальченко Захар Иванович.
На отряд возложена задача вести борьбу с партизанами. Отряд зверски расправляется с местным населением. В конце сентября за убийство партизанами немецкого офицера отрядом было расстреляно 40 человек местных жителей из числа родственников и знакомых партизан.
Начальником полиции ст-цы Ново-Титоровской назначен бывший директор заготконторы РПС Деревянко Николай, помощник его - бывший пчеловод колхоза № 5 Завгородний Никита Павлович. Старостой был бухгалтер колхоза "Комсомолец" Панченко, помощник старосты - бывший заведующий магазина сельпо Сербии Филипп Яковлевич. Атаманом - бывший землеустроитель райЗО Палагин. Полицейским - бывший конюх сырзавода Бублик Лука Степанович, полицейским - бывший конюх госмельницы, в прошлом кулак Багок, полицейским - в прошлом кулак Гордиенко Григорий Иванович, агент гестапо -- бывший плотник 2-й стройконторы нефтепромыслов Абразуров Егор.
Чернов, бывший председатель колхоза ст-цы Баговской работает у немцев проводником, им была выдана продовольственная база партизанского отряда.
Радченко, бывший председатель колхоза "Колос" ст-цы Переправная работает проводником.
Трепев, бывший председатель колхоза им. Кирова ст-цы Переправная работает проводником.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 28-29.
Документ 35
В пос. Ходыженском немцы издают газету "Новый мир" на русском языке. В последних номерах описывается взятие г. Казбек и г. Грозного.
В пос. Ходыженском заместитель начальника полиции - Злогин, старостой - Наумов, оба они связаны с гестапо.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 31.
Документ 36
Н.Баканская - у местного населения немцами изъято все продовольствие и корм. Работу по изъятию проводил сформированный из местных отряд в количестве 20 человек. Руководил работой начальник полиции Курс.
По станицам и хуторам создаются специальные отряды из бывших кулаков и контрреволюционного элемента в количестве от 20 до 30 человек по борьбе с партизанами.
По агентурным данным 24.10. установлено, что в ст-цы Тульской большое скопление войск и автомашин. В окружающих населенных пунктах расквартированы казаки-добровольцы. По показаниям местного населения 27.10.-в Самурской до 1000 немецких солдат, в Пирванской - батальон крымских татар.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 32.
Документ 37
Немецко-румынские обозы обслуживаются на 50 % бывшими военнослужащими Красной Армии.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 33.
Документ 38
В населенных пунктах немцами проведена перерегистрация всего населения по номерам. В ночное время представитель немецких войск вместе со старостой и местной полицией проверяют дома с целью выявления посторонних или отсутствующих.
В населенных пунктах немцы проводят мобилизацию населения на оборонные строительные работы в так называемое "Строительство Кубани".
В аулах для адыгейцев немцы открыли мечети. Адыгейцы меньше используются немцами на работах.
Особых репрессий со стороны немцев не наблюдается.
В ст-цах Марьинской, Ново-Мышастовской и Мингрельской производится передача клубов под церкви. В ст-це Марьинской уже проходит богослужение.
В ст-це Ново-Мышастовской стариков Грицов на оборудование церкви дал 2 тыс. рублей.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 34.
Документ 39
8.11.42 г. в Майкопе армянский батальон (600 человек) немцы обучают.
Лагерь военнопленных находится на Новом базаре, пленных вербуют в казачьи части.
Открыты некоторые школы. Плата за ребенка 40 рублей в месяц. Введено преподавание Закона Божьего.
За оказание медицинской помощи взимается плата: перевязка - 5 рублей, за осмотр - 25 рублей.
Выпускается нерегулярно газета "Майкопская жизнь" на русском языке.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 38.
Документ 40
В Абадзеховской расположен штаб полка им. Платова.
10.11.42 г. в Ново-свободной находится до 200 казаков-добровольцев.
В ст-цах Баракаевской и Хамнетинской администрацией руководит местная полиция.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 39.
Документ 41
В Краснодаре имеется 6 полицейских участков и полевая жандармерия, во главе - капитан Мюллер.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 40.
Документ 42
Добровольческая кубанская казачья сотня 9.11.42 г. из под Краснодара совершила рейд: ст-ца Дербентская и обратно. Сотня - 180 человек. Вооружены советскими винтовками, 20 полуавтоматическими винтовками, 8-82 мм и 6-50 мм минометами командует бывший старший лейтенант Ларионов.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 45об.
Документ 43
Атаманом в Крымской - Татаровский, бывший директор совхоза "Пятилетка", помощник атамана Хорин, колхозник колхоза "Искра"; начальник полиции Бураков - бывший директор фабрики.
РГАСПИ. Ф. 69. Он. 1. Д. 1045. Л. 49.
Документ 44
По данным НКВД от 1-5.11.42 г. на ст-це Абадзехская казачий кубанский полк из бывших военнослужащих РККА. Личный состав размещен по квартирам жителей. Казаки носят форму: зеленый френч с красными погонами, с зеленой окантовкой, зеленые брюки с красными лампасами, шапки-кубанки с кранным верхом и белыми галунами. Вооружение советского производства.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 50.
Документ 45
В середине октября в Хадыженскую кз Польши прибыл 3-й батальон Туркестанского легиона в составе 800 человек. Часть батальона дезертировала, вследствие чего 25.10.42 г батальон разоружен и отведен в район Майкопа, а в начале ноября личный состав влит в немецкие части.
Формируются белогвардейские казачьи части из жителей Тульского и Майкопского районов путем вербовки добровольцев и мобилизации возрастов рождения 1923-1926 гг. Добровольно вступившим выдается вознаграждение 600 рублей и 16 кг. муки. Сформировано 4 сотни.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 51.
Документ 46
В.Баканская - сформирован казачий отряд из 150 местных жителей. Отрядом командует немецкий офицер.
Железнодорожные пути охраняли обходчики с собаками - местные жители.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 53.
Документ 47
5.12.42 г. гарнизон Каменомостская - до 300 немцев и эскадрон казаков.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1.Д. 1045. Л. 55.
Документ 48
Гарнизоны:
Бесленеевская - до роты азербайджанцев и 100 полицейских.
Губская - до батальон азербайджанцев.
Беноково - до взвода немцев.
Баракаевская - до роты азербайджанцев и 150 полицейских.
Абадзеховская - до 3 эскадронов казаков и до батальона азербайджанцев.
Ярославская - до эскадрона казаков и до 80 полицейских.
Ново-Свободная - до эскадрона казаков.
Бугунжа - до взвода немцев.
Баговская - до двух рот азербайджанцев.
Дагестанская - эскадрон казаков и взвод немцев.
Даховская - эскадрон казаков, рота азербайджанцев, рота немцев.
Нижегородская - до взвода немцев, взвод азербайджанцев, 60 полицейских.
Каменномостская - до 2 эскадронов казаков.
Костромская - до взвода немцев, обоз русских военнопленных -150 человек.
Хамнетинская - до 2 рот азербайджанцев.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 58.
Документ 49
В Крымской в гарнизоне 4 кубанских и донских сотни.
21.12.42 г. в Мостовская, Губская, Богавская и др. рассредоточился полк донских казаков.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 62.
Документ 50
В начале декабря в Величковское (45 км северо-восточнее Ачикулак) прибыл немецкий отряд (казаки, калмыки) до 200 человек, 3 танка, 5 бронемашин. В районе Арзигир (100 км северо-восточнее Ачикулак) до 3000 солдат, половина казаки и калмыки. В районе Муссаадже (75 км Ачикулак) сформированы 2 сотни белобандитов.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1045. Л. 63.
Документ 51
8.01.43 г. Хамнетинская (41 км юго-восточнее Майкопа) из гарнизона Азербайджанского легиона дезертирует по 10-13 человек в сутки.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1046. Л. 2.
Документ 52
10.01.43 г. Черниговская (35 км северо-западнее Майкопа) сосредоточены до кавполка казаков (1000 сабель).
Рязанская - обучается 1500 казаков-молодежи. Нефтегорск - формируются казачьи части.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1046. Л. 4.
Документ 53
Дислокация нацчастей:
1. Казачья часть из местных казаков - ст-ца Ильская.
2. Казачья часть из местных казаков до роты - ст-ца Северская.
3. Казачья сотня 300 человек - ст-ца Афипская.
4. Азербайджанский легион 1500 человек - ст-ца Баговская.
5. Два полка казаков добровольцев в немецкой форме - ст-ца Нефтяная.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1149. Л. 14.
Документ 54
Секретарю Краснодарского крайкома ВКП (б) тов. Попову От командира Ладожского п.о. Нерушева Ф.П. Докладная
1 октября (1942 г. - А.Ч.) сего года п.о. задержано в районе расположения отряда 3 бывших красноармейца по национальности армяне, попавшие в плен к немцам в 1941 году в сентябре месяце и с апреля месяца 1942 года служившие в немецкой армии в 1-м ударном армянском легионе, сформированном в апреле месяце из бывших военнопленных РККА.
ЦДНИКК. Ф. 1774-Р. Оп. 2. Д. 978. Л. 1.
Документ 55
Приказ Штаба Майкопского куста
27 января 1943 г.
§3
Тов. Нерушеву с группой указанных отрядов выступить с Нижегородской в направлении Дагестанская, Курджипская, Садовый Майкоп. В пути следования при сопротивлении мелких групп противника последние уничтожать, пленных полицейских, казаков немецких частей, трофеи этапировать в направлении Майкопа.
ЦДНИКК. Ф. 1774-Р. Оп. 2. Д. 978. Л. 8.
Документ 56
Краткая история боевых действий Армавирского п.о.
Армейский отряд производил боевые операции с воинским отрядом капитана Лукьянова. Путем засад на основной дороге, идущей параллельно р. Лаба на Сухумский перевал, было уничтожено много вьючных животных и до сотни немцев. Кроме немцев наш отряд уничтожил десятка полтора предателей Родины, главным образом из числа полицаев...
Во время перехода первой колонной командовал полковник Гамзин. В лесничестве под хутором Курджиново большой отряд полицаев пытался нанести удар по нашей колоне, но был разбит и разогнан. В качестве трофеев было захвачено 33 подседланных лошадей с привьюченными бурками. Одного полицая взяли в плен. Трехсоткилометровый переход по тылам врага был трудным и опасным. В каждом населенном пункте находились большие гарнизоны немцев и полицаев...
В районе хутора Бугунжа крупный отряд полицейских обнаружил нашу колону и пытался устроить засаду. В тыл предателям был направлен взвод конников под командованием И.Н. Горб, который нанес удар полицаям в спину и принудил их к бегству, были взяты небольшие трофеи.
В середине декабря !942 г. из-за перевала прибыла небольшая армейская группа для захвата языка. Она была усилена партизанами из Армавирского и Тульского отрядов. В 5-6 км от ст-цы Даховской находился дубзавод, куда каждое утро немцы с полицаями ездили на бричках за сухими дровами, об этом хорошо знали партизаны. Ночью вся группа захвата в 20 человек под командованием лейтенанта прибыла в район дубзавода и устроила засаду в трех местах. Утром во главе немецкого офицера, верхом на лошади, остальные на трех бричках, человек 15 немцев и полицаев прибыли в район завода и попали в засаду. Вся группа противника была уничтожена...
ЦДНИКК. Ф. 1774-Р. Оп. 2, Д. 1160. Л, 6-8.
Документ 57
По данным разведки в ст-це Самурской (Апшеронский район) организуется отряд белорукавников для поисков нашего партизанского отряда. Эти данные были подтверждены появлением почти одновременно в близости нашего основного бивуака 2-х белорукавников, снабженных продуктами питания, компасами, деньгами, и группы немецких автоматчиков (17 человек) в сопровождении нескольких русских проводников с собаками.
Пойманные нами белорукавники расстреляны.
В ст-це Апшеронской действует местное полицейское управление, возглавляемое черкесом М(ысоп)совым; работал управляющим Угольсырье. В его распоряжении имеется 50 человек полицейских.
В Апшеронской имеется концлагерь с 5 тыс. военнопленных, охраняемый эскадроном казаков, добровольно сдавшихся в плен.
Расстреляно предателей советского народа 9 человек.
ГАКК. Ф. Р-807. Оп. 1. Д. 7. Л. 6, 6 об, 8, 8 об, 9.
Документ 58
Радиограмма № 19 от 2. П. 1942 г.
В центре Нефтяной расположен батальон пехоты. На северо-восточной окраине Нефтяной - кавэскадрон петлюровцев-украинцев.
Радиограмма № 41 от 5. 12. 1942 г.
Группа Чайки поймала 4-х полицейских.
ГАКК. Ф. Р-807. Оп. 1. Д. 7. Л. 14.
Документ 60
Структура 7-й Добровольческой казачьей дивизии

Командир 7 дивизии
ПОЛКИ
Казачий полк им. Платова 112-й казачий полк ? казачий полк
СОТНИ
1 2 3 4 5
ВЗВОДЫ
1 2 3 4 5 6
Сабельно-пехотные Минометные Пулеметный
ЦДНИКК. Ф. 4372. Оп. 1. Д. 3. Л. 20.
НЕМЕЦКАЯ ПРОПАГАНДА НА ТЕРРИТОРИИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ЛИСТОВКИ
Документ 1
Красный партизан!
Ты окружен крупными силами германских войск и отрядами Русской Освободительной Армии, борющихся плечо к плечу с ними за свободу русского народа. Наши части снабжены всеми видами оружия, как-то: танками, пулеметами, минометами и артиллерией. Их действия поддерживают соединения нашей авиации. К этой военной силе присоединились добровольцы из местного населения, которые возмущены злодеяниями партизан, мешающих их мирному труду.
Воспользуйся последней возможностью выйти целым и невредимым из этой западни!
Сдайся добровольно, и мы гарантируем тебе жизнь!
Твоя судьба в твоих собственных руках!
Выбирай: позорную смерть бесславного предателя твоего народа или же жизнь всеми почитаемого гражданина, принимающего участие в восстановлении счастливой Новой России, в которой свободного крестьянина ожидает собственная земля.
Не советуйся ни с кем! Не мешкай! Действуй самостоятельно! Бросай оружие!
Если у тебя не имеется пропуска, то, проходя к нам, достаточно поднять руки.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1184. Л. 3.Документ 2
Документ 2
Партизаны!

ПОЧЕМУ Вы превратились в лесных зверей и болотных людей?
Вы живете под страхом голода и смерти?
Вы являетесь предателями своего народа?
Потому, что вы не знаете,
ЧТО Зимнее наступление Сталина захлебнулось в крови 11/2миллионов убитых русских людей и разбито!
ЧТО Германские войска всюду снова победно продвигаются вперед!
ЧТО Население Советского Союза по ту строну фронта гибнет от нужды и бедствий!
ЧТО Англия и Америка не хотят и не могут оказать никакой помощи!
ЧТО В освобожденных от большевиков областях возрождается Новая Россия!
ЧТО Русская Освободительная Армия успешно борется на стороне Германской армии против большевизма!
ЧТО Ваша игра в солдатики не сможет задержать победы Германии и ее союзников, но только вас самих ведет к погибели!
КТО Любит свое отечество и семью,
Ненавидит жидов, НКВД, колхозы и страховую систему,
Хочет работать и бороться за свободу и счастье своего народа,
Являйтесь в ближайшую военную часть!
Не бойтесь!
Перебежчиков не расстреливают!
РГАСПИ. Ф. 69 Оп. 1. Д. 1184. Л. 10.34
Документ 3
Открытое письмо Красноармейцам и советским командирам от добровольцев Русской Освободительной Армии.
Здорово ребята!
Читали мы сброшенные к нам советские листовки. Спасибо за память!
Мы очень рады! Если Сталин приказал над ГЕРМАНСКИМИ окопами разбрасывать листовки на РУССКОМ ЯЗЫКЕ, значит, мы уже стали опасной для него силой. Значит, шила в мешке не утаишь! Значит, беспокойно становится в партийных верхах, значит, стало известно там, что РУССКАЯ ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ АРМИЯ, СОСТОЯЩАЯ ИЗ РУССКИХ ЛЮДЕЙ ПОД РУССКИМ КОМАНДОВАНИЕМ, БОРЯЩАЯСЯ ЗА СВОЮ РОДИНУ ПРОТИВ БОЛЬШЕВИЗМА РУКА ОБ РУКУ С ДРУЖЕСТВЕННОЙ ГЕРМАНИЕЙ, -ЭТО СВЕРШИВШИЙСЯ ФАКТ!
Листовки мы подобрали и прочли. НАС ЗА ЭТО НЕ РАССТРЕЛИВАЮТ, потому что знают, что нас Сталину сагитировать трудно!
В них нас жалеют:
«... Вам насильно дали оружие и насильно ведут в бой...»
ЗАРЯЖЕННОЕ ОРУЖИЕ В РУКИ МНОГОТЫСЯЧНОЙ АРМИИ НЕ ДАШЬ!
Там пишется:
«.. .Вы идете в бой против своих отцов и братьев...»
ЛОЖЬ! Всех, кроме жидов и наркомвнудельцев, мы зовем к себе. Беспартийный, коммунист, комсомолец, рабочий, крестьянин - все мы прежде всего русские и ЖИЗНЬ ПОКАЗАЛА, что если воскрести любого честного коммуниста, то сразу выступает наружу его русская душа.
И если на твоей совести нет русской крови, если ты не служил в карательных и заградительных отрядах и не забегал вечерами с доносами на товарищей в Особый отдел - у нас с тобой одна дорога и одна цель. ВМЕСТЕ ЗА НАРОД, ЗА РОССИЮ, В КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ ПОМЕЩИКОВ И КАПИТАЛИСТОВ, НО НЕ БУДЕТ И БОЛЬШЕВИКОВ.
ПРАВДА НА НАШЕЙ СТОРОНЕ!
Листовки стыдят нас:
«... Вы изменили Родине и помогаете Германии закабалить русский народ...».
ЛОЖЬ! На другой же день после уничтожения сталинского режима будет заключен ПОЧЕТНЫЙ МИР между ВЕЛИКИМИ И РАВНОПРАВНЫМИ НАРОДАМИ ГЕРМАНИИ И РОССИИ.
С товарищеским приветом Добровольцы Русской Освободительной Армии
РГАСПИ. Ф. 69. Оп.1. Д. 1184. Л. 13.36
Документ 4
Довольствие добровольцев
Добровольцы сами получают:
1. Бесплатное питание по тем же самым нормам, как и германские солдаты.
2. Жалованье, свободное от всяких налогов, в размере 375 руб. за месяц. При особо хорошей работе оно может быть увеличено до 450-525 руб.
3. Бесплатное обмундирование, поскольку оно необходимо и имеется в наличности.
4. Бесплатное жилище.
5. Мыло и специальные добавочные продукты, как, например, табак, конфеты и т.д.
6. Бесплатное медицинское обслуживание.
7. В случае получения добровольцем телесных повреждений на службе за ним будет такой же уход, как за германским солдатом.
Родственники добровольцев получают:
1. Ежемесячное пособие в размере 130 руб., если они своим трудом не могут себя содержать и если доброволец, который им до сих пор помогал, работает вне своего места жительства. Сверх этого добровольцам предоставляется возможность пересылать своим родственникам деньги.
2. Им оказывается предпочтение при распределении продовольствия.
3. Им оказывается предпочтение при распределении земли.
4. Вдовы и сироты добровольцев в случае их смерти получают текущее пособие.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1184. Л. 15.37
Документ 5
Крестьяне и крестьянки! И вы, граждане, которых банды силой затянули к себе!
Германские войска окружили Вас и стеснили на узком пространстве. Железное кольцо крупных военных сил, в распоряжении которых имеется оружие всех видов, делает прорыв для вас невозможным, ваше положение безнадежное.
Ведь лес, а также ваши деревянные и земляные бункера не представляют собой защиты против ураганного огня тяжелой артиллерии и града бомб германских пикирующих самолетов.
Таким образом, момент вашего уничтожения зависит от германского командования. Но германское командование жалеет ни в чем не повинных жителей, женщин и детей, которых бандиты силой заставили идти с собой. Немцы не воюют с гражданским населением, не воюют с русским народом, а борются только против большевиков. И вы знаете об этом, так как мы уже доказали это много раз словом и делом.
Женщины и девушки!
Нам жаль ваших мужей, отцов и братьев, а потому - зовите их с собой.
Мы знаем, что бандиты силой заставили вас вступить в свои ряды, чтобы воспрепятствовать вам принять участие в восстановлении своей Родины, работая на собственной земле.
Крестьяне, которых бандиты силой затянули к себе!
Избегайте напрасного кровопролития. Отпустите женщин и детей. Вам представляется в последний раз случаи спасти собственные жизни и жизни своих жен и детей.
Не позволяйте бандитам гнать вас под силой оружия на безнадежную борьбу, на вашу явную и верную смерть.
Убивайте их!
Бросайте ваше оружие и переходите к нам!
Пока что мы будем на вас смотреть, как на военнопленных. Но когда мы откроем ураганный огонь - будет уже поздно.
Германское командование.
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1184. Л. 4.38
Документ 6
ПОЕЗЖАЙТЕ НА РАБОТУ В ГЕРМАНИЮ ОБРАЩЕНИЕ К ВЕРБУЮЩИМСЯ РАБОЧИМ
Рабочий!
Твое рабочее место разрушено большевиками! Что ты думаешь делать? Должна ли с тобой голодать и мерзнуть твоя семья? В Германии ты найдешь работу и хлеб. О твоей семье, остающейся на Родине, будут заботиться. Зарегистрируйся на ближайшей Бирже труда или в Местной комендатуре. Там ты подробно узнаешь об условиях работы в Германии. -
Рабочий!
Поезжай в Германию! Там ты получишь работу и хлеб! Спросил ли ты своего товарища, который рядом с тобой работал раньше на фабрике, не хочет ли он также поехать с тобой в Германию? Если бы он вместе с тобою поехал на работу, это было бы для тебя очень хорошо.
Отец!
Объяснил ли ты своему сыну, что в Германии дают работу и хлеб? Иди с ним на ближайшую Биржу труда или в местную комендатуру. Там вы получите точные, сведения о порядке направления на работу в Германию.
Мать!
Твоя дочь едет в Германию, чтобы получить там работу и хлеб. Почему же не едет с нею дочь твоей сестры? Она ведь сильна и здорова. Ты, вероятно, еще не сказала ей о возможности получить работу в Германии. Если она поспешит заявить на ближайшую Биржу труда или в Местную комендатуру о своем желании работать в Германии, она успеет еще поехать вместе с твоей дочерью.
Рабочие, едущие в Германию!
Зовите с собой ваших братьев, сестер и друзей! Вы только подумайте! Ведь вместе можно ехать, вместе работать и вместе в свободное время петь заши красивые народные песни, играть ваши прекрасные мелодии, веселиться и танцевать ваши народные танцы!
РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1184. Л. 8.
ВОСПОМИНАНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ РККА И Л] ПРОЖИВАВШИХ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОР
1. Воспоминания генерал-лейтенанта в отставке И.М. Ковалева. В битве за Кавказ командовал 71-м стрелковым полком Иркутской стрелковой дивизии, майор РККА.
На мой взгляд, наши потери в битве за Кавказ были в 8-10 больше чем у противника, особенно в период оборонительных в течение пяти месяцев (25.07.42 - 03.01.43 г.).
ГАГС. Ф.Р-278.0п. 1.Д. 101
Советские полки и дивизии были в этих боях на Кубани совершенно беззащитны как на земле, так и с воздуха. В полках, напр 30-й Иркутской дивизии кроме винтовок, небольшого количества ручных гранат, да нескольких бутылок с горючей смесью, ничего не было. Наша 45-мм противотанковая пушка могла поражать танки врага только по корме, т. к. снаряды ее рикошетировали, противотанковых средств совсем не было. Зная об этой нашей немощи, гитлеровцы буквально издевались над нами, самолеты беспрерывно летали над нашими головами и безжалостно расстреливали нас, а танкисты на нас как на параде с открытыми люками. Это было не сражение, война, а самое настоящее побоище, сравнимое лишь с тем, когда здоровый верзила избивает малыша. Немудрено, что противник cметал танково-авиационным тараном все на своем пути и захватил с ходу 9 августа Майкоп, а 12 августа Армавир, станицу Белореченскую и после ожесточенного боя в течение недели (5-12 августа) столицу Края - Краснодар.
ГАГС. Ф. Р-278. Оп. 1.Д. 101.
В садах совхоза Калинине (мой) 71-й полк получил пополнение - краснодарских мальчишек около 800 человек 1924 года рождения. Мы их быстро распределили по ротам, покормили и кое-как, не всех, вооружили. Так они, ни разу не стрелявшие, совсем не обученные военному делу, начали воевать с винтовкой на двоих и одной o6oмой патрон. Им предстояла задача захватить еще оружие у врага. Moжеье себе представить состояние этих юных новобранцев... Вскоре я узнал, что эти новобранцы получили наказ от своих родителей бороться с немцами только в городе и через Кубань не уходить вместе с армией. В результате этого и, конечно, потерь за неделю в боях за Краснодар утром 13 августа на рубеже Тахтамукай и Энем в полку из 800 краснодарцев осталось не более 200 человек.
ГАГС. Ф. Р-278. Оп. 1. Д. 10!.. Л. 7.
Фронтовики в то время и до перестройки в 90-х годах ничего не знали о совершенно секретных приказах Сталина, дополняющие приказ 227. Сталин создал в каждой армии штрафные батальоны для рядовых, а во фронтах - для офицеров и генералов. Вся тяжесть этих приказов Верховного легла на плечи многострадальной пехоты, где воин и так живет в бою как мотылек несколько часов, а иногда сутки, т.к. не выдерживает участия в 2-3 атаках: погибает или по ранению покидает строй. Только она, именно пехота, была всегда впереди других родов войск, а с противником с глазу на глаз. Все другие рода войск Красной Армии были за ее спиной на разном удалении от переднего края. Так было всегда во всех войнах. Теперь же сзади каждой стрелковой дивизии на Сталинградском и Кавказском направлениях были заградительные отряды, вооруженные современным оружием, из войск НКВД с задачей расстреливать каждого рядового или командира, кто сделает шаг назад, покинет свой окоп без приказа Верховного - Сталина. Советский боец оказался между двух смертей: с фронта - со стороны противника, а тыла - со стороны своих частей НКВД. Он имел право только умирать, даже если он оказался без оружия и боеприпасов.
ГАГС. Ф. Р-278. Оп. 1. Д. 101. Л. 17.
2. Воспоминания Филимоновой Лидии Андреевны
Зачислили меня в 53-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, и в должности третьего номера я прослужила целый год. Сперва мы дислоцировались в районе Туапсе, прикрывая нефтебаки, кстати, если немецкие самолеты пробивались через наш заградительный огонь и взрывали резервуар, то наши командиры шли сразу в штрафной батальон. Затем нас перебросили в Джанкой. Прибыли мы туда как раз после боя, громадная площадь, усыпанная разлагающимися трупами людей и лошадей. Дышать невозможно, одели противогазы и заняли позицию посередине этой площади. Зарыли в щель все снаряды, так как в случае попадания снаряда противника по ним может быть уничтожена вся батарея. Отрыть для себя щели не успели, в 22:30 качался напет немецкой авиации. С различных мест с земли стали подниматься сигнальные осветительные ракеты, вызывающие огонь на себя, это действовали немецкие лазутчики, как правило, местное жители; наше командование снимало иногда целые расчеты для того, чтобы выловить и уничтожить диверсантов. Предателей было очень много и в Крыму, и на Украине, и на Кубани. Когда мы освободили Темрюк, то увидели пустыми целые городские кварталы: все ушли с немцами, а кто остался относился враждебно, даже воды нагреть не давали.
Из интервью с Л.А. Филимоновой от 12.02.2001 г. // Личный архив Черкасова A.A.
3. Воспоминания Фролова Михаила Филипповича
В период наступления наших войск на Кубани особое внимание уделялось гражданам, сотрудничающим с немецкой властью. При заходе в деревню я сразу же направлял разведгруппу по хатам, и дни вылавливали всех полицаев и старосту. Задержанные без долгих разговоров ставились к стенке и расстреливались. Уловив суть происходящего, другие полицаи в период вступления в ст-цу передовых армейских частей прятались в отдаленных местах и лишь после прихода НКВД с повинной возвращались в деревню. Из явившихся с повинной наши формировали штрафные отряды и использовали их на фронте.
Из интервью с М.Ф. Фроловым от 15.03.2001 г. // Личный архив Черкасова АА.
4. Воспоминания Шарафетдиновой Марии Трофимовны (в девичестве Ркбоволова)
Летом 1942 года немецкие войска (мотоциклы и танки) вошли в нашу ст-цу Лабинскую Краснодарского края. Население встречало немцев по-разному: одни с нескрываемой тревогой, а другие с хлебом-солью. В числе последних был и наш сосед Доморов Борис, который вышел к обочине дороги, по которой ехала немецкая техника, и держал на полотенце каравай хлеба. Однако немцы не останавливались, а продолжали движение, разбрасывая станичным детям, в числе которых была и я, пригоршнями конфеты, вызывая у нас неописуемый восторг.
Практически вместе с немцами в Лабинскую вошли украинские и латышские жандармы, которые преследовали цель уничтожения еврейских беженцев в основном с Украины; сами же немцы нам ничего плохого не делали, ни в каких карательных операциях, расстрелах участия не принимали. Расстрелы производились жандармами на поле аэродрома, сначала жертвы выкапывали круглую глубокую яму, потом следовал расстрел, и случалось, еще живых закидывали землей. Всего там было уничтожено 5,5 тыс. евреев. Самыми жестокими из жандармов были бандеры (бандеровцы. - А.Ч.).
В центре ст-цы находился большой каменный дом на восемь семей, в который поселился немецкий бургомистр. В этом же доме проживали директор конного завода Морозов Николай Иванович и жена его Валентина Николаевна, директор школы, преподававшая немецкий язык. Какие дела были у Николая Морозова, я не знаю, но Валентина поступила к немцам в качестве переводчицы в отдел жандармерии и участвовала в допросах. Как-то попал в плен наш лейтенант, фамилию которого я не помню, жандармы его пытали, иглы под ногти втыкали, пальцы дверьми прибивали, а Валентина переводила. Каким-то образом лейтенанту удалось бежать и он добрался до своих. Уже после отступления немцев с территории Кубани этот лейтенант случайно обнаружил Валентину Николаевну в Краснодарском военкомате, где она уже устроилась работать уборщицей. Лейтенант ее опознал и выдал НКВД. Морозова за свою работу переводчицей в жандармерии получила в 1946 году 25 лет лагерей.
Незадолго до отступления немцев председатель нашего колхоза Холхунов, бывший командиром партизанского отряда, послал к нам в ст-цу своего заместителя с целью выяснить, как население живет. А он предал всех, около 50 с лишним семей; нам был вынесен приговор, и уже назавтра нас должны были расстрелять, однако подоспела Красная Армия и нас освободили. Предателя тут же поймали, привели к месту добычи строительной глины, а это была яма метров i 5 в глубину, и кинули живым, после чего засыпали. После этого последовал запрет на добычу глины в этом месте.
Немцы уезжали очень показательно: так как была уже зима, солдаты накутывали на себя одеяла, из соломы плели какое-то подобие обуви. Отличие от того, как они приходили, было разительное. Части же жандармов были брошены на произвол. Немцы говорили: «Ви русский свинья. Ви свой продали, а нас тем более. Ви нам сейчас более не нужны».
Из интервью с М.Т. Шарафетдиновой от 12.02.2001 г. // Личный архив Черкасова A.A.
5. Рукопись Котенко Ивана Дмитриевича (проживавшего в селении Солох-Аул Сочинского района)
В ожидании прихода немцев в Солох-Ауле был организован партизанский отрад, командиром которого был председатель колхоза им. Кирова Смолякец Петр Кондратьевич, его заместителем председатель сельсовета Ильяшенко Яков Егорович и радистом автор (И.Д. Котенко. - А.Ч.). Так наш отряд получил оружие, продовольствие в основном консервное, две радиостанции и сухое питание к ним. Все это было заготовлено с расчетом на один год, соблюдая при этом строгую экономию. И надо сказать, что все это пряталось нами в горах в разных удобных местах, кроме оружия, и то запас гранат и патронов - это было в тайниках. Однако среди нашего населения солох-аульского сельсовета нашлось 13 человек, которые явно выражали свою радостную встречу с фашистскими войсками. Вот эти 13, да еще подозреваемых набралось 5 человек, на них были составлены списки и для каждого такого элемента был назначен партизан с нашего отряда с заданием - как только немецкие войска захватят перевал и подойдут к селу Бабук-аул. то в это время мы сами этих 18 человек убиваем с той целью, чтобы по возможности сократить число предателей наших семей. Но к счастья этого не произошло (Немцы не взяли Бабук-аул.-А.Ч.).
Копия рукописи Котенко И.Д. // Личный архив Черкасова A.A.
6. Воспоминания Домашева П.Д. и Сергеева Г.В. о действиях партизанского отряда «За Родину» (Тульский район)
Участие партизанского отряда «За Родину» в боях с немцами, полицаями и «платовцами»...
Бургомистр ст-цы Тульской Петрусенко...
Партизаны вступили в истребительный батальон и несколько раз ходили на борьбу с бандами, организовавшимися в лесах из бывших полицейских и других врагов народа.
ГАКК. Ф. Р-807. Оп. 1. Д. 26. Л. 15, 19, 20.
7. Воспоминания Прокопец Т.Я. о действиях партизанского отряда Красногвардейского района Адыгеи
Район действия нашего отряда - Куринские леса. 8 сентября 1942 г. немцы подтянули к Куринским лесам карательный отряд им. генерала Платова. В отряде находилось около 1900 человек, вооруженных пулеметами, минометами и автоматами. Отряд партизан состоял всего из 70 человек, но мы занимали очень выгодную позицию. Нас защищал лес, немцы боялись далеко уходить в глубь, и нам в первом бою удалось уничтожить более 100 человек...
В селе Николаевском старостой был избран бывший работник Живзаготсырья Санько.
ГАКК. Ф. Р-807. Оп. 1. Д. 23. Л. 2,2об.
Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР О злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре и Краснодарском крае
Вскоре после освобождения города Краснодара от немецко-фашистских захватчиков в «Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников» стали поступать материалы о том, что в период оккупации города Краснодара и Краснодарского края германское командование и гестаповцы в лице командующего 17 немецко-фашистской армии генерал-полковника Руоф, начальника карательных органов в городе Краснодаре полковника Кристмана, его заместителя и начальника тюрьмы гестапо — капитана Раббе, офицеров — Пашена, Винца, Ган, штурмшарфюрера Сальте, Сарго, Мюнстера, Мейера Эрих, тюремных врачей гестапо Герца и Шустера, переводчиков Эйкс Якоба и Шертерлана, совместно с предателями Тищекко В. П., Пушкарёвьщ Н. С., Речкаловым И. А., Мисан Г. Н. и Ластовиным М. П., зверски истребили посредством отравляющих газов — окиси углерода — свыше 6 700 человек советских граждан, в том числе женщин, стариков и детей, находившихся на излечении в больницах, диспансерах гор. Краснодара, а также арестованных, содержавшихся в тюрьме гестапо.
По поручению Чрезвычайной Государственной Комиссии местными советским-и органами была произведена проверка некоторых поступивших материалов о злодеяниях немецко-фашистских .захватчиков и было установлено, что на окраине города Краснодара, в районе завода измерительных приборов, в большом противотанковом рву было закопано несколько тысяч трупов советских граждан, отравленных газами и сброшенных туда гестаповцами. Многие трупы советских граждан, обнаруженные в этом рву, были опознаны родственниками — местными жителями города, как находившиеся на излечении в больницах, или как арестованные гестапо.
Медицинской экспертизой в составе врачей Чёрной, Баранова, Куищова, Кособьяна и Хабахпашева, в результате осмотра и вскрытия значительного количества трупов советских граждан, обнаруженных в разных местах противотанкового рва, установлено, что все эти граждане немецко-фашистскими палачами были умерщвлены посредством отравления окисью углерода.
Чрезвычайная Государственная Комиссия все поступившие к ней материалы о чудовищных зверствах немецко-фашистских захватчиков в городе Краснодаре и Краснодарском крае направила Прокурору Союза ССР для расследования и привлечения виновных к уголовной ответственности.


Заседание 14 июля
14 июля с. г. в гор. Н. на Северном Кавказе в Военном Трибунале под председательством полковника юстиции т. Майорова Н. Я. и при государственном обвинителе генерал-майоре юстиции т. Яченине Л. И. началось слушанием дело о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории гор. Краснодара и Краснодарского края в период их временной оккупации.
По настоящему делу преданы суду по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1 «а» и 58-1 «б» Уголовного Кодекса РСФСР (измена родине): Кладов И., Котомцев И., Ластовина М., Мисан Г., Напцок Ю., Павлов В., Парамонов И., Пушкарёв Н., Речкалов И., Тищенко В. и Тучков Г.
Обвиняемых защищают по назначению от суда адвокаты Назаревский А. И., Якуненко В. И., Казначеев С. К.( К участию в судебном следствии привлечена экспертиза в составе главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава СССР д-ра В. И. Прозоровского, главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава РСФСР доцента В. М. Смольянинова, главного судебно-медицинского эксперта Красной Армии проф. М. И. .Авдеева, консультанта Московской судебно-медицинской экспертизы д-ра П. С. Семеновского и судебного химика С. М. Соколова.)
В вечернем заседании Военного Трибунала было оглашено Обвинительное заключение.
Обвинительное заключение подробно воспроизводит жуткую картину массовых убийств ни в чём неповинных советских людей, которые были тысячами уничтожены немецко-фашистскими захватчиками, временно оккупировавшими Краснодарский край.
Данными предварительного следствия установлено, что все эти убийства, зверства, насилия и грабежи проводились частями и карательными органами 17-ой немецкой армии под командованием генерал-полковника Руоф.
Непосредственное руководство и осуществление всех этих зверств было возложено на Краснодарское гестапо, во главе с шефом гестапо немецким полковником Кристиан.
В состав гестапо входила особая карательная команда тайной полиции, под наименованием «Зондеркоманда СС-10-а», которая непосредственно и осуществляла все эти злодеяния.
Следствием установлены факты: издевательств над арестованными и сожжения заключённых, содержавшихся в подвалах Краснодарского гестапо; массовых убийств больных Краснодарской городской больницы, Березанской лечебной колонии, а также детской краевой больницы, расположенной на хуторе «3-ья речка Кочеты» Усть-Лабинского района.
Наконец, следствием установлены факты удушения окисью углерода в специально оборудованных автомашинах «душегубках» многих тысяч советских людей.
«Зондеркоманда СС-10-а» представляла собой карательную команду гестапо, насчитывавшую около 200 чел. Начальником указанной «Зондеркоманды» являлся шеф гестапо—немецкий полковник Кристиан, а его непосредственными помощниками в деле истребления советских людей были немецкие офицеры: Раббе, Босс, Сарго, Сальге, Ган, Зрих Мейер, Пашен, Винц, Ганс Мюнстер, немецкие военные врачи тюрьмы и гестапо — Герц и Шустер, а также сотрудники гестапо — переводчики Якоб Эйкс и Шертерлан.
Кроме того гестапо были завербованы и принимали участие во всех зверствах, привлечённые в качестве обвиняемых по настоящему делу, предатели — Тищенко В., Тучков Г., Реч-калов И., Ластовина М., Пушкарёв Н., Мисан Г., Напцок Ю., Парамонов И., Котомцев И., Павлов В., Кладов И.
Произведённым расследованием установлены следующие конкретные факты злодеяний, совершённых в Краснодарском крае немецко-фашистскими захватчиками.
Вскоре после занятия Краснодара, в результате систематических облав и массовых арестов мирных жителей, подвалы Краснодарского гестапо были доотказа переполнены заключёнными. Никакого «следствия» по делам этих сотен и тысяч ни в чём неповинных людей не производилось. Арестованные подвергались самым изощрённым пыткам и избиениям, причём судьбу их лично решал своей властью шеф гестапо полковник Кристман, который и давал приказы о физическом уничтожении арестованных.
Начиная с осени 1942 года, немцы начали применять для уничтожения советских людей специально оборудованные автомашины, которые получили известность среди населения под наименованием «душегубки».
«Душегубки» представляли собой крытые 5—7-тонные грузовики серого цвета с дизельмотором. Эти машины были сбиты внутри оцинкованным железом и снабжены в задней части кузовaдвухстворчатой, герметически закрывающейся дверью. В полу кузова находилась решётка, под которой проходила труба с отверстиями, соединявшаяся с выхлопной трубой мотора. Отработанные газы дизельмотора, содержащие окись углерода высокой концентрации, поступали в кузов машины, вызывая быстрое отравление и смерть от удушения помещённых внутри людей.
По нескольку раз в неделю, а в январе месяце, перед отступлением немцев из Краснодара, по 2—3 раза в день «душегубки» загружались арестованными из подвалов здания гестапо, помещавшегося по улице Орджоникидзе, 61. Погрузкой обычно руководил заместитель шефа гестапо, он же начальник гестаповской тюрьмы, капитан Раббе. Перед этим арестованные раздевались, а затем по 60—80 человек загружались в «душегубку», дверь которой герметически закрывалась, и машина, простояв несколько минут со включённым мотором, направлялась к противотанковому рву, расположенному за заводом измерительных приборов, «Душегубку» обычно сопровождал конвой полицейских из «Зондеркоманды СС-10-а». В противотанковом рву производилась выгрузка и беспорядочное закапывание людей, которые были уже умерщвлены газами в пути следования машины. В машину обычно загружались мужчины, женщины и дети совместно.
Несмотря на то, что немцы пытались законспирировать этот чудовищный метод истребления советских людей, с течением времени жители, проживавшие по соседству с гестапо, а через них и местное население, узнали о назначении этих машин.
Узнали также о «душегубках» и арестованные, которые при посадке в машину начали оказывать сопротивление, оглашая двор гестапо криками и воплями, в связи с чем их вталкивали в машину посредством насилия. Крики несчастных вскоре после того, как включался мотор, постепенно стихали, и находившиеся там люди погибали.
Свидетельница Гажик Евдокия Фёдоровна, наблюдавшая однажды картину насильственной посадки в машину «душегубку» одной арестованной женщины с пятилетней девочкой, показала:
«В этот «автобус» гестаповцы силой вталкивали женщину в возрасте, примерно, около 30 лет. Женщина в машину не шла, сопротивлялась и всё время рвалась к стоявшей сзади девочке 4—5 лет, которая кричала: «мамочка, мамочка, я поеду с тобой». Не сумев осилить арестованную, гестаповец схватил девочку и смазал ей каким-то чёрным полужидким веществом губы и нос. Ребёнок моментально упал в бессознательном состоянии и был брошен гестаповцами в кузов машины. Увидев всё происшедшее, мать подняла истерический крик и бросилась на гестаповца. После нескольких секунд борьбы гестаповцу удалось обессилевшую женщину втащить в машину».
В «душегубках» истреблялись не только арестованные, но и лица, случайно схваченные на улицах при массовых облавах. При раскопке противотанкового рва среди жертв фашистских мерзавцев были обнаружены трупы с корзинками и другими предметами, с которыми погибшие направлялись в город, на базар и т. п. При раскопках противотанкового рва в районе совхоза № 1 было обнаружено множество трупов, впоследствии опознанных родными.
Так, житель гор. Краснодара Коломийцев Николай Кузьмич опознал труп своей жены Коломийцевой Раисы Ивановны, арестованной гестапо 2.II.1943 г. Рабочий завода «Краснолит» Петренко Василий Николаевич опознал трупы своей жены Веры Зиновьевны, сына Юрия 7 лет и дочери Ины 3-х лет. Жена Петренко была арестована вместе с детьми также 2.II.1943 г. Священник Георгиевской церкви гор. Краснодара Ильяшов лично опознал известных ему жителей г. Краснодара — Луганского Кирилла, Головатого Владимира и др.
В августе 1942 г. в Краснодарскую городскую больницу приехал врач гестапо немец Герц, который собрал сведения о численности и составе больных. Вскоре после этого Герц приехал в эту больницу с несколькими немецкими офицерами, которые осмотрели больницу и уехали.
22 августа Герц явился к главному врачу больницы доктору Башлаеву и объявил ему и другим врачам, что, согласно установке, полученной от немецкого командования, больные должны быть «убраны» из больницы. Вскоре во двор больницы прибыла «душегубка», куда начали насильно загонять больных.
В первый рейс было погружено около 80 человек, машина ушла и вскоре вернулась. В течение последующих двух часов машина сделала 4 рейса, забрав свыше 300 больных, которые все были умерщвлены указанным выше способом, а трупы их были выброшены в противотанковый ров у завода измерительных приборов.
Эти факты установлены показаниями очевидцев: Макарова, Кантонистова, Мохно и др.
Так, свидетель Мохно показывает:
«Сделав несколько рейсов, эта же машина подошла и к корпусу, где были больные мужчины. От немецкого офицера поступило распоряжение — всех мужчин, могущих как-либо передвигаться, раздеть и выводить их к машине. Здесь опять поднялся шум, стоны и крики больных, но немцы зверствовали, они хватали их и вталкивали в машину, а тяжело больных на носилках выносили, и немцы тоже бросали в машину».
Однажды в момент погрузки больных в машину на территорию больницы явился за справкой задолго до того выписавшийся из больницы житель г. Краснодара Иван Иванович Котов. Один из немецких офицеров, наблюдавших за погрузкой, увидев Котова, схватил его и втолкнул в «душегубку». В дальнейшем, когда дверь машины захлопнулась и машина двинулась, то Котов, почувствовав удушье, порвал сорочку и, смочив её собственной мочой, закрыл себе рот и нос. Через некоторое время он впал в бессознательное состояние и очнулся уже в противотанковом рву, где он лежал среди беспорядочно сваленных трупов. Выбравшись из рва, Котов возвратился домой. На следствии Котов показал:
«...Немец, стоявший у машины, с непонятными мне выкриками бросился на меня, схватил сзади за воротник пиджака и втолкнул меня в машину. Когда я был брошен в машину, там уже находилось много людей. Сколько их было, не могу сказать. Здесь были мужчины и женщины. В машине было очень тесно. Люди стояли, прижавшись друг к другу. В машине стояли стоны, крик, плач, люди совершенно обезумели, видимо, предчувствуя, что немецкие варвары готовят нам кошмарные пытки и смерть. За мной в машину были брошены ещё человек пять, после чего дверь машины захлопнулась, и через несколько минут машина двинулась с места. Во время движения я почувствовал, что начинаю задыхаться. Я сорвал с себя рубашку, смочил её мочой и закрыл ею рот и нос, после этого я сразу почувствовал облегчение».
После истребления больных Краснодарской больницы в ней было оставлено лишь 20 коек, "на которые принимались новые больные. Однако фактически это отделение больницы явилось ловушкой, так как врач гестапо Герц дважды приезжал за новыми больными, поступавшими в это отделение, и также увозил их в «душегубке».
5 сентября 1942 г. этот же гестаповец Герц явился в Березавскую лечебную колонию и объявил главврачу этой колонии Кирееву, в присутствии врача Шаповаловой, что 7 сентября прибудет машина за больными, которых также нужно истребить. Киреев попросил Герца не забирать хотя бы выздоравливающих, занятых на сельскохозяйственных работах. Герц на это согласился и дал распоряжение выздоравливающих вывести в отдельное помещение. Утром 7 сентября «душегубка» прибыла в колонию и в неё начали грузить больных женщин, предварительно раздевая их донага. Многие из больных пытались сопротивляться, но их силой заталкивали в «душегубку».
В общей сложности из Березанской колонии было таким образом вывезено и истреблено 320 больных, трупы которых были засыпаны в противотанковом рву, расположенном в 5 клм. от колонии.
Через несколько дней после этого в колонию прибыла группа немцев, во главе с офицером из гестапо Гансом Мюнстером. Эта группа разграбила все материальные ценности и продукты, принадлежащие колонии.
В октябре 1942 г. BI колонию было доставлено из Краснодара 17 больных, которые впоследствии также были истреблены в «душегубке». Что же касается выздоравливающих больных, которые были оставлены по разрешению Герца, то 20 октября 1942 г. их по приказу Ганса Мюнстера погрузили в количестве 60 чел. в грузовик и вывезли к противотанковому рву, где они и были расстреляны. Перед этим одна из больных, по имени Маруся, в исступлении закричала: «Придут наши и отомстят за нас». Мюнстер избил эту больную прикладом винтовки, до крови искалечив ей лицо и голову. Больной Добунцов пытался бежать, но был убит выстрелом из винтовки.
В сентябре 1942 г. немцы таким же образом организовали истребление больных детей, находившихся в детской краевой больнице, помещающейся на хуторе «3-ья речка Кочеты», Усть-Лабинского района, Краснодарского края. В указанной больнице поселились офицер гестапо Эрих Мейер и переводчик Якоб Эйкс.
21 сентября 1942 г. к больнице подъехала одна «душегубка» и одна легковая машина, в которой прибыл врач Герц и с ним ещё несколько немцев. В «душегубку» были в одних трусиках и майках помещены 42 больных ребёнка, которые были истреблены указанным выше способом. Трупики детей были сброшены в специальную большую яму, вырытую ешё за несколько дней до этого в районе хутора «Чернышевка» местными жителями, по приказанию Мейера и Эйкса, якобы, для установки зенитного орудия.
В процессе предварительного следствия по настоящему делу в 13 пунктах были разрыты ямы с закопанными в них трупами жертв немецко-фашистских палачей и была произведена судебно-медицинская экспертиза. Из огромного количества обнаруженных в этих местах трупов были подвергнуты судебно-медицинскому исследованию 623 трупа, из них 85 трупов детей, 256 трупов женщин и 282 трупа мужчин, в том числе 198 трупов стариков.
На основании всесторонних судебно-медицинских, судебно-химических и спектроскопических исследований, экспертная комиссия, в составе главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрав СССР д-ра Прозоровского В. И., главного судебно-медицинского эксперта Наркомздрава РСФСР доцента Смольянинова В. М., главного судебно-медицинского эксперта Красной Армии д-ра медицинских наук профессора Авдеева М. И., консультанта московской городской судебно-медицинской экспертизы д-ра Семеновского П. С. и судебного химика Соколова С. М., — пришла к заключению, что причиной смерти в 523 исследованных случаях было отравление: окисью углерода, a в ста случаях смерть наступила в результате огнестрельных пулевых ранений, нанесённых в подавляющем большинстве случаев в голову.
В своём заключении комиссия экспертов указывает, что смертельное действие окиси углерода безусловно могло иметь место при поступлении отработанных газов от дизельмотора в закрытое помещение.
Комиссия констатировала:
«Если источник поступления окиси углерода (в том числе и выхлопные газы) находится в закрытом помещении, то концентрация окиси углерода в1 этом помещении нарастает чрезвычайно быстро, что может привести к наступлению смерти даже в течение нескольких минут (до 5—10)».
Таким образом, материалы судебно-медицинской экспертизы полностью подтвердили полученные предварительным следствием данные о массовом зверском уничтожении органами гестапо советских граждан, содержавшихся под стражей в Краснодарском гестапо, а также и других мирных жителей, больных, как взрослых, так и детей, находившихся па излечении в Краснодарской больнице, Березанской лечебной колонии и Краевой детской больнице.
Общее количество советских граждан, удушенных путём применения машин-«душегубок», достигает 7 000 человек.
Обвинительное заключение также излагает установленные обстоятельства массовых арестов и истязаний советских граждан в Краснодарском гестапо.
В подвалах гестапо ежедневно производились избиения заключённых. Гестаповцы зверски избивали их шомполами, палками и ногами, загоняли им под ногти булавки и т. п. После этих пыток арестованные сбрасывались в подвалы в бессознательном состоянии и обезображенные до неузнаваемости. Особенно изощрялся в отношении истязаний арестованных шеф Краснодарского гестапо полковник Кристиан и врач гестапо Герц. Свидетельница Мирошникова, содержавшаяся некоторое время в гестапо, показала:
«За время моего пребывания в камере 1-1 Краснодарского гестапо я была очевидцем, когда с допроса в камеру сильно избитыми возвращались Бронник Вера, Яценко Ирина, Григорьева Груня и целый ряд других советских девушек и женщин. По их рассказам, офицеры гестапо избивали их плетьми, ногами, предварительно раздев догола. Некоторые из них при допросе были изнасилованы. Возвращаясь в камеру, девушки были покрыты сплошными кровоподтёками и струпьями запекшейся крови, некоторых из них в таком состоянии бросали в одиночки, где лишали воды или выдавали сильно солёную воду».
По показаниям свидетельницы Гажик, из подвалов, где содержались заключённые, систематически доносились вопли о помощи. Нередко приходилось слышать, как заключённые кричали: «Дайте глоток воды или хотя бы кусочек хлеба. Умирают дети!»
Перед своим бегством из гор. Краснодара, вызванным наступлением Красной Армии, гестаповцы осуществили новое чудовищное злодеяние.
10.II.1943 г. здание гестапо было подожжено отрядом «Зондеркоманды СС-10-а», под руководством офицера Гана. Быстро распространившееся пламя и взрывы предварительно заложенных мин сделали невозможным спасение заживо горящих заключённых. Из пламени удалось выскочить только одному заключённому, фамилия которого осталась неизвестной, так как он вскоре скончался в результате перенесённых пыток и полученных при пожаре ожогов, что подтверждается показаниями свидетелей Рожковой, Добровой, Гажик и обвиняемого Пушкарёва.
В общей сложности, количество арестованных советских граждан, погибших мучительной смертью при поджоге здания гестапо, достигает 300 человек. Некоторые из числа обгоревших трупов, обнаруженных потом н подвалах гестапо, носили на себе следы чудовищных пыток и издевательств. Так, например, среди этих трупов был обнаружен труп неизвестного мужчины средних лет с отрубленными руками.
В своём зверском стремлении истребить как можно больше советских граждан немецко-фашистские бандиты не остлнавливались перед самыми гнусными провокациями. Так, например, однажды населению города было объявлено, что на Hовом базаре будут продаваться мясные отходы (требуха). Поверив в это объявление, голодные жители собрались в указанном месте. Вместо мясных отходов туда прибыла крытая машина с полицейскими и немецкими солдатами, доставившая неизвестного краснофлотца, которого тут же в присутствии собравшихся повесили на столбе. В последний момент краснофлотец, обратившись к плачущей толпе, закричал: «Не плачьте! Палачи народа ответят тысячами своих жизней. Скоро наши придут и за всё отомстят».
В другом случае населению города было объявлено немецким командованием, что несколько тысяч пленных бойцов Красной Армии, якобы, будут проведены через город и что населению разрешено оказать им помощь продовольствием. В связи с этим большое количество жителей гор. Краснодара вышло навстречу, захватив с собой подарки и продукты, но вместо советских военнопленных им навстречу были пущены автомашины с немецкими ранеными солдатами, причём тут же была произведена фото- и киносъёмка, которая, по замыслу немецких провокаторов, должна была иллюстрировать «встречу», якобы, устроенную советскими гражданами немецким солдатам.
Подводя итоги чудовищным злодеяниям, установленным произведённым расследованием, обвинительное заключение указывает, что всю полноту ответственности за зверства и злодеяния, учинённые в период оккупации гор. Краснодара и Краснодарского края, за пытки и издевательства, за массовые расстрелы и истребление изуверскими методами, [путём удушения газами в специально приспособленных машинах, за сожжение и др. виды умерщвления ни в чём неповинных советских граждан, в том числе стариков, женщин и детей, -несут руководители разбойничьего фашистского правительства Германии и немецкого командования, а в частности, командующий 17 армией генерал-полковник Руоф, а также непосредственные исполнители этих злодеяний:
Кристман — полковник, шеф Краснодарского гестапо.
Раббе — капитан, заместитель шефа гестапо.
Сальге — офицер гестапо.
Сарго — офицер гестапо.
Пашен — офицер гестапо.
Босс — офицер гестапо.
Винц — следователь гестапо.
Ган — офицер гестапо.
Мюнстер Ганс —офицер гестапо.
Мейер Эрих — офицер гестапо.
Герц — врач гестапо.
Шустер — врач гестапо.
Эйкс Якоб — сотрудник гестапо.
Шертерлан — сотрудник гестапо.
Наряду с ними обвиняются во всех этих зверствах « злодеяниях привлечённые в качестве обвиняемых по настоящему делу: Тищенко В., Тучков Г., Речкалов И., Ластовина М.г Пушкарёв Н., Мисан Г., Напцок Ю., Парамонов И., Котом-цев И., Павлов В., Кладов И.
Все они на предварительном следствии признали себя виновными в .предъявленных им обвинениях и дали подробные показания о своей предательской деятельности и соучастии в зверствах немецко-фашистских оккупантов.
Всем обвиняемым предъявлены обвинения по ст. 58-1 «а» и ст. 58-1 «б» Уголовного Кодекса РСФСР. Дело слушанием продолжится несколько дней.

Продолжение заседания 14 июля
ГОРОД Н., 14 июля. После короткого перерыва Военный Трибунал приступает к допросу обвиняемых. Первым допрашивается подсудимый Тищенко. Это — прожжённый изменник, добровольно поступивший на службу в немецкую полицию, переведенный в гестапо — вначале старшиной «Зондеркоманды» и, наконец, следователем гестапо.
Представитель государственного обвинения генерал-майор юстиции тов. Яченин спрашивает подсудимого, какова была система работы гестапо. Тищенко вынужден признать, что в гестапо полностью и безраздельно действовал дикий разнузданный произвол, система массового истребления советских людей.
Прокурор: Расскажите об этом конкретнее и подробнее.
Тищенко: Арестованным в гестапо никаких обвинений не предъявляли, свидетелей не вызывали, очных ставок не делали. Офицеры допрашивали в сильно нетрезвом виде, били арестованных шомполами, палками, плетьми, коваными сапогами, вырывая волосы, срывая ногти. Офицеры Кристман, Раббе, Сальге, Сарго и другие насиловали арестованных женщин.
Прокурор: Это — система?
Тищенко: Да, система.
Подсудимый Тищенко, всячески пытающийся умалить свею роль, признаёт, что он лично избивал арестованных, что по материалам, представленным Тищенко, были расстреляны советские активисты Саркисов и Патушинский, а остальные заключены в концлагери.
Подсудимому задается вопрос о «душегубках» — автомашинах, специально оборудованных для зверского умерщвления советских граждан. Тищенко отвечает подробно, с явным знанием дела. Это были машины грузоподъемностью 7—8 тонн, с двойными стенами и фальшивыми окнами, придававшими им вид автобуса, в задней стенке кузова имелась герметически закрывающаяся дверь. Внутри кузова была сделана решётка, под нею проходила выхлопная труба, по которой отработанный газ поступал из дизеля в кузов. При работе мотора, когда машина стояла на месте, смерть наступала через 7 минут, если машина находилась в движении — через 10 минут. Арестованным стало известно, что в этой машине их ожидает мучительная смерть. Поэтому они всячески сопротивлялись при посадке, кричали и звали на помощь. Гестаповцы вталкивали свои жертвы в машину силой. Посадкой «душегубки» обычно руководили шеф гестапо полковник Кристман, Раббе и другие немецкие офицеры. Тищенко показывает, как однажды на его глазах в «душегубку» загнали 67 взрослых и 18 детей.
Когда на вопрос прокурора о возрасте детей, брошенных в «душегубку», Тищенко отвечает: «от одного года до пяти лет», — в зале раздаются невольные возгласы возмущения. Нет меры возмездия, которая была бы достаточной для гитлеровских детоубийц!
Каждое слово подсудимого изобличает, его, как изменника Родине, оголтелого гитлеровского пособника. Тщетно пытается Тищенко увильнуть от вопроса председателя суда и прокурора — чем собственно объясняется такая его быстрая гестаповская карьера — инспектор полиции — старшина «Зондеркоманды» — следователь гестапо.
Председательствующий: Значит, немцы вам доверяли, если так быстро вас продвигали по службе?
- Да, — отвечает Тищенко, — доверяли.
Тищенко полностью признаёт себя виновным в измене Родине, в том, что он добровольно перешёл на сторону врага, поступил на службу в немецкую полицию, а затем в гестапо, принимал участие в слежке за советскими гражданами, в их избиениях и пытках, в их массовом истреблении.
На этом заседание суда 14 июля заканчивается. Объявляется перерыв.
Утреннее заседание 15 июля
Сегодня с утра продолжался допрос обвиняемых. В ходе судебного следствия полностью вскрылась картина чудовищных преступлений немецко-фашистских захватчиков и их пособников — массовое истребление советских людей, истязания, насилия, грабежи, которые совершали изо дня в день гитлеровские негодяи на территории гор. Краснодара и Краснодарского края.
Из 11 обвиняемых десять состояли на службе в так называемой «Зондеркоманде СС-10-а» (особая команда тайной полиции)— в карательном органе гестапо. Все они поступили туда добровольно и ревностно выполняли свои палаческие обязанности, стараясь всячески выслужиться перед немецкими хозяевами. В «Зондеркоманду», так же как и в полицию, немцы вербовали различные уголовные элементы — растратчиков, воров, в своё время осуждённых советским судом и отбывавших наказание (таковы Речкалов, Котомцев, Тучков), бывших кулаков, антисоветски настроенных людей. Это — самые мерзкие человеческие отбросы, лишённые чести, изменники и предатели, ставшие активными пособниками злейших врагов и палачей советского народа.
Утреннее заседание начинается продолжением допроса обвиняемого Тищснко. Этот предатель, выслужившийся до должности следователя гестапо, дополняет свои вчерашние показания новыми фактами кровавой расправы немецких оккупантов над мирными советскими гражданами. Он приводит многочисленные примеры насилий, творимых шефом гестапо полковником Кристианом, офицерами Раббе, Сальге, Сарго и другими над советскими женщинами, рассказывает, , как заключённым в подвалах гестапо людям, страдавшим от жажды, давали солёную воду, как насильно сажали в «душегубки» женщин, а вслед за ними, как поленья дров, бросали маленьких детей. Когда одна из матерей, показывает Тищенко, не вынесла страданий своего ребёнка и бросилась ему на помощь, её сшибли с ног ударом приклада. Ребёнок, которого насильно тащили в «душегубку», укусил немца за руку, другой немец ударом приклада размозжил ребёнку голову. Следующим допрашивается обвиняемый Пушкарёв. Он поступил на службу в гестапо добровольно, вскоре выслужился и был назначен группенфюрером, вместе с другими гестаповцами выезжал в станицы.
Прокурор требует, чтобы Пушкарёв более подробно рассказал об этих поездках.
- Нас снабдили фальшивыми документами, — показывает Пушкарёв, — и отправили по станицам под видом военнопленных, освобождённых из лагерей. Нам дали задание выявлять советских активистов и людей, сочувствующих партизанам. Во время поездки я был свидетелем расстрела немцами 20 мирных жителей в Анапе. Их предварительно раздели, пинками загнали в яму и расстреляли в упор из автоматов.
Прокурор спрашивает обвиняемого, что ему известно о злодеяниях гестапо. Пушкарёв приводит ряд фактов — один чудовищнее другого. Однажды в гестапо привезли целую семью — больного мужа, жену и 10-летнего ребёнка. Мужчину, несмотря на то, что он был болен и не мог самостоятельно двигаться, отнесли на руках в подвал и полуголым бросили на нары. Стояли сильные заморозки, часовой слышал раздававшиеся из подвала стоны и крики о помощи, к утру они затихли, больной замёрз.
Как группенфюрер, Пушкарёв часто бывал караульным начальником.
Прокурор: То-есть обеспечивали охрану жертв гестапо?
- Да,— отвечает Пушкарёв.— Я видел, как людей приводили в гестапо, отправляли на допрос, возвращали в камеры. Они выходили с допроса редко, большей частью их выносили и выволакивали с обезображенными лицами, синяками, кровоподтёками, переломанными конечностями. Особенно свирепствовал шеф гестапо полковник Кристман. Не отставали от него, впрочем, и другие немецкие офицеры.
Из показаний обвиняемого выясняется, что Пушкарёв был весьма «требовательным» к своим подчинённым группенфюрером. «Это вам не советская власть, нас немцы воспитали иначе», — сказал он одному из своих подчинённых. В декабре был случай. Только что арестованная гестапо женщина пыталась бежать, это ей могло удасться, но, желая выслужиться перед немцами, группенфюрер Пушкарёв дал команду стрелять, а когда полицейский замешкался — выхватил у него винтовку и сам застрелил женщину.
Обвиняемый Пушкарёв полностью подтверждает показания других обвиняемых о «душегубках». Его показания особенно важны, так как он принимал непосредственное участие в погрузке арестованных в эти страшные машины.
- Руководили погрузкой,—показывает Пушкарёв, — Кристман, Раббе, Ган, доктор Герц и другие немецкие офицеры. Сначала в машины загоняли женщин, потом мужчин. При мне в машину бросили 11 детей, в том числе грудных. Стоял невообразимый плач и стон. Кто сопротивлялся, тех избивали до полусмерти и бросали в машину насильно. Затем запирали дверь и включали мотор.
Пушкарёв из зондеркомандовцев последним ушёл из помещения гестапо перед бегством немцев из Краснодара. Он участвовал ещё в одном страшном злодеянии немецких оккупантов.
- Перед уходом немцев, — показывает Пушкарёв, — в камере было полно арестованных. Стоя в карауле, я слышал выстрелы и крики в подвале. После того, как оттуда вышли немецкие офицеры, из окон подвала вырвалось сильное пламя. Я понял, что офицеры подожгли здание вместе с находившимися в нём арестованными. Крики усиливались, стали душераздирающими и, наконец, постепенно затихли.
Прокурор: Зачем вы были поставлены на пост, для чего находились в карауле? Для того, чтобы помешать несчастным жертвам спастись?
Пушкарёв: Да, когда люди сгорели, караул сняли.
Показаниями Пушкарёва вскрываются мерзкие провокации немецких оккупантов. Людей, уничтоженных самими гестаповцами, оккупанты пытались представить «жертвами советской власти». Однажды, показывает Пушкарёв, немцы распустили слух, что через город пройдёт партия русских военнопленных, которым можно давать продукты. Когда народ собрался на улицах — пустили навстречу автомашины с немецкими ранеными и организовали фотографирование и киносъёмку. Эта инсценировка должна была изображать встречу раненых немецких солдат населением Краснодара.
Заканчивая свои показания, Пушкарёв говорит, что, как ему проболтался в нетрезвом виде следователь Винц, незадолго до отступления немцев был получен секретный приказ командующего 17-й немецкой армией генерал-полковника Руоф: при отходе из Краснодара не оставить от города камня на камне, сжечь всё, истребить как можно больше советских граждан, а остальных угнать с собой.
Успешное наступление Красной Армии помешало гитлеровским извергам в полной мере осуществить этот злодейский замысел.
Допрашивается подсудимый Речкалов. Растратчик и вор, дважды судимый и отбывавший наказание, он добровольно поступил в гестапо.
— Для чего вы это сделали? — спрашивает прокурор.
— Искал работу полегче, а заработок побольше, — объясняет Речкалов.
Как, и другие обвиняемые, Речкалов выезжал на облавы, охранял арестованных, старательно делал всё, что приказывали ему немецкие палачи. Однажды он сопровождал «душегубку» к противотанковому рву. Вот что он показал об этом:
- Во время погрузки люди сопротивлялись и кричали. «Что вы делаете, ведь меня ни разу не допрашивали», — кричала одна женщина. Когда погрузка закончилась и машина тронулась, вслед за ней поехали верхом 12 карателей из «Зондеркоманды», в том числе и я. У противотанкового рва машина остановилась, и мы начади выгрузку. Все люди были мертвыми. По трупам было видно, что перед смертью они испытывали страшные муки. У одной женщины в руке была зажата прядь волос, вырванных ею из головы. Среди трупов я видел несколько детских.
Отвратительное впечатление производит обвиняемый Мисан. Невнятной скороговоркой он показывает, отвечая на вопросы суда и прокурора, как он лично участвовал в погрузке в «душегубки» арестованных, в том числе женщин и детей, как добровольно вызывался расстрелять полицейского Губского, которого немцы заподозрили в тайном сочувствии советской власти, и как, выполнив эту палаческую обязанность, завоевал доверие гестаповских офицеров.
Мисан пытается увёртываться, но обвиняемые Парамонов, Напцок, Речкалов и другие тут же на суде изобличают его как тайного агента гестапо, провокатора и шпиона.
Впечатление законченного предателя производит обвиняемый Котомцев. Бывший .военнослужащий, он добровольно сдался в плен и перешёл на сторону врага, поступил на службу в полицию, а затем в гестапо. Котомцев, как он сам показал на суде, участвовал в трёх карательных экспедициях.
— Одну карательную экспедицию, — показывает Котомцев, — возглавлял «сам» шеф гестапо полковник Кристман. Во время этой экспедиции была повешена одна неизвестная девушка, заподозренная в том, что она поддерживает связь с партизанами; всё же остальное население было выгнано с хутора.
- Как же отблагодарило вас немецкое командование? — опрашивает прокурор.
Котомцев пытается прикинуться, что не понимает вопрос, но в конце концов отвечает, что получил от шефа гестапо благодарность.
Прокурор: За что? За верную службу немецким оккупантам, за то, что помогали им истреблять советских людей?
- Да, — отвечает Котомцев, сам подводя этим ответом итог своей преступной, изменнической деятельности.
Следующим допрашивается обвиняемый Напцок.
- Знали ли вы, — спрашивает его председательствующий, — что «Зондеркоманда» — это карательный орган гестапо, что его основной функцией являлось истребление советских людей?
- Да, - отвечает обвиняемый, - знал.
- Председательствующий: Следовательно, вы сознательно изменили и перешли на сторону злейших врагов нашего народа?
Напцок (после непродолжительного молчания): Да, сознательно.
Последним на утреннем заседании допрашивается обвиняемый Тучков. Он полностью признаёт, что, поступив на служб. гестапо, всячески старался выслужиться перед немецкими офицерами, активно участвовал во всей террористической а провокаторской работе, которую проводило гестапо на территории Краснодара и Краснодарского края.


Вечернее заседание 15 июля
На вечернем заседании был закончен допрос обвиняемых. Допрашивались Кладов, Парамонов, Павлов и Ластовина. Их показания дополнили новыми деталями картину, нарисованную остальными обвиняемыми. В частности полностью подтверждено всё, что связано с изобретёнными немецкими извергами «душегубками» — специально оборудованными автомашинами для зверского умерщвления людей. Вначале, как показали подсудимые, рейсы этих «душегубок» производились по определённым дням, затем, когда Красная Армия перешла в наступление и немецкие захватчики почувствовали, что скоро им придётся бежать из Краснодара, они начали истреблять советских людей с лихорадочной поспешностью. «Душегубки» заработали с предельной нагрузкой, совершая по нескольку рейсов в день. Всего по неполным подсчетам в них умерщвлено до 7 000 человек, в том числе сотни детей.
Все подсудимые полностью признали себя виновными в предъявленных им обвинениях — активном пособничестве немецким захватчикам, в насилиях и зверствах над населением Краснодару и Краснодарского края. Все они поступили на службу в гестапо, выполняли все злодейские приказы и распоряжения немецких офицеров, непосредственно участвовали в массовом истреблении советских людей.
Подсудимый Ластовина работал санитаром в Березанской лечебной колонии, где находились сотни больных. После того, как немцы вывезли на «душегубках, и умертвили этим изуверским способом большинство больных, они собрали остальных и повезли их на грузовиках к противотанковому рву. Ластовине немцы приказали сопровождать грузовики с обречёнными людьми, и он с радостью согласился.
— Когда сажали в машину, — показывает Ластовина, — больные сопротивлялись, молили о пощаде, но немцы силой вталкивали их в кузов. Одной больной по имени Маруся, которая сопротивлялась особенно сильно и под конец крикнула: «Наши за всё отомстят!»—немецкий офицер разбил голову и бросил женщину в машину. Всех отвезли за 5 километров к противотанковому рву и по пять человек начали вытаскивать из машины. Я их раздевал, а после расстрела сбрасывал в противотанковый ров.
После короткого перерыва суд перешёл к допросу свидетелей. Они нарисовали в своих показаниях страшную картину террористического разгула гитлеровских мерзавцев, невероятных насилий и издевательств, которым они подвергали население оккупированных городов и сёл. Первой допрашивается свидетельница Климова. Она рассказала о том, что ей довелось видеть и пережить, когда она была арестована и брошена в подвал гестапо.
- Женщин, — показывает Климова, — сидевших в нашей камере, приводили после допросов в таком состоянии, что их невозможно было узнать. Как сейчас помню страшный рассказ одной девушки, возвратившейся с допроса. Немецкие офицеры приказали раздеть её и обнажённой привязать к столу. Завели патефон, и пока пластинка проигрывалась, девушку били смертным боем. Потом начался допрос. Поскольку она ни в чём не признавалась, немцы снова завели патефон, и били её до тех пор, пока не была проиграна пластинка. Так продолжалось два часа.
С напряжённым вниманием выслушивается присутствующими показание свидетеля Головатого.
- У меня, — говорит свидетель, — был арестован сын 17 лет, комсомолец. Его взяли в гестапо. С тех пор я его не видел. Лишь после того, как немцы были изгнаны из Краснодара, я увидел сына, но уже мёртвым. В противотанковом рву я нашёл изуродованный, искалеченный труп своего сына. Возле него лежало множество других трупов, в том числе трупы женщин и маленьких детей. Убитые были свалены немцами в противотанковый ров рядами, один на другой. Вместе со мной был рабочий нашего завода, он также обнаружил здесь зверски изуродованные трупы своей жены и маленького ребёнка.
Свидетель изобличает сидящих на скамье подсудимых, как подлейших изменников родине и активных пособников гитлеровцам во всех их кровавых злодеяниях и насилиях, чинимых над советскими людьми.

Утреннее заседание 16 июля
На утреннем заседании 16 июля продолжался допрос свидетелей. 22 свидетеля прошло перед Военным Трибуналом. Среди них — люди, побывавшие сами в лапах гестапо, потерявшие родных и близких, непосредственные очевидцы кровавых зверств фашистских захватчиков.
Утреннее заседание начинается допросом свидетеля Коломийцева.
— В начале февраля, — показывает свидетель, — была арестована моя жена. Увидел я её лишь 28 февраля — мёртвой в противотанковом рву. Её лицо пересекали продольные полосы с небольшой синевой.
Прокурор: Много там было других трупов?
Коломийцев: Тысячи. Бросалось в глаза множество детских трупов, в том числе детей грудного возраста, женщин, дряхлых стариков. На многих были явно видны следы жестоких побоев и пыток. На большинстве трупов не было никаких следов огнестрельных ранений — по всей видимости их удушили каким-то отравляющим веществом.
Прокурор: Что вам до этого было известно о зверствах немцев?
Коломийцев: С первого дня хозяйничания в Краснодаре они начали истреблять советских людей, а в конце января эго приобрело массовый характер. По всему городу были установлены виселицы, вешали также на телеграфных столбах. Так, я помню висевший несколько суток труп мужчины, на груди которого была надпись: «Воровал дрова у Германии». Его повесили только за то, что он взял с кладбища несколько сухих сучьев.
Следующим допрашивается свидетель Петренко.
- Вскоре по приходе немцев в Краснодар, — показывает он, — меня вызвали в гестапо и предложили указать местонахождение известных мне советских активистов. Дали два дня срока. Я не захотел стать предателем .и скрылся из города в одну из станиц, а семья не успела, и гестапо в порядке мести арестовала мою жену и вместе с нею двоих детей.
Прокурор: Сколько им лет?
Петренко: Сыну семь, дочери три.
Прокурор: Продолжайте ваши показания.
Петренко: После освобождения Краснодара от немецких оккупантов я вернулся в город и начал искать свою семью. Где только я не был, побывал во всех подвалах гестапо, пересматривая трупы заживо сожжённых гитлеровцами людей, наконец, бросился к противотанковым рвам. Там не было счёта трупам. Среди них я нашёл жену и дочь. Обе были раздеты. Сына я нашёл спустя две недели в том же рву. Все они, как после выяснилось, были умерщвлены при помощи «душегубки».
Прокурор: Что вы видели в подвалах гестапо, когда искали трупы?
Петренко: Сгоревших заживо людей. По их позам была видно, что перед смертью они страшно мучились и в отчаянии пытались выбраться из подвала.
После Петренко даёт показания старая женщина Агриппина Антоновна Корольчук, живущая невдалеке от противотанкового рва, куда немцы сбрасывали свои жертвы.
— Большие закрытые машины, — показывает Корольчук, — ходили ко рву мимо нашего дома каждый день. Их обычно сопровождали верховые с лопатами. Однажды машина застряла в грязи. Как немцы ни старались её вытащить, у них ничего не вышло. Тогда они загнали нас всех в дом, чтобы мы не смотрели. Но из окна я украдкой видела, как к машине подъехала подвода и. немцы начали наваливать на неё трупы. Навалят, отвезут ко рву, сбросят туда и снова приезжают к машине. Так это продолжалось шесть или семь раз подряд, пока не вывезли всех.
О массовой расправе немецких оккупантов с мирными советскими гражданами говорит в своих показаниях и свидетельница Талащенко, также живущая возле противотанкового рва.
— Среди тех, кого немцы ежедневно привозили на расстрел, было много женщин и детей. У меня и сейчас стоит в ушах их душераздирающий крик: «Боже мой, сколько нас здесь безвинных!..» Ежедневно подъезжала к противотанковому рву и «душегубка», её подводили вплотную к насыпи, открывали дверь и выбрасывали трупы, как дрова, чуть закидывали землёй и уезжали.
Допрашивается свидетель Ильяшев — старик, священник Георгиевской церкви. Он рассказывает о многих русских семьях, у которых немцы отняли кормильца, замучили мать, убили сына или дочь.
— Буквально назавтра после бегства немцев из Краснодара меня пригласили в одну семью, которая переживала, большое горе. Только что привезли труп единственного сына убитого фашистскими палачами. Назавтра я был в семье моего знакомого фотографа Луганского. Ещё недавно мы с ним встречались, а сейчас вот пригласили совершить погребальный обряд.
— Немцы убили? — спрашиваю.
— Немцы, батюшка, будь они прокляты!
— Я не мог совершать обряда — слёзы безудержно катились из глаз, думалось о русских людях, безвинно погибши на своей родной земле от руки немецких извергов. Погибла от их проклятых рук и моя соседка Раиса Ивановна. Я близко знал ее семью — хорошая, дружная и трудолюбивая русская семья. Немцы удушили Раису Ивановну каким-то отравляющим веществом — никаких ран на ней не было, только лицо избороздили красноватые полосы.
— Многие прихожанки рассказывали мне, — продолжает свидетель Ильяшев, — как немцы переодевались в красноармейскую форму и накануне своего отступления ходили по домам и говорили: «Что вы ждёте, граждане, Красная Армия уже здесь, идите и помогайте ей». Доверчивые люди выбегали на улицу, многие брали с собой припрятанное оружие. А немецкие провокаторы вылавливали их и убивали.
Всё, что творили здесь немцы, — массовые репрессии, облавы, истребление тысяч мирных людей — окончательно убедило меня в том, кто такие немцы. Я свидетельствую здесь перед всем русским народом, перед всем миром, что это дикие звери, и нет у меня слов, которые бы выразили всю ненависть и проклятье наше этим извергам!
Ещё об одной немецкой провокации показывает свидетельница Скрынникова:
— Немцы объявили, что такого-то числа, в такой-то час мимо собора проведут большую партию пленных красноармейцев и, мол, кто желает, может передать им продукты. Собрались тысячи людей. Тогда немцы пустили грузовики со своими ранеными, а сами забрались на балконы и телеграфные столбы и защёлкали фотоаппаратами — вот, дескать, как население Краснодара приветствует немецкую армию. Когда грузовики прошли, немцы начали разгонять толпу, применяя насилие и оружие.
С огромным вниманием присутствующие выслушивают показания свидетеля Козельского — врача Краснодарской городской больницы.
— В первые дни оккупации, — рассказывает доктор Козельский, — в нашу больницу явился так называемый немецкий врач, а попросту — гестаповский палач Герц. Он спросил, сколько больных и кто они. Через несколько дней пришла группа немецких офицеров в сопровождении того же Герца. 22 августа по коридорам больницы вновь раздался топот кованых сапог немецкой солдатни. По приказанию Герца в кабинет главного врача собрались все врачи нашей больницы. Герц снял с пояса револьвер, положил на стол и ломаным русским языком спросил:
— Коммунисты, комсомольцы, евреи есть?
Услышав, что среди врачей коммунистов и евреев нет, Герц продолжал:
— Я — немецкий офицер, мне приказано изъять отсюда больных. Немецкое командование приказало, чтобы больных во время войны не было. Они должны быть уничтожены. Как их уничтожат, вас не касается.
Воцарилось гробовое молчание. Лица всех присутствующих были бледны, как мел. Кто-то спросил:
— А как же выздоравливающие? Ведь они скоро поправятся, это почти уже здоровые люди.
- Об этом я скажу вам, — грубо оборвал Герц, — а сейчас приступаю к делу.
Я вышел во двор и увидел, что пока Герц нас собирал -погрузка в «душегубку» уже началась. Первое время больные не догадывались, в чём дело, — им сказали, что перевозят в другую больницу, — но потом догадались. Крики и вопли буквально раздирали душу. «Душегубку» загрузили доотказа — она отвозила свои жертвы и возвращалась за новой партией. За несколько рейсов немцы умертвили более 300 больных. Должен добавить, что, уничтожив больных, немцы оставили в больнице небольшое отделение человек на 20 — это была настоящая ловушка, чтобы привлекать и истреблять новых больных — «душегубка» приезжала еще пару раз и забирала тех, кто попадался в эту ловушку. То же самое, как мне потом стало известно, произошло и в детской больнице «Третья речка Кочеты». Очевидцы рассказывали мне, что, когда детей погрузили и машина тронулась, из кузова раздались приглушённые детские крики и плач. Среди работников детской больницы были люди, которые потом лично узнавали своих маленьких пациентов, зверски умерщвлённых немецкими извергами. Когда была отрыта одна из ям — в ней обнаружили сорок два трупа с метками детской больницы на белье.
Полностью подтвердила эти показания Козельского свидетельница Анохина. Она лишь добавила, что тех больных, которые не могли идти самостоятельно в машину, немцы выносили на носилках и сбрасывали в кузов.
О трагедии, разыгравшейся в Березанской лечебной колонии, показала свидетельница Мохно.
— Однажды в колонию ворвался немецкий офицер и приказал всех больных отправлять во двор. Тем, кто сопротивлялся, скручивали руки. Их избивали и насильно бросали в кузов.
«Русский больной газом капут», — слышала я, как говорил кому-то, ухмыляясь, немецкий солдат.
Свидетельница подробно сообщает также о фактах немецкой провокации:
- Как-то был пущен слух, что на новом базаре будут раздавать мясные отходы — требуху. Собралось много народа — люди за время хозяйничания немцев вконец изголодались. Стоят — ждут. Вдруг подъезжает грузовик, оттуда выводят человека в матросской тельняшке, накидывают ему на шею петлю и собираются вешать: Женщины замерли от ужаса, многие заплакали. Тогда матрос крикнул: «Не плачьте!.. Скоро наши придут и за все отомстят!»
Свидетель Котов — человек, который был брошен немцами в «душегубку» и спасся только благодаря своей исключительной находчивости и хладнокровию.
— Двадцать второго августа, — как показал Котов, — я пришёл за справкой в третью городскую больницу, где раньше находился на излечении. Когда я вошёл во двор, то первое, что мне бросилось в глаза, — это большая автомашина с тёмносерым кузовом. Я не успел сделать и двух шагов, как какой-то немецкий офицер схватил меня за воротник и толкнул в кузов. Там было битком набито людей — некоторые были совсем раздеты, некоторые — в нижнем белье. Дверь захлопнулась.
Я почувствовал, что машина тронулась. Через несколько минут мне стало плохо, я начал терять сознание. В своё время я обучался на курсах ПВХО и сразу понял, в чём дело, — нас травят каким-то газом. Я разорвал рубашку, смочил её мочой и прижал к носу и рту. Стало легче дышать, но все же сознание я потерял. Очнулся я в яме среди десятков трупов. Кое-как выбрался и с большим трудом дополз домой,
Жуткую картину истребления немецкими оккупантами детей воспроизводит в своих показаниях свидетельница Иноземцева — работница детской больницы.
- Тринадцатого сентября, — показывает Иноземцева, — в детскую больницу приехала группа немецких офицеров — Эрих Мейер, Якоб Эйкс и другие. Они остались у нас на несколько дней, шныряли по всем палатам, следили за детьми и медицинским персоналом. 23 сентября, выйдя на дежурство, я увидела во дворе большую тёмносерую машину, внешним видом напоминающую товарный вагон. Высокий немец грубо спросил меня, сколько людей живёт в окрестностях больницы и кто они по национальности. Это оказался доктор Герц — один из самых лютых гестаповских палачей. Приехавшие с ним немцы по его приказу начали грузить детей в машину. Одевать детей не разрешали, хотя и сказали нам, что везут их в Ставрополь — а это путь немалый. Дети были лишь в трусах и майках. Закончив погрузку, палачи захлопнули дверь, и машина тронулась, а следом за ней пошла легковая машина, в которой сидели немецкие офицеры. Через 20—25 минут они вернулись и начали пьянствовать. Никогда не забуду, как маленькие дети — среди ниэ были и годовалые — плакали и кричали, инстинктивно чувствуя, что над ними затевают что-то страшное.
— Прощай, товарищ Сталин, прощайте, нянички, я больше не вернусь! — крикнул один из наших маленьких питомцев Володя Зузуев. Пока я живу на свете— мне не забыть этого страшного дня.
То, что показала свидетельница Иноземцева, полностью подтверждает и свидетельница Попович: 42 ребёнка из детской больницы «Третья речка Кочеты» были зверски умерщвлены немецкими извергами в их дьявольских «душегубках».
Свидетельница Ивко, живущая в окрестностях Краснодара, оказалась невольной очевидицей того, что произошло после того, как «душегубка» выехала за ворота детской больницы
— Как-то приехали к нам немцы, — показывает Ивко, — и заставили жителей вырыть большую яму — сказали, что это для установки зенитного орудия. Ну, мы побоялись ослушаться и вырыли. Через несколько дней около нашей кооперативной .лавки остановилась большая серая машина. Из кабинки выскочил немец и побежал в правление колхоза. Я тем временем подошла к машине — слышу приглушённые стоны. Прислушалась: в самом деле стоны. Заслышав шаги„ я быстро отскочила от машины. Вижу, немец выходит из правления и ругательски ругает нашего учётчика — такой, сякой, русская свинья, где хочешь доставай лопату. Когда лопату достали, машина поехала дальше — прямо к яме, которую мы вырыли несколько дней назад. Минут через 15 туда же проехала и легковая машина с офицерами.
Все мы сразу поняли, в чём дело, и заплакали. Наверное, думаем, повезли негодяи убивать партизан или евреев. А вскоре прибегает девочка, смотрю — на ней лица нет. Оказывается, она была у ямы, поворошила свеженасыпанную землю. С песком зацепила тёмносинюю детскую майку. Потом мы узнали, что здесь немцы закопали детей из больницы «Третья речка Кочеты», которых они удушили газом в свое» «душегубке».
Затем допрашивается свидетельница Рожкова. Вот что она показала:
- Накануне бегства немцев из Краснодара к нам в дом зашёл неизвестный человек. Вернее сказать не зашёл, а заполз. Оказалось, что это пленный красноармеец узбек. Он выбрался из подвала гестапо после того, как немцы подожгли здание. Мы его напоили, уложили отдохнуть, но рее наши старания были напрасны — вскоре он умер.
Прокурор: Как выглядел?
Рожкова: Он был весь изранен и обожжён, челюсть у него была сбита набок.
Прокурор: Успел он вам что-нибудь сказать?
Рожкова: Единственное, что успел сказать, — в камере, где он сидел, было 40 человек, и из всех сорока спасся только он один. А остальные все заживо сгорели.
Последней допрашивается свидетельница Гажик. Она жила рядом с домом, где помещалось гестапо, и часто, подметая улицу, наблюдала, что там творится.
- Я много раз, — показывает свидетельница, — слышала женские крики и детский плач. Они раздавались из подвала гестапо. Часто заключённые слабыми голосами просили «Дайте хоть глоток воды». Когда часовой зазевается, иногда удавалось сунуть в окно через решётку кружку с водой или корку хлеба, и тогда я слышала взволнованные детские голоса: «Не пей, не пей всё, оставь мне хоть немножко».
Через забор я видела, как сажали людей в «душегубку». Я слышала собственными ушами, как пятилетняя девочка, не понимая, что происходит, кричала матери, которую волокли в машину: «Мамочка, я поеду с тобой». Тогда один из немецких офицеров вытащил из кармана тюбик и смазал девочке губы каким-то веществом. Она затихла, и её бросили в кузов. Мать вцепилась ногтями в морду немецкому палачу и укусила его — ей скрутили руки и тоже бросили в машину.
Уходя, немцы поджигали дома — на наших глазах они подожгли здание Госбанка, табачного склада и другие. После взрыва здания гестапо я спустилась в подвал. Первое, что я увидела, был труп с отрезанными руками. Кругом лежали обугленные трупы и рядом с ними — покоробившиеся от жары банки из-под бензина. Трупов было так много, что их я не могла сосчитать. И не только в подвале. Весной нам отвели под огород участок во дворе дома, где помещалось общежитие «Зондеркоманды» — вот этих (свидетельница указывает на скамью подсудимых). Когда начали копать, обнаружили несколько трупов замученных советских людей.
На этом заканчивается утреннее заседание.


Вечернее заседание 16 июля
На вечернем заседании суда представили своё заключение судебно-медицинские эксперты — главный судебно-медицинский эксперт Наркомздрава СССР, директор государственного научно-исследовательского института судебной медицины Наркомздрава СССР доктор В. И. Прозоровский, главный судебно-медицинский эксперт Наркомздрава РСФСР — заведующий кафедрой судебной медицины второго Московского медицинского института доцент В. М. Смольянинов, консультант Московской городской судебно-медицинской экспертизы доктор П. С. Семеновский и судебный химик С. М. Соколов.
Общее заключение судебно-медицинской экспертной комиссии огласил доктор В. И. Прозоровский, который сообщил, что эксгумация трупов жертв немецко-фашистских захватчиков позволила установить следующее:
Трупы располагались в ямах, представляя своеобразные клубки человеческих тел, одни трупы находились в лежачем — горизонтальном положении, с раскинутыми в стороны руками и ногами, то вверх, то вниз лицом; другие трупы были в лежачем положении с полусогнутым туловищем, были трупы и в позе сидящего или стоящего человека, руки, ноги и головы разных трупов так переплетались между собой, что при попытке изъять отдельный труп из ямы извлекалось сразу несколько трупов. Это свидетельствует, что трупы были подвергнуты не погребению, а были беспорядочно сброшены в ямы и закопаны в них.
На трупах мужчин, женщин и детей (в том числе и грудных), как правило, одежда и обувь отсутствовали. В тех же случаях, где одежда была обнаружена, она представляла собой поношенное бельё и ветхое верхнее платье. В некоторых ямах вместе с трупами между ними обнаружены деревянные костыли (протезы), вещи домашнего обихода (корзинки, бутылки и т. п.).
Всего с 1 марта по 26 июня 1943 года было эксгумировано и подвергнуто исследованию 623 трупа.
Судебно-медицинские, судебно-химические и спектроскопические исследования с бесспорностью установили, что причиной смерти в 523 случаях было отравление окисью углерода, а в 100 случаях — огнестрельные ранения головы и грудной клетки.
По ходатайству представителя государственного обвинения суд приобщает к делу акт Краснодарской городской Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников.
Председательствующий объявляет судебное следствие законченным и предоставляет слово представителю государственного обвинения, генерал-майору юстиции т. Л. И. Яченину: Его обвинительная речь с огромным вниманием была выслушана сотнями трудящихся, присутствующих в зале суда.
Речь
государственного обвинителя генерал-майора юстиции тов. Л. И. Яченина
— С чувством глубокой скорби за невинно пролитую кровь тысяч замученных советских людей, — начинает свою речь государственный обвинитель, — с чувством неутолимой ненависти к немецким захватчикам за зверства и насилия, за горе и слёзы нашего народа, я начинаю свою обвинительную речь.
Мы прошли с вами, товарищи судьи, за эти несколько дней процесса по следам зверя. Перед нами раскрылись чёрные провалы противотанковых рвов, превращённых немецко-фашистскими извергами в гигантскую могилу более 7 тысяч мирных советских людей — женщин, детей и стариков. В наших ушах ещё и сейчас стоит стон и предсмертные хрипы растерзанных, удушенных, расстрелянных наших братьев, сестёр и детей.
Коричневая саранча за шесть месяцев опустошила и обездолила богатейший Краснодарский край. Откатившись под ударами Красной Армии, она оставила за собой реки крови, потоки слёз, горы трупов, дым пожарищ, бездну безысходного народного горя.
Краснодарский край — не исключение. Везде, где ни ступит нога фашистского зверя, воцаряется мрачная ночь, гибнет жизнь и в открытые могилы сбрасываются сотни и тысячи ни в чём неповинных людей.
Такова сущность фашизма, такова его людоедская программа в действии.
Ещё до начала войны об этих кровавых планах, с дьявольской откровенностью, говорил гнусный главарь фашистской банды Гитлер.
И его подручные, по его прямому приказу, убивают, душат, грабят, вешают.
Гитлер и его клика годами воспитывали в немцах мораль диких зверей, вытравляя хотя бы малейшие намёки на совесть, честь. Товарищ Сталин 6 ноября 1941 года, характеризуя гитлеровцев, привёл в своём докладе слова Гитлера и Геринга:
«Убивайте, говорит Геринг, каждого, кто против нас,, убивайте, убивайте, не вы несёте ответственность за это, а я, поэтому убивайте!»
«Я освобождаю человека, говорит Гитлер, от унижающей химеры, которая называется совестью. Совесть, как и образование, калечит человека. У меня то преимущество, что меня не удерживают никакие соображения теоретического или морального порядка».
Кончится нашей победой война, будут восстановлены разрушенные здания Краснодара и других наших городов. Вновь расцветут сады и в них зазвенит детский смех. Наша земля залечит глубокие раны, нанесённые этой фашистской ордой, но чёрные ямы противотанковых рвов, похоронившие тысячи человеческих жертв, обгорелые стены здания гестапо, под которыми нашли смерть в огне 300 советских патриотов, тысячи удушенных, расстрелянных, растерзанных, замученных, — вечно будут стоять страшной тенью чудовищных злодеяний и звать нас к неукротимой мести и к расплате.
Враг ещё на нашей земле, он продолжает свои насилия над советскими людьми на захваченной территории. И сейчас, когда я произношу свою речь, где-то в ещё оккупированных немецко-фашистскими варварами районах рокочут моторы «душегубок», вывозящих новые жертвы к подготовленным для них могилам.
Всю полноту ответственности за зверства и злодеяния, учиненные в период оккупации г. Краснодара и Краснодарского края, — говорит далее государственный обвинитель, — за пытки и издевательства, за массовые расстрелы, сожжение и изуверское истребление отравляющими газами, за сожжение и повешение ни в чём неповинных советских людей -стариков, женщин и детей, несут руководители разбойничьего фашистского правительства Германии и немецкого командования.
За эти страшные злодеяния отвечает командующий 17-й немецкой армии генерал-полковник Руоф, за них полностью отвечает палач Краснодара шеф гестапо — полковник Кристман, а также его заплечных дел подмастерья офицеры гестапо— капитан Раббе, Сальге,- Пашен, Сарго, Винц, Гаи, Мюнстер, Эрих Мейер, выдававший себя за врача Герц, и сотрудники гестапо — Якоб Эйкс и Шертерлан.
Переходя к обстоятельствам дела, прокурор устанавливает подлую изменническую деятельность предателей Тищенко, Речкалова, Напцок, Мисана и других подсудимых, привлечённых к ответственности по этому делу.
Прокурор напоминает суду о жутких подробностях пыток, истязаний и массовых убийств ни в чём неповинных людей, которые широко практиковались гестапо Б' Краснодаре и в которых вместе с немцами принимали участие предатели, сидящие сейчас на скамье подсудимых. Говоря о пытках и зверствах немецко-фашистских палачей, государственный обвинитель подчёркивает: самые утончённые пытки, самые жестокие избиения проводил лично начальник гестапо — полковник Кристиан. Все в гестапо знали, что если повели арестованного к шефу, то он будет там замучен.
Государственный обвинитель указывает также и на то, что гестапо в Краснодаре и, так называемая, Зондеркоманда систематически организовывали выезды в станицы и хутора Краснодарского края для истребления советских людей.
— Эти карательные экспедиции, — говорит прокурор, — стоили много крови русским людям. Шестнадцать повешенных советских патриотов в станице Крымская, ни в чём неповинная девушка, повешенная на хуторе Курундупе, массовые избиения, аресты и расстрелы в районе Тёмного Гастагая, повальный грабёж населения, — вот только некоторые вехи кровавого пути, пройденного гестаповцами в Краснодарском крае.
В этих карательных экспедициях принимали самое активное участие подсудимые Пушкарёв, Речкалов, Котомцев, Напцок и Павлов.
Прокурор напоминает суду о чудовищных подробностях пыток и истязаний, которым подвергались жертвы гестапо до того, как перед ними раскрывались двери «душегубок».
— Широким потоком, — говорит прокурор, — вливались в подвалы гестапо всё новые и новые узники. Здесь томились и семидесятилетние старики, и юные девушки, и маленькие дети, захваченные вместе с матерями.
Со звериной жестокостью и чисто немецким хладнокровием проводили гестаповцы массовое истребление советского населения.
Звери, именующие себя носителями технического прогресса, они изобрели специальные машины-«душегубки» для массового истребления людей. Они создали конвейер смерти.
— По неполным подсчётам, — говорит далее прокурор, — основанным на ряде свидетельских показаний, «душегубки» из подвалов гестапо вывезли и уничтожили 6 930 человек.
Прокурор переходит затем к изложению фактов истребления советских людей в больницах и лечебных учреждениях края, которые были превращены фашистскими извергами в ловушки.
Прокурор подробно излагает обстоятельства истребления более чем 300 больных, вывезенных в «душегубках» из Краснодарской городской больницы, 320 больных из Бере-занской лечебной колонии, дополнительно ещё 17 больных из той же колонии и, наконец, 60 человек 'выздоравливающих, которые были вывезены к противотанковому рву и там расстреляны немецко-фашистскими палачами.
Затем прокурор излагает установленные на судебном следствии обстоятельства истребления 42 больных детей, находившихся на излечении в Краснодарской детской краевой больнице, что на хуторе «3-ья речка Кочеты».
- Здесь, — говорит прокурор, — возвращались к жизни и здоровью, окружённые заботой советской власти 42 больных ребёнка, но «душегубка» докатилась и сюда. 21 сентября сюда прибыл немецкий офицер Герц. За несколько дней до этого в колонию прибыли гестаповцы Эрих Мейер и Яков Эйкс. Сами гестаповцы погрузили всех детей в «душегубку» и вывезли со двора больницы.
Мейер и Эйкс еще за несколько дней до этого заставили местных жителей вырыть глубокую яму, якобы, для установки зенитного орудия.
Закончив свои приготовления, детоубийцы приступили к уничтожению детей. Посадка детей сопровождалась трагическими сценами. Полураздетые дети сопротивлялись, молили о помощи, о защите, цеплялись ручонками за санитаров и врачей, некоторые падали в обморок.
Когда после изгнания фашистских разбойников из Краснодарского края представители общественности вскрыли места погребения, их глазам представилось бесформенное месиво переплетённых детских трупиков в майках и трусиках, на которых были штампы детской краевой больницы. Некоторые эти вещи приобщены как вещественные доказательства к делу.
Прокурор напоминает суду, что заключением судебно-медицинской экспертизы, произведшей эксгумацию, осмотр и вскрытие 623 трупов из числа обнаруженных в ямах и противотанковых рвах в г. Краснодаре, Березанской колонии и близ хутора «3-ья речка Кочеты», установлено, что в 523 случаях смерть последовала от отравления окисью углерода и в 100 случаях — от огнестрельных смертельных ранений.
— Немецко-фашистские палачи, — говорит далее прокурор, — не останавливались и перед самыми гнусными провокациями для того, чтобы выявить среди населения г. Краснодара советских патриотов для расправы с ними: Такой кровавой провокацией ознаменовали гитлеровцы и своё оставление Краснодара.
Один из арьергардных отрядов, составленный из людей, владеющих русским языком и одетых в красноармейскую форму, обходил дома жителей Краснодара и призывал молодёжь вооружиться и начать преследование отступающего врага. Кое-кто из доверчивых юных патриотов подались на эту провокацию и заплатили за это своей жизнью.
Можно было бы до бесконечности продолжить этот список провокаций, но в этом нет надобности.
Звериный облик фашистских извергов-кровопийц и без того ясен до содрогания.
Свои последние дни в Краснодаре немецкие варвары отметили самым злодейским актом. Под утро 10 февраля ярко запылало облитое бензином, начинённое зажигательными минами, окружённое усиленной полицейской охраной здание гестапо. Около 300 человек заключённых погибли в пламени. Только одному обожжённому и изуродованному красноармейцу удалось вырваться из огненного ада, и он перед своей смертью рассказал свидетельницам Гажик, Дубровой и Рожковой о последних ужасных минутах узников краснодарского гестапо.
— Чудовищный кровавый вихрь, — говорит далее прокурор, — пронёсся над городами и сёлами Краснодарского края и унёс в могилу десятки тысяч человеческих жизн'ей, но он не сломил ни на минуту духа советских людей и их веры в победу. В момент, когда смерть уже глядела в его глаза, краснофлотец, с накинутой на шее петлей, на площади Краснодара, отбросив пинком ноги в сторону предателя-полицейского, крикнул рыдающим женщинам:
«Не плачьте. Палачи народа ответят тысячами своих жизней. Скоро наши придут и за всё отомстят». И окровавленная, избитая Маруся с Березанской лечебной колонии в последние минуты жизни также бросила в лицо палачам:
«Придут наши и отомстят за нас»:
Пройдут года. На лучшей площади возрождённого Краснодара будет воздвигнут памятник герою краснофлотцу и всем тем безвестным патриотам, которые отдали свою жизнь за нашу советскую родину, за свой великий народ.
Так склоним же головы перед прахом принявших мученическую смерть наших братьев и матерей, наших детей и сестёр и поклянёмся именем их отомстить страшной местью за предсмертные муки, за их кровь, за страшную их судьбу! Поклянёмся до конца выполнить приказ великого Сталина: «...освободить от гнёта немецких захватчиков граждан наших сёл и городов, которые были свободны и жили по-человечески до войны, а теперь угнетены и страдают от грабежей, разорения и голода, освободить, наконец, наших женщин от того позора и поругания, которым подвергают их немецко-фашистские изверги». «Мстить беспощадно немецким захватчикам за кровь и слёзы наших жён и детей, матерей и отцов, братьев и сестёр».
Беспощадная месть, к которой призывает наш гениальный учитель и вождь, свершится; она неминуемо настигнет фашистских зверей, терзавших Краснодарский край, виновников тысяч смертей мирных жителей. Она настигнет и этих гнусных немецко-фашистских пособников, представших сейчас перед судом Военного Трибунала!!
После этого государственный обвинитель перешёл к оценке индивидуальной вины подсудимых. Дав подробный анализ: чудовищных преступлений каждого из подсудимых, прокурор закончил свою речь требованием смертной казни в отношении подсудимых Пушкарёва, Мисан, Напцок, Котомцева, Кладова, Речкалова, Тищенко и Ластовина, преступления которых квалифицированы по ст. ст. 58-1 «А» и 58-1 «Б» Уголовного Кодекса РСФСР.
В отношении подсудимых Парамонова, Тучкова и Павлова, как менее активных пособников главных обвиняемых, прокурор считает возможным не применять смертной казни. Заканчивая свою обвинительную речь, прокурор сказал:
«Сегодня советский закон опускает карающую руку на голову предателей, фашистских наймитов и лакеев. Завтра суд истории, суд свободолюбивых народов произнесёт свой неумолимый приговор над кровожадными властителями гитлеровской Германии и всеми её сообщниками — врагами человечества, повергшими мир в кровавую пучину нынешней войны. Ни одному из них не уйти от беспощадной кары. Кровь за кровь, смерть за смерть!»
Продолжение вечернего заседания 16 июля
После речи государственного обвинителя на вечернем заседании 16 июля председательствующий предоставил слово адвокату т. Казначееву, защищающему по назначению суда на процессе подсудимых Тищенко, Парамонова и Ластовина. Свою речь адвокат т. Казначеев начинает с того, что людоедская сущность фашизма, известная человечеству, ещё до войны, раскрылась, однако, во всей своей омерзительности во время войны.
- Прежде всего мне хочется, — говорит адвокат т. Казначеев, — выразить своё сожаление о том. что главные организаторы и вдохновители этих чудовищных преступлений пока ещё не сидят на скамье подсудимых. Главные обвиняемые по этому делу — это Гитлер и его преступная банда генералов и офицеров немецкой армии, в руках которых лица, сидящие сейчас на скамье подсудимых, являлись тупым орудием выполнения их злодейских указаний и распоряжений.
Признавая всю тяжесть совершённых его подзащитными Тищенко, Парамоновым и Ластовина преступлений, адвокат г. Казначеев просит суд при определении их судьбы учесть их чистосердечные признания и то обстоятельство, что они были лишь выполнителями преступной воли фашистско-немецких убийц.
Затем слово предоставляется адвокату т. Якуненко, защищающему по назначению суда подсудимых Пушкарёва, Тучкова, Котомцева и Кладова. В своей речи адвокат просит суд сохранить жизнь подсудимому Тучкову. В отношении Пушкарёва адвокат просит учесть то обстоятельство, что он сам явился о повинной после освобождения Краснодара от немецко-фашистских захватчиков и полностью сознался в совершённых им преступлениях. Аналогичные просьбы адвокат т. Якуненко выдвинул и в отношении подсудимых Котомцева и Кладова.
- Главная тяжесть преступлений и ответственности, — говорит адвокат т. Якуненко, — лежит на тех, кто, как и их пособники, не уйдёт от суда. Не «группенфюреры» вроде моего подзащитного Пушкарёва, а тот фюрер, который является главным организатором бесчисленных злодеяний и убийств, — Адольф Гитлер и его банда будут сидеть на скамье подсудимых, на грядущем суровом, но справедливом суде.
После речи адвоката т. Якуненко суд объявляет перерыв до утра 17 июля.
Утреннее заседание 17 июля
Утреннее заседание 17 июля начинается речью адвоката т. Назареаского, защищающего по назначению суда подсудимых Павлова, Речкалова и Мисана. Адвокат т. Назаревский, говоря об ужасах шестимесячного пребывания немцев в Краснодаре и Краснодарском крае, обращает внимание суда из то, что немецко-фашистские палачи — основные виновники всех этих чудовищных преступлений и злодеяний — должны нести основную ответственность за всё, что они совершили. Адвокат т. Назаревский говорит:
- Судьба подсудимого Павлова наглядно показывает, к каким страшным последствиям приводит потеря мужества и чувства долга перед Родиной. Здесь первоисточник его падения. Павлов запутался в кровавой гестаповской паутине. Он потерял чувство долга и мужества и стал предателем и изменником. Подсудимого Речкалова потянуло его уголовное прошлое. Но в своих показаниях на суде Речкалов обнаружил, что он искренне до конца осознал всю гнусность своего падения и если ему сохранить жизнь, он не пощадит её, чтобы искупить свою вину перед Родиной.
Подсудимый Мисан также искренне признал свою вину и осознал тяжесть совершённых им преступлений. На этом основании адвокат т. Назаревский просит суд сохранить жизнь его подзащитным.
Так как подсудимый Напцок в начале судебного заседания отказался от защитника, то председательствующий предоставляет ему самому слово для защитительной речи. Но Напцок от этого отказывается. Председательствующий предоставляет последнее слово подсудимым.
Все подсудимые в своих последних словах полностью признают себя виновными, но просят суд учесть, что они являлись лишь выполнителями преступной воли немецко-фашистских убийц и что на службу к немецким палачам они пошли из чувства страха.
Подсудимые просят суд сохранить им жизнь и дать возможность искупить свои кровавые преступления перед Родиной и советским народом. Выслушав последние слова подсудимых, суд удаляется на совещание для вынесения приговора.
Приговор
Именем Союза Советских Социалистических Республик
14—17 июля 1943 года Военный Трибунал Северо-Кавказского фронта в составе председательствующего — председателя Военного Трибунала Северо-Кавказского фронта полковника юстиции Майорова Н. Я., членов: заместителя председателя Военного Трибунала того же фронта — полковника юстиции Захарьянц Г. К. и члена Военного Трибунала фронта — майора юстиции Кострова Н. Н., при секретаре майоре юстиции Гореве Л. А., о участием государственного обвинения в лице военного прокурора, генерал-майора юстиции Яченина Л. И. и защиты по назначению суда, в лице членов адвокатуры Казначеева С. К., Якуненко В. И. и Назаревского А. М., в открытом судебном заседании в гор. Краснодаре, рассмотрел дело о зверствах немецко-фашистских захватчиков и их пособников на территории г. Краснодара и Краснодарского края, по которому обвиняются:
1. Тищенко Василий Петрович—19.14 года рождения, уроженец хутора Бичевая Балка, Павловского района, Краснодарского края.
2. Речкалов Иван Анисимович—1911 года рождения, уроженец деревни Пичевки, Юргамышского района, Челябинской области, дважды судим за хищение и осуждён каждый раз к пяти годам лишения свободы, наказания отбыл.
3. Ластовина Михаил Павлович — 1883 года рождения, уроженец станицы Ново-Титаровской, Краснодарского района, Краснодарского края, кулак.
4. Тучков Григорий Петрович—1909 года рождения, уроженец станицы Ново-Дмитриевской, Советского района, Краснодарского края.
Все четверо — в совершении преступлений, предусмотренных ст. 58-1 «а» УК РСФСР.
5. Пушкарёв Николай Семёнович—1915 года рождения, уроженец гор. Днепропетровска.
6. Мисан Григорий Никитович — 1916 года рождения, уроженец станицы Суздальской, Горяче-Ключевского района, Краснодарского края.
7. Напцок Юнус Мицухович—1914 года рождения, уроженец аула Лекшукай, Тахтамукаевского района, Краснодарского края.
8. Котомцев Иван Фёдорович — 1918 года"" рождения, уроженец деревни Полонец, Зуевского района, Кировской области. Судим в 1937 году за хулиганство и осуждён на 2 года лишения свободы. Наказание отбыл.
9. Павлов Василий Степанович—1914 года рождения, уроженец гор. Ташкента.
10. Парамонов Иван Иванович — 1923 года рождения, уроженец гор. Ростова на Дону.
И. Кладов Игнатий Федорович—1911 года рождения, уроженец деревни Сизикоза,. Невьянского района, Свердловской области.
Все семь — в совершении преступлений, предусмотренных ст. 58-1 «б» УК РСФСР.
Материалами предварительного и судебного следствия Военный Трибунал фронта установил:
9 августа 1942 года немецко-фашистские войска, временно захватив гор. Краснодар и территорию Краснодарского края, по прямому указанию гитлеровского правительства и приказанию командующего 17-й германской армией генерал-полковника Руоф, при самом активном участии гестапо — немецкой тайной полиции, действовавшей под руководством шефа гестапо — полковника Кристиан, его заместителя капитана Раббе, офицеров-гестаповцев — Пашен, Босс, Сарго, Сальге, Ган, Винц, Эрих Мейер, Ганс Мюнстер, немецких военных врачей тюрьмы и гестапо Герц и Шустер, сотрудников гестапо — переводчиков Якоб Эйкс и Шертерлан, совместно со своими пособниками — изменниками я предателями нашей социалистической родины — Тищенко В., Речкаловым И., Мисан Г., Ластовина М., Пушкарёвым Н., Тучковым Г., Парамоновым И., Напцок Ю., Котомцевым И., Павловым В. и Кладовым И., в течение более полугода различными зверскими методами истребляли мирное население гор. Краснодара и Краснодарского края. Гитлеровскими извергами и поименованными выше их пособниками расстреляно, повешено, удушено посредством отравляющих газов окиси углерода и замучено много тысяч ни в чём неповинных советских людей, 2 том числе женщин, стариков и детей.
Немецкие захватчики и их сообщники сожгли все промышленные предприятия, лучшие здания и дома мирных жителей гор. Краснодара, разграбили и уничтожили имущество государственных, хозяйственных, культурных и общественных организаций гор. Краснодара и Краснодарского края, забрали у населения всё продовольствие я другие материальные ценности и угнали в немецкое рабство большое количество советских граждан. В феврале месяце 1943 года после изгнания Красной Армией германских оккупантов с территории Краснодарского края все вышепоименованные чудовищные злодеяния были советскими органами вскрыты во всей их полноте.
Судебным следствием также установлены факты систематического истязания и сожжения гитлеровскими разбойниками многих арестованных советских граждан, находившихся в подвалах гестапо, и истребления путём отравления газами окиси углерода в специально оборудованных автомашинах-«душегубках» около семи тысяч невинных советских людей, в тем числе свыше 700 человек больных, находившихся в лечебных заведениях гор. Краснодара и Краснодарского края, из них 42 человека детей в возрасте от 5 до 16 лет.
Выслушав объяснения обвиняемых, показания свидетелей, заключение судебно-медицинской экспертизы, а также речи государственного обвинения и защиты, Военный Трибунал установил виновность каждого из подсудимых, заключающуюся в том, что
1. Тищенко в августе месяце 1942 года добровольно поступил на службу в немецкую полицию, в сентябре месяце 1942 года был переведён в порядке поощрения сначала на должность старшины карательного органа гестапо «Зондеркоманды СС-10-А», а затем — следователя гестапо, одновременно являясь тайным агентом последнего.
Занимая у немецких захватчиков названные выше должности, Тищенко вместе с офицерами гестапо Боссом и др. часто выезжал на облавы и аресты партизан, коммунистов и других советских активистов. Под руководством офицеров — гестаповцев Сарго и Сальге вёл на них следственные дела, избивал их плетьми, по его инициативе было задушено несколько человек, числившихся за мим заключённых советских граждан путём отравления окисью углерода в специально оборудованных для этой цели автомашинах-«душегубках».
2. Пушкарёв в августе месяце 1942 года добровольно поступил на службу к гитлеровцам в полицию, затем вскоре был переведён на должность группенфюрера, командира отделения в вышеуказанной «Зондеркоманде».
Пушкарёв совместно с гитлеровцами — офицерами Штейн, РД, Ган и др., под руководством шефа гестапо полковника ристман, неоднократно выезжал с провокаторскими и карательными целями в станицы Гладковсхую, Красный Псебебс, . Анапу и другие пункты, где участвовал в розысках, арестах и расстрелах партизан и других советских активистов.
Будучи начальником караула гестапо, Пушкарёв охранял арестованных советских граждан, участвовал в их истязаниях и избиениях, присутствовал при погрузке их в автомашины «душегубки», в которых немецко-фашистские палачи умерщвляли людей путём отравления окисью углерода.
В начале февраля 1943 года перед изгнанием немцев из гор. Краснодара принимал участие в поджоге гестаповцами и взрыве здания, где помещалось гестапо, с находившимися в нём арестованными советскими гражданами, в результате чего последние погибли.
3. Речкалов, будучи досрочно освобождён из места заключения, где он отбывал наказание за кражу, и уклонившись от мобилизации в Красную Армию, перебежал на сторону немецко-фашистских захватчиков в августе месяце 1942 года, добровольно поступил на службу в немецкую полицию, откуда через несколько дней за ревностное отношение к службе был переведён в «Зондеркоманду СС-10-А».
Выполняя обязанности полицейского и тайного агента гестапо, Речкалов нёс охрану арестованных, неоднократно выезжал в составе карательного отряда гестапо в станицы Гладковскую, Ново-Покровскую, Гастогаевскую и г. Анапу для выявления, арестов и убийств советских граждан.
В декабре месяце 1942 года сопровождал автомашину с отравленными окисью углерода людьми к противотанковому рву и участвовал в их разгрузке и закапывании.
4. Мисан в августе месяце 1942 года добровольно поступил на службу в немецкую полицию, а через 12 дней был переведён в «Зондеркоманду СС-10-А», где он систематически нёс охрану арестованных советских граждан, которые на его глазах подвергались истязаниям.
Мисан неоднократно принимал участие в погрузке арестованных советских людей в автомашины-«душегубки», в которых гестаповцы умерщвляли их окисью углерода.
Мисан изъявил желание участвовать в расстреле гражданина Губского, проводившего антифашистскую деятельность. Мисан расстрелял Губс-кого, чем заслужил доверие немецких оккупантов, и был после этого назначен тайным агентом гестапо.
5. Котомцев в сентябре месяце 1942 года добровольно поступил на службу в полицию при лагере для военнопленных, а в ноябре месяце 1942 года перешёл добровольно на службу в «Зондеркоманду СС-10-А», в составе которой активно помогал гестапо в истреблении советских граждан, участвуя а карательных экспедициях по борьбе с партизанами.
В январе месяце 1943 года Котомцев с карательным отрядом участвовал в вылавливании и арестах партизан в хуторе Курундупе и станице Крымской. При активном участии Котомцева в Курундупе была повешена девушка за связь с партизанами и в станице Крымской было повешено 16 человек советских людей.
6. Напцок добровольно поступил на службу в «Зондеркоманду СС-10-А» гестапо, где систематически нёс охрану находившихся в её застенках советских граждан. Много раз выезжал с карательной экспедицией по выявлению и истреблению партизан и других советских граждан. В январе с. г. при активном участии Напцок в станице Гастогаевской и на хуторе Курундупе были повешены несколько советских людей.
7. Кладов в период временной оккупации немцами гор. Краснодара в сентябре 1942 года добровольно поступил на службу в «Зондеркоманду СС-10-А» гестапо, где охранял арестованных и одновременно был назначен тайным агентом по вылавливанию партизан и других лиц, помогавших Красной Армии.
8. Ластовина, скрывшись от репрессии в 1932 году, как кулак, прибыл в гор. Краснодар, где и устроился в больнице на службу в качестве санитара. В декабре 1942 года в период временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками гор. Краснодара участвовал с гестаповцами в расстреле шестидесяти человек больных советских граждан.
9. Тучков в период временной оккупации немецкими захватчиками гор. Краснодара добровольно поступил на службу в немецкую полицию, а затем перешёл в «Зондеркоманду СС-10-А», в составе которой 3 раза участвовал в облавах и арестах сочувствующих советской власти людей.
10 и 11. Парамонов и Павлов добровольно поступили на службу в «Зондеркоманду СС-10-А» гестапо и находились в ней до изгнания фашистов из гор. Краснодара, неся в этой команде охрану арестованных и здания гестапо, участвуя в облавах и арестах партизан.
Таким образом, виновность всех перечисленных выше подсудимых в измене Родине доказана их собственными признаниями и показаниями свидетелей.
На основании ст. ст. 319—320 Угол.-Процес. Кодекса РСФСР и руководствуясь Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19-го апреля 1943 года об изменниках Родины, Военный Трибунал ПРИГОВОРИЛ:
Тищенко Василия Петровича, Речкалова Ивана Анисимовича, Ластовина Михаила Павловича, Пушкарёва Николая Семеновича, Мисана Григория Никитовича, Напцок Юнуса Мицуховича, Котомцева Ивана Федоровича, Кладова Игнатия Федоровича.
— к смертной казни через повешение.
Тучкова Григория Петровича, Павлова Василия Степановича и Парамонова Ивана Ивановича, — как менее активных пособников, уличённых в оказании содействия немецко-фашистским злодеям, совершавшим зверские расправы с советским гражданским населением и пленными красноармейцами — к ссылке в каторжные работы сроком на двадцать лет каждого.
Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
Председательствующий — полковник юстиции—Н. МАЙОРОВ
Члены: полковник юстиции—Г. ЗДХАРЬЯНЦ
майор юстиции —Н. КОСТРОВ
Приговор над изменниками Родины приведён в исполнение
18 июля в 13 часов в г. Краснодаре на городской площади был приведён в исполнение приговор над изменниками Родины — Тищенко, Пушкарёвым, Речкаловым, Мисаном, Котомцевым, Напцок, Кладовым и Ластовина, приговорёнными Военным Трибуналом Северо-Кавказского фронта по делу о зверствах немецко-фашистских захватчиков в гор. Краснодаре и Краснодарском крае к смертной казни через повешение. На площади присутствовало свыше 30 тысяч трудящихся Краснодара и колхозников близлежащих станиц. Оглашение приговора Трибунала было встречено долго не смолкавшими аплодисментами всех присутствовавших на площади. Трудящиеся Краснодара с исключительным единодушием одобряют приговор.
МАТЕРИАЛЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОМИССИИ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ И РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ
Документ 1
После оккупации г. Армавира бургомистром был назначен Гришак Петр Прокофьевич, его заместителем Бештау Степан, начальником полиции Сосновский Петр Александрович.
ГА РФ. Ф.Р-7021.Оп. 16. Д. 2. Л. 1.
Документ 2
После оккупации г. Майкопа немецко-фашистские войсками в августе месяце 1942 г. немцы создали в городе особую карательную группу во главе с офицером германской армии шефа СД-11 Кубяк Эриха. В составе группы из 7 человек была старшая переводчица следователя СД-11 Боско Елена.
ГА РФ. Ф.Р-7021.Оп. 16.Д.4.Л. 1.
Документ 3
Городской голова Майкопа Полибян Николай Владимирович, Гордиевич - начальник оперативной части городской полиции, Новиков Яков - начальник политического отдела полиции, начальник полиции города Карташев и начальник жандармерии города Махиновский.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 4. Я. 2.
Документ 4
В период оккупации Майкопского района немцами под руководством коменданта СД-11 Витенберга Вили и шефа СД-11 Кубяк Эриха и их сообщников в населенных пунктах Майкопского района было уничтожено путем расстрела и отравления синильной кислотой мирных жителей в числе 117 человек (мужчин 33 человека, женщин 44 и детей 40).
Уничтожение советских граждан сопровождалось пытками и нечеловеческими истязаниями, а именно:
Вскоре после оккупации станицы Ханской Майкопского района 13 августа 1942 г. в станицу прибыли указанные выше немецкие офицеры в сопровождении 8 человек жандармерии, провели митинг, на котором был выбран староста станицы. После митинга при помощи пособника Поддемского Викентия Викентьевича, секретаря Ханской сельской управы были арестованы эвакуированные с Украины 2 семьи евреев в составе 7 человек.
В августе 1942 г. указанные руководители СД-11 в сопровождении жандармерии прибыли в рабочий поселок Майкопского райлесхоза и предложили всем жителям выехать из лесу в станицу Кужорскую. Когда рабочие переносили свои вещи по лесной дороге, их нагнали две автомашины жандармерии и СД-11 и там же на дороге расстреляли рабочих (14 человек. Подсчитано нами. - А.Ч.).
Во второй половине августа 1942 г. немецкая жандармерия во главе с теми же руководителями СД-11 производила облаву с целью поимки партизанской разведки вблизи ст-цы Кужорской. Партизаны убили двух немецких офицеров и скрылись. Жандармы принесли трупы к тракторной бригаде, работающей в поле неподалеку. 7 трактористов были расстреляны, их спустя несколько дней зарыла полиция.
В конце августа были расстреляны 36 человек из эвакуированных евреев в районе Первомайского кургана.
В ноябре 1942 г. комендант СД-11 и его офицеры при содействии начальника Красноульской полиции Сорокина, начальника полиции ст-цы Кужорской Зозуля Сергея Васильевича, старосты Кужорской сельской управы Киреева в Махошевской лесодаче задержали находившихся там с эвакуированным скотом колхозников 43 человека и после 3-дневного допроса расстреляли всех.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 4. Л. 8-9.
Документ 5
В период оккупации в ст-це Лабинской немцев в лице военного коменданта района Кинде, офицеров, а также пособников Алиева -бургомистра ст-цы Лабинской, Плужникова - начальник полиции, Богуша Н.Ю. - его заместитель, Салмина Ф. - шефа конной жандармерии были проведены массовые расстрелы 1316 человек (женщин -793 человека, детей - 294, мужчин - 229).
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 1.
Документ 6
В станице Ладожской в расстрелах были задействованы районный атаман Колесников, начальник полиции Арзубов, начальник жандармерии Кольбах.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 6.
Документ 7
Начальник управления полиции по Лиманскому району Гордиенко Андрей Иванович.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 20.
Документ 8
Начальник полиции селения Шабельска Поляков Дмитрий Маркович.
Начальник районного управления полиции Болотицкий Иван Петрович.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 24.
Документ 9
Старосты Николаевского района:
1. Поспелов Иван Моисеевич.
2. Санько Василий Константинович.
Начальник полиции района Зайцев Роман Иванович.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 34.
Документ 10
Станица Дондуковская Тагинского района оккупирована 9 августа. Староста Филиппов ПК., начальник жандармерии Казбинов И.Г.
ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 16. Д. 8. Л. 51.
Документ 11
Станица Усть-Лабинская: Районный атаман Донецкий. Станичный атаман Колбасин. Начальник районной полиции Русаков. Начальник станичной полиции Чесноков. Начальник тюрьмы Бакутин.
ГАРФ.Ф.Р-7021.Оп. 16. Д. 8. Л. 161.
Документ 12
Аул Шовгеновского района: Бургомистр Аташуков Аскарбий Сафербиевич. Начальник районной полиции Берсиров Забит. Начальник жандармерии Пченабев.
ГАРФ.Ф.Р-7021.Оп. 16. Д. 8. Л. 165.
Документ 13
При занятии города Новороссийска оккупационными войсками происходили массовые грабежи, аресты и расстрелы партийно-советского актива и еврейского населения города.
АОГН. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 691. Л. 47,
Документ 14
В январе месяце 1943 г. были пойманы 12 партизан, которых повесили в центре Новороссийска, а арестованных коммунистов увезли на косу и расстреляли.
АОГН. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 691. Л. 47об.
Документ 15
Граждане города Новороссийска были свидетелями и очевидцами еще одной провокации немецкого военного командования устроенной 25 апреля 1943 г. то есть на 1-й день русского религиозного праздника Пасха. Очевидцы Капустина Александра Семеновна 54 года, проживающая по улице Грибоедова № 34, Водичка Вера Вячеславовна 51 год, показали:
«...Ранним утром 25 апреля 1943 года, то есть на 1-й день Пасхи во время богослужения начался артиллерийский обстрел кладбищенской и стандартской церквей. Снаряды рвались вокруг церквей и попадали в здание церкви. В кладбищенской церкви пробил снаряд купол, упал в царские ворота, тяжело ранив священника, люди охваченные ужасом, рвались к выходу, давили и душили друг друга, а когда выбегали из церкви во двор, то тогда попадали под град осколков. Всего в это утро на одной лишь кладбищенской церкви было убито и ранено более 40 человек. По этому вопросу я лично в присутствии Новосадовой Клавдии Ерофеевны разговаривала с гражданкой Ногиной Марией Степановной вместе с двумя взрослыми дочерьми как раз в этот момент была в церкви. Гражданка Ногина мне и Новосадовой рассказала:
«...Вначале по кладбищенской церкви было произведено не более двух - трех выстрелов. Снаряды разорвались за двором церкви. В этот момент у двери у входа в церковь стояли два немца, одетых в военную форму. После выстрелов они посмотрели на часы и поспешно удалились. В церкви началось волнение. Я вместе с дочерьми вышла из церкви в надежде найти убежище. Выстрелы прекратились. Ища убежище, я заметила, что один из немцев, присутствующий в церкви, наклонился над одной из воронок, что-то поднял и спрятал в карман, а другой немец из тех, что я видела в церкви, неподалеку от ограды наклонился к земле и в полевой телефон с кем-то разговаривал; что он говорил, я не знаю, так как немецкой речью не владею. Увидев это,'Я с дочерьми поспешила домой. Дом от церкви в 10 минутах хода. И только когда мы были у дома, снова начался обстрел церкви. Теперь уже велась частая стрельба нескольких пушек сразу. Снаряды точно попадали в церковь и двор церковный...».
Тут же мы стали говорить о виновниках пасхального обстрела церквей. Для нас стало ясно - стреляли немцы в провокационных целях. Немцам нужно было задушить симпатии городского населения к советским войскам, находящимся на окраинах города. Особенно немцы старались этого добиться после высадки советского десанта в феврале 1943 года.
Население скрывало от немцев советских разведчиков, помогало им добывать сведения, интересующие разведку, о том, что по церквям стреляли немцы, я могу указать на ряд факторов, относящихся к этому обстрелу.
Первое - разрывавшиеся во дворе церкви снаряды были малого калибра, какими советские войска обычно по городу не стреляли.
Второе - разрывы снарядов происходили почти одновременно с выстрелами, что указывало на короткое расстояние от места выстрела до падения снарядов.
Третье - стрельба по церкви производилась с трех сторон города: восточной, южной и юго-западной, чего обычно до этого случая не наблюдалось при обстреле советской артиллерии. И, наконец, рассказ Ногиной прямо свидетельствовал о провокации немцев...
Немцы по этому факту выпустили специальные листовки, писали статьи в газетах "Утро Кавказа", "Над Кубанью" и другие, в которых пытались привить у горожан ненависть к советским войскам, называя их безбожниками, душегубами, варварами. Однако ответственно заявляю: у патриотической части населения города сложилось твердое мнение - по церквям стреляли немцы в провокационных целях, о чем и рассказала выше.
Германское командование издало специальный приказ, в котором говорилось, что в целях сохранения населения от большевистских обстрелов церквей богослужение в церквях запрещается. И с этой поры церкви перестали функционировать.
Живущие сегодня и потомки наши в будущем долго будут помнить о злейшем враге человечества - германском фашизме.
Русский народ не забудет и не простит немецким извергам их злодеяний в Новороссийске. Ответственными за совершенные злодеяния и издевательства являются: ... бургомистр Новороссийска Ци-тович Григорий Васильевич, начальник городской полиции Раубэ Николай Александрович, начальник розыска Спиранский Виктор Михайлович и остальные сотрудники чудовищных злодеяний учиненных ими в городе Новороссийске с 9 сентября 1942 года по 16 сентября 1943 года.
АОГН. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 691. Л. 19-22.
НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИЙ ОККУПАЦИОННЫЙ РЕЖИМ НА ВРЕМЕННО ЗАХВАЧЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

№ 1.
Докладная записка о совещании 28 февраля 1941 г.
у генерал-майора Томаса по вопросу создания
штаба «Ольденбург»
гор. Берлин 1 марта 1941 г.
Генерал приказал составить для рейхсмаршала расширенный проект организации. Основное содержание:
1) Подчинение всей организации рейхсмаршалу. Цель: поддержка и расширение мероприятий четырехлетнего плана.
2) Организация должна охватывать все вопросы, касающиеся военной экономики. Исключение — вопросы продовольствия, которые должны стать особым поручением для государственного секретаря Бакке.
3) Ясно указано, что организация должна быть независимой от военных или гражданских властей.
Разумеется тесная совместная работа по указанию непосредственно из центральной инстанции в Берлине.
4) Разделение отраслей работы на два сектора:
а) Следование во время наступления непосредственно за передовыми частями, чтобы избежать уничтожения запасов и обеспечить вывоз важнейшего имущества.
б) Управление оккупированными промышленными районами и оценка принадлежащих к ним экономических районов.
5) Ввиду расширившегося круга задач предпочесть наименование «Военно-экономическая инспекция» вместо «Инспекция по вооружению».
6) Ввиду расширившегося круга задач требуется создание организации широкого масштаба, с привлечением большого количества сил. Главная задача организации будет состоять в реквизиции сырья и в вступлении во владение всеми важными предприятиями.
Для выполнения последней задачи целесообразно привлечь с самого начала надежных лиц из немецких концернов, так как только с помощью их опыта с самого начала может проводиться успешная работа (напр., по бурому углю, руде, химии, нефти).
После обсуждения дальнейших частных вопросов, подполковник Лютер уполномочен в течение восьми дней составить первый проект организации в указанном смысле.
Необходима тесная совместная работа различных отделов управления вооружений. Нужно назначить еще одного офицера для связи с отделами экономики и вооружений, с которым рабочий штаб мог бы иметь постоянную связь. Отдел экономики должен представить всем начальникам отделов и подполковнику Лютеру по экземпляру новой разработки относительно России.
Генерал-лейтенанта Шуберта следует попросить прибыть в Берлин во второй половине следующей недели. Четыре офицера, уполномоченные для составления планов по отдельным инспекциям по вопросам вооружения, также должны явиться к г-ну начальнику управления в конце следующей недели.
Гаманн

№ 2.
Директива начальника штаба верховного главного
командования вооруженных сил Германии
об установлении оккупационного режима
на подлежащей захвату территории Советского Союза
Ставка верховного главнокомандующего 13 марта 1941 г. Совершенно секретно
ИНСТРУКЦИЯ ОБ ОСОБЫХ ОБЛАСТЯХ К ДИРЕКТИВЕ № 21 (ПЛАН «БАРБАРОССА»)
I. Район операции и исполнительная власть
1. Не позднее чем за 4 недели до начала операций в Восточной Пруссии и в генерал-губернаторстве вступают в силу все приказы и распоряжения по боевому обеспечению, изданные верховным главнокомандованием вооруженных сил для районов боевых действий вермахта. Предложение об этом своевременно должно быть внесено главнокомандованием сухопутных сил по согласовании с главнокомандованием военно-воздушных сил.
Включение Восточной Пруссии и генерал-губернаторства в район боевых действий сухопутных войск не предусмотрено. Но на основании неопубликованных распоряжений фюрера от 19 и 21 октября 1939 г. главнокомандующий сухопутными войсками имеет право проводить в жизнь все мероприятия, необходимые для выполнения военных задач и для обеспечения безопасности армии. Он может также передать эти полномочия командующим армиями и группами армий. Подобные мероприятия должны проводиться в жизнь раньше всех распоряжений, исходящих от гражданских властей.
2. Занимаемая в ходе военных действий русская территория должна быть, как только позволит обстановка, разделена, согласно специальным указаниям, на отдельные государства с самостоятельными правительствами.
Из этого следует:
а) По возможности ограничить глубину района боевых действий, который будет намечен, как только сухопутные войска перейдут имперскую границу и границы соседних с нею государств.
Главнокомандующий сухопутными войсками имеет право осуществлять свою власть на этой территории и уполномочивать на это командующих армиями и группами армий.
б) Для подготовки политического управления в районе боевых действий сухопутных войск рейхсфюрер СС получает специальное задание, которое вытекает из идеи борьбы двух диаметрально противоположных политических систем. В рамках этого задания рейхсфюрер действует самостоятельно и на свою ответственность. 13 остальном исполнительная власть главнокомандующего сухопутными войсками и подчиненных ему инстанций затронута не будет. Рейхсфюрер СС отвечает за то, чтобы выполнение его задач не нарушало хода боевых операций. Дальнейшие детали главное командование сухопутных войск должно согласовать непосредственно с рейхсфюрером СС.
в) Как только район боевых действий достигнет достаточной глубины, он должен быть ограничен с тыла. На оккупированной территории, находящейся за районом боевых действий, будет организовано собственное политическое управление. Эта территория с учетом национальности ее народонаселения и в приблизительном соответствии с границами групп армий будет разделена вначале на области: Северную (Прибалтика), Центральную (Белоруссия) и Южную (Украина).
В этих областях политическое управление будет передано рейхскомиссарам, которые получают соответствующие инструкции от фюрера.
3. Для проведения всех военных мероприятий в областях, находящихся вне района боевых действий, будут назначены командующие вооруженными силами, подчиняющиеся непосредственно начальнику штаба верховного главнокомандования вооруженных сил. Командующий вооруженными силами является высшим представителем вооруженных сил в соответствующей области и осуществляет верховную военную власть. Перед ним стоят задачи командующего войсками территориального военного округа, и он пользуется правами командующего армией или командира корпуса.
В качестве такового он выполняет следующие задачи:
а) тесное сотрудничество с рейхскомиссаром, оказание последнему поддержки в решении его политических задач;
б) использование и охрана хозяйственных ресурсов страны для нужд немецкого хозяйства (см. пункт 4);
в) использование ресурсов страны для снабжения германских войск по требованию главного командования сухопутных сил;
г) вооруженная охрана всей территории, и прежде всего аэродромов, коммуникаций и складов, на случай восстания, саботажа или действий парашютных десантов противника;
д) регулирование движения по дорогам;
е) урегулирование вопросов расквартирования войск, полиции и размещения организаций и военнопленных, если они остаются на данной территории.
По отношению к гражданским учреждениям командующий имеет право требовать проведения мероприятий, необходимых для выполнения военных задач. Его распоряжения в этой области должны выполняться в первую очередь даже по сравнению с распоряжениями рейхскомиссара.
Служебные указания, приказ на организацию соответствующих инстанций и распоряжение о выделении необходимого количества войск последуют особо.
Время передачи власти командующим вооруженными силами будет отдано приказом, как только военное положение позволит изменить порядок подчиненности без ущерба для военных операций. До тех пор учреждения, созданные верховным главнокомандованием армии, должны действовать на тех же самых основаниях, которые установлены для командующих войсками.
4. Единое руководство хозяйственными инстанциями в районе боевых действий и на оккупированной территории фюрер поручил рейхсмаршалу, который возложил эту задачу на начальника управления военной экономики и промышленности штаба вооруженных сил. Особые распоряжения по этому вопросу будут изданы управлением военной экономики и промышленности.
5. Основные силы полиции будут подчинены рейхскомиссарам. Заявки на переподчинение полицейских частей в районе боевых действий должны быть заранее направлены главным командованием сухопутных войск в отдел обороны страны при верховном главнокоманндовании вооруженных сил (штаб оперативного руководства).
6. Об отношении войск к населению и о задачах военного трибунала будут изданы особые распоряжения
II. Транспорт, товарооборот и связь
7. К началу операции штабом оперативного руководства верховного главнокомандования вооруженных сил будут изданы особые указания, необходимые для проведения мероприятий по ограничению сообщения, товарооборота и связи с Россией.
8. С началом военных операций главнокомандующий сухопутными войсками закрывает советско-германскую границу (в последующем тыловую границу района боевых действий) для всякого невоинского пассажирского сообщения, товарооборота и почтово-телеграфной связи. Исключением являются полицейские органы, которые будут действовать по указанию рейхсфюрера СС с личного разрешения фюрера.
Размещением и снабжением этих органов ведает генерал-квартирмейстер главного командования сухопутных войск, который для этого может потребовать у рейхсфюрера СС выделения специальных офицеров связи.
Граница будет закрыта также для руководящих деятелей и уполномоченных высших имперских властей и учреждений партии. В соответствии с этим указанием штаб оперативного руководства оповестит все имперские власти и партийные учреждения. В исключительных случаях посещение этих районов может разрешаться только главнокомандующим сухопутными войсками или уполномоченными им учреждениями.
Помимо случаев, предусмотренных особыми правилами рейхсфюрера СС для полицейских органов, за разрешением на въезд следует обращаться исключительно к главнокомандующему сухопутными силами.
III. Указания для Румынии, Словакии, Венгрии и Финляндии
9. Верховное главнокомандование вооруженных сил, координируя свои действия с министерством иностранных дел, достигнет необходимого соглашения с этими государствами. Если в ходе операций возникнет необходимость расширения особых прав командующих немецкими войсками в этих странах, то последние должны обращаться по этому вопросу к верховному главнокомандованию вооруженных сил.
10. Разрешается применять полицейские меры, необходимые для обеспечения безопасности войск, не испрашивая на то особых полномочий.
Дальнейшие распоряжения по этому вопросу последуют позже
11. Особые распоряжения по вопросам: доставки продовольствия и фуража, размещения войск и материальной части, закупки и отправки товаров, денежного обеспечения и выплаты содержания, возмещения убытков, почтово-телеграфной связи, железнодорожного сообщения и юрисдикции в этих странах — будут изданы позже.
Все требования воинских частей и инстанций, предъявляемые к правительствам этих стран, должны быть направлены в отдел обороны страны верховного главнокомандования вооруженных сил (штаб оперативного руководства) не позднее 27 марта 1941 г.
IV. Указания относительно Швеции
12. Так как Швеция может быть использована только для прохождения войск, никаких особых прав на этой территории для командующего немецкими войсками не предусмотрено. Но тем не менее он имеет право и обязан обеспечить охрану железных дорог от актов диверсий.
Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, он. 2, д. 141,'л. 115---122. Перевод с немецкого
№ 3.
Из протокола совещания Гитлера
с руководителями вермахта по обсуждению
организационной структуры хозяйственного раздела
плана «Барбаросса» — «Ольденбург»
29 апреля 1941 г.
Секретно
...Как известно, фюрер в отмену действовавших ранее положений по этой операции отдал распоряжение о сосредоточении руководства всеми экономическими вопросами и возложил на рейхсмаршала общее руководство экономикой в районе операций и на территориях, находящихся под политическим управлением.
Последний поручил выполнение данной задачи штабу но руководству экономикой.
Рейхсмаршалу и экономическому оперативному штабу подчиняется — как высший центральный орган по осуществлению данного мероприятия — экономический штаб особого назначения «Ольденбург» во главе с генерал-лейтенантом Шубертом.
На местах ему подчинены:
5 хозяйственных инспекций,
23 хозяйственные команды и
12 филиалов, которые размещаются в важных местах в пределах действия хозяйственных команд.
Работа этих учреждений происходит в тыловом районе сухопутных сил. В районе действия каждой группы армий при начальнике тыла группы армий должна действовать хозяйственная инспекция, в задачи которой входит экономическое использование данной территории.
Следует отличать тыловой прифронтовой район от собственного района боевых действий и тылового района армий. В последних решение экономических вопросов возлагается на 4-й экономический отдел штаба армий, т. е. на административно-хозяйственный отдел управления военной экономики и промышленности штаба вооруженных сил при командовании армий.
В районе боевых действий ему придаются: технические батальоны, а также части экономической разведки и обнаружения сырья, нефти, сельскохозяйственных машин, в особенности тракторов и средств производства.
Административно-хозяйственному отделу управления сменной экономики и промышленности штаба вооруженных сил в тыловом районе армии, находящемся между районом боевых действий и тыловым районом прифронтовой полосы, для оказания помощи представителям командования армии в деле снабжения войск за счет захваченной территории, а также в целях дальнейшего экономического использования этой территории предоставлены в распоряжение группы 4-го экономического отдела при отдельных полевых комендатурах.
В то время как эти части продвигаются вместе с войнами, хозяйственные инспекции, хозяйственные команды и филиалы остаются на месте.
Новое для организации, подчиненной экономическому штабу «Ольденбург», заключается в том, что она занимается не только вопросами военной экономики, но и всей экономикой территории в целом.
В соответствии с этим все учреждения именуются не как военно-экономические или военно-промышленные, а как хозяйственные инспекции, хозяйственные команды и т.д.
Этому соответствует и внутренняя структура отдельных учреждений, которые подразделяются, начиная от экономического штаба «Ольденбург» вплоть до хозяйственных команд.
Вся эта организация экономики делится на три большие группы:

Группы Функции
«М» Вооружение, хозяйственные средства транспорта;
«Л» Все вопросы продовольственного снабжения и сельское хозяйство;
«В» Промышленная экономика, включая сырье и производственное снабжение, а также вопросы: лесного хозяйства, финансовые и банковые, трофейные, торговли и товарооборота и использования рабочей силы.

Уполномоченным по продовольствию и сельскому хозяйству при оперативном штабе является статс-секретарь Банке, в то время как решением вопросов группы «В руководит генерал фон Ханнекен.
Прежде чем перейти к детализации структуры и составу группы «М», даем краткий обзор запланированного.
И. ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ДЕЛЕНИЯ
Пометки на карте (карта только что передана) расшифровывают кодовые наименования.
Из пяти инспекций действуют с самого начала четыре, в то время как пятая с неопределенным кругом деятельности сохраняется в резерве.
Учреждаются 4 инспекции:
1. Ленинград («Холштейн»),
хозяйственные команды в городах: Вильнюс, Рига, Таллин, Ленинград, Мурманск, филиалы в Вологде и Архангельске.
2. Москва («Заксен»),
хозяйственные команды в городах: Минск, Москва, Тула, Горький,
филиалы в Брянске, Ярославле, Рыбинске.
3. Киев («Баден»),
хозяйственные команды в городах: Львов, Киев, Кишинев, Одесса, Харьков, Днепропетровск, Сталино , Ростов, Сталинград,
филиалы в городах: Севастополь, Керчь, Воронеж, Курск.
4. Баку («Вестфален»),
хозяйственные команды: Краснодар, Грозный, Тбилиси, Баку, один филиал в Батуми.
В резерве наряду с пятой инспекцией под условным названием «Хессен» будет находиться одна хозяйственная команда («Боркум») и 2 филиала...
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 145, л. 118—122. Перевод с немецкого
№ 4.
Распоряжение начальника штаба верховного
главнокомандования вооруженных сил Германии
о военной подсудности в районе «Барбаросса»
и об особых полномочиях войск
Ставка в верховного главнокомандующего. 13 мая 1941 г. Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.
Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.
Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.
Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:
I
1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны.
В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам.
Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.
II
ОТНОШЕНИЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЯМ, СОВЕРШЕННЫМ
ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ И ОБСЛУЖИВАЮЩИМ ПЕРСОНАЛОМ
ПО ОТНОШЕНИЮ К МЕСТНОМУ НАСЕЛЕНИЮ
1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам.
Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показании враждебных гражданских лиц.
III
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВОЙСКОВЫХ НАЧАЛЬНИКОВ
Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:
1) чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
2) чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
3) чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.
СТЕПЕНЬ СЕКРЕТНОСТИ
С окончанием периода маскировки настоящее распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».
По поручению
Начальник штаба верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 166, л. 65—70. Перевод с немецкого
№ 5.
Инструкция уполномоченного по продовольствию
и сельскому хозяйству статс-секретаря Бакке о поведении должностных лиц на территории СССР,
намеченной к оккупации
гор. Берлин 1 июня 1941 г. Секретно
1.
Для вас, работников, которые направляются на Восток, главное состоит в том, что все решает работа. Поэтому я требую от вас упорной и неустанной деятельности.
2.
Не бойтесь решений, которые могут оказаться ошибочными. Не ошибается только тот, кто ничего не делает Важны не отдельные ошибки, а работа. Тот, кто из-за боязни ответственности ничего не делает, не нужен нам.
3.
Вам предоставляется единственная в своем роде возможность овладеть делом и проявить свою волю к труду, свои знания, свои способности. Так, Англия на протяжении столетий ставила на ответственные посты в своей империи молодых людей и давала им возможность развивать способности к руководству. Недостаток территории у Германии до сих пор не позволял этого. Для разрешения поставленных на Востоке задач требуется, однако, чтобы вы не подходили к вещам с узкой западноевропейской меркой. Вы облечены высочайшим доверием ваших начальников. Вы должны оправдать это доверие. Назначенные мною инспектора будут только в случае необходимости проверять отдельные мероприятия, в основном же следить за тем, доказываете ли вы умение работать.
4.
Я требую от вас подлинного руководства. Оно не проявляется ни в администрировании, ни в профессорских рассуждениях.
А поэтому:
Продолжительная деятельность на фронте.
Величайшая готовность принимать решение.
Быстрота в принятии того или иного решения (лучше ошибочное решение, чем никакого).
Немногочисленные, но хорошие сотрудники.
Никакой бумажкой канцелярщины.
Умение действовать согласно директивам и материалам, исходяящим из центра, но вместе с тем проявлять и собственную инициативу.
Короткие, ясные указания подчиненным — в форме приказа.
Никаких объяснений и обоснований, пусть русские видят в наших работниках руководителей.
Товарищество между немцами, ответственность перед вышестоящими, авторитет для подчиненных. Если у вас имеются основания быть недовольными поведением какого-либо немца, не обнаруживайте этого перед русскими.
Сознание своей ответственности, никакого угнетения подчиненных, наоборот, предоставить им полную свободу, чтобы они могли проявить себя.
Всегда держаться замкнуто по отношению к русским.
По отношению к русским следует настаивать даже на ошибке, допущенной немцем.
Не копировать слепо немецкие порядки и организации.
5.
Важно всегда иметь перед собой конечную цель. Вы должны быть особенно упорными в достижении своей дели. Тем более гибкими могут быть ваши методы достижения этой цели. Выбор методов предоставляется на усмотрение каждого из вас, если нет общих подходящих указаний в форме директив. Упорство в достижении цели, максимальная гибкость в выборе методов. Поэтому вы не должны быть особенно строгими к ошибкам ваших подчиненных, а должны постоянно направлять их на путь достижения цели.
6.
Ввиду того, что вновь присоединенные территории должны быть надолго закреплены за Германией и Европой, многое будет зависеть от того, как вы поставите себя там. Вы должны уяснить себе, что вы на целые столетия являетесь представителями великой Германии и знаменосцами национал-социалистской революции и новой Европы. Поэтому вы должны с сознанием своего достоинства проводить самые жесткие и самые беспощадные мероприятия, которых потребует от вас государство. Отсутствие характера у отдельных лиц безусловно явится поводом к снятию их с работы. Тот, кто на этом основании будет отозван обратно, не сможет больше занимать ответственных постов и в пределах самой империи.
7.
Ставьте себе высокие, кажущиеся даже недостижимыми, цели, с тем чтобы фактически достигнутое всегда казалось частичным. Никогда не пресыщайтесь достигнутым, а всегда оставайтесь революционерами. Не будьте односторонними, сосредоточивая свои мысли исключительно на сельском хозяйстве, в противном случае вам не придется удивляться тому, что и другие будут также мыслить односторонне: либо только о промышленности, либо о городских делах. Сосредоточивайте свои мысли на целом. Не спрашивайте, какую пользу извлечет из этого крестьянство, а спрашивайте только, насколько полезно это для Германии. Только то, что полезно Германии, полезно также и крестьянству. Будьте принципиальны, но не догматичны, будьте идеалистами и реалистами. Будьте решительными и, если нужно, суровыми по отношению к подчиненным, однако будьте справедливы и корректны, являйтесь всегда образцом для них.
Не разговаривайте, а действуйте. Русского вам никогда не переговорить и не убедить словами. Говорить он умеет лучше, чем вы, ибо он прирожденный диалектик и унаследовал «склонность к философствованию». Меньше слов и дебатов. Главное — действовать. Русскому импонирует только действие, ибо он по своей натуре женствен и сентиментален. «Наша страна велика и обильна, а порядка в ней нет, приходите и владейте нами». Это изречение появилось уже в самом начале образования русского государства, когда русские звали норманнов приходить и управлять ими. Эта установка красной нитью проходит через все периоды истории русского государства: господство монголов, господство поляков и литовцев, самодержавие царей и господство немцев, вплоть до Ленина и Сталина. Русские всегда хотят быть массой, которой управляют. Так они воспримут и приход немцев, ибо этот приход отвечает их желанию: «приходите и владейте нами».
Поэтому у русских не должно создаваться такое впечатление, будто вы колеблетесь. Вы должны быть людьми дела, которые без всяких дебатов, без долгих бесплодных разговоров и без философствования устанавливают и проводят необходимые мероприятия. Тогда русский охотно подчинится вам. Не применяйте здесь никаких немецких масштабов и не вводите немецких обычаев, забудьте все немецкое, кроме самой Германии.
Особенно не будьте мягки и сентиментальны. Если вы вместе с русским поплачете, он будет счастлив, ибо после этого он сможет презирать вас. Будучи по натуре женственными, русские хотят также и в мужественном отыскать порок, чтобы иметь возможность презирать мужественное. Поэтому будьте всегда мужественны, сохраняйте вашу нордическую стойкость.
Только ваша воля должна быть решающей, однако эта воля должна быть направлена на выполнение больших задач. Только в таком случае она будет нравственна и в своей жестокости. Держитесь подальше от русских, они не немцы, а славяне. Не устраивайте никаких попоек с русскими. Не вступайте ни в какие связи с женщинами и девушками подчиненных вам предприятий. Если вы опуститесь до их уровня, то потеряете свой авторитет в глазах русских. Исходя из своего многовекового опыта, русский видит в немце высшее существо. Заботьтесь о том, чтобы сохранить этот авторитет немца. Поднимайте его своими спокойными, деловыми приказами, твердыми решениями, высмеиванием дебатирующих и невежд.
Остерегайтесь русской интеллигенции, как эмигрантской, так и новой, советской. Эта интеллигенция обманывает, она ни на что не способна, однако обладает особым обаянием и искусством влиять на характер немца. Этим свойством обладает и русский мужчина и еще в большей степени русская женщина.
9.
Не заражайтесь коммунистическим духом. Русская молодежь на протяжении двух десятилетий воспитывалась в коммунистическом духе. Ей незнакомо иное воспитание. Поэтому было бы бессмысленно наказывать за прошлое. Мы не хотим обращать русских на путь национал-социализма, мы хотим только сделать их орудием в наших руках. Вы должны покорить молодежь, указывая ей ее задачи, энергично взяться за нее и беспощадно наказывать, если она саботирует или не выполняет этих задач.
Проверка и расследование прошлого и разбор ходатайств отнимут у вас время, необходимое для выполнения ваших немецких задач. Вы не судебные следователи и не стена плача.
Россия всегда была страной подкупов, доносов и византинизма. Эта опасность может проникнуть к вам, особенно через эмигрантов, переводчиков и т. д. Русские, занимающие руководящие посты, а также руководители предприятий, старшие рабочие и надсмотрщики проявляют всегда склонность к подкупам и вымогательству взяток у своих подчиненных. Пресекайте взяточничество, будьте сами всегда неподкупны и корректны.
10.
Мы не несем русским никакой новой религии. По своей натуре русский религиозен и суеверен, с этим вы должны считаться. Однако разрешение религиозных вопросов не входит в круг ваших задач.
11.
В течение столетий русский человек испытывает нищету, голод и лишения. Его желудок растяжим, поэтому никакого ложного сочувствия к нему, не пытайтесь вносить изменения в образ жизни русских, приспосабливая его к немецкому жизненному стандарту.
12.
Вы полностью предоставлены самим себе, поэтому не должно быть никаких жалоб и взываний о помощи в высшие инстанции. Помогай себе сам, тогда и бог поможет тебе.
Бакке
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148. д. 12, л. 59—63. Перевод с немецкого
№ 6.
Из директивы Геринга об экономическом ограблении намеченной к оккупации территории СССР
гор Берлин Не позднее 16 июня 1941 г.
ПРЕДИСЛОВИЕ
«Зеленая папка», часть I, предназначена для ориентации военного руководства и экономических инстанций в отношении экономических задач в подлежащих занятию восточных областях. Она содержит директивы о снабжении войск из ресурсов страны и дает указания войсковым частям о помощи хозяйственным органам.
Директивы и распоряжения, изложенные в «Зеленой папке», соответствуют военным приказам ОКВ и частей вооруженных сил.
ГЛАВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ
Изложенные ниже указания задуманы, прежде всего, как ориентация на время военных действий. Но вместе с тем они должны служить основой на все время оккупации. Все распоряжения экономического характера, которые потребуются в ходе оккупации, будут отданы после того, как будет объявлена основная политическая цель, связанная с необходимым улучшением германской военной экономики.
I. Согласно приказам фюрера, необходимо принять все меры к немедленному и возможно более полному использованию оккупированных областей в интересах Германии. Все мероприятия, которые могли бы воспрепятствовать достижению этой цели, должны быть отложены или вовсе оставлены.
II. Использование подлежащих оккупации областей должно проводиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании. Наряду с этим германской промышленности должны быть предоставлены и другие сырьевые продукты из оккупированных областей, насколько это технически возможно и с учетом сохранения промышленности в этих областях. Что касается рода и объема промышленного производства оккупированных областей, которые надлежит сохранить, восстановить или организовать вновь, это следует также определить в самую первую очередь в соответствии с требованиями, которые ставит использование сельского хозяйства и нефтяной промышленности для германской военной экономики.
В этом явно выражаются установки по руководству экономикой в оккупированных областях. Это относится как к главным целям, так и к отдельным задачам, помогающим их достижению. Кроме того, это еще говорит о том, что задачи, не согласующиеся с основной целевой установкой или мешающие выдержать ее, должны быть оставлены, если даже их проведение в определенных случаях и кажется желательным. Совершенно неуместна точка зрения, будто оккупированные области должны быть возможно скорее приведены в порядок, а экономика их — восстановлена. Напротив, отношение к отдельным частям страны должно быть дифференцированным. Развитие хозяйства и поддержание порядка следует проводить только в тех областях, где мы можем добыть значительные резервы сельскохозяйственных продуктов и нефти. А в остальных частях страны, которые не могут прокормить сами себя, т. е. в Средней и Северной России, экономическая деятельность должна ограничиваться использованием обнаруженных запасов.
Какие из военных предприятий должны быть сохранены или вновь восстановлены, будет решено позднее.
III. Для отдельных отраслей работы предусмотрено следующее:
а) Продовольствие и сельское хозяйство. 1. Первой задачей является возможно более полное обеспечение снабжения германских войск продовольствием за счет оккупированных областей, чтобы таким образом облегчить продовольственное положение в Европе и разгрузить транспорт. Всю потребность германской армии в овсе покрывать за счет областей Средней России, которые являются главным поставщиком овса, если нельзя его доставить из других оккупированных областей. В Южной России вместо овса следует употреблять ячмень и кукурузу.
2. При обеспечении продовольствием главное внимание следует уделить местному производству масличных и зерновых культур. Имеющиеся в южных областях излишки и запасы зерновых должны быть сохранены всеми средствами; необходимо следить за правильным ходом уборочных работ; решительно препятствовать утечке продовольствия в потребляющие области Средней и Северной России, если исключения не оговорены особым распоряжением, или если это не вызывается нуждами снабжения армии.
б) Главным промышленным сырьем является нефть. Среди мероприятий, не относящихся к продовольственному снабжению, все вопросы, связанные с добычей и вывозом нефти, должны при всех случаях стоять на первом месте. Для проведения мероприятий, касающихся нефтяных районов, особенно Кавказа, будет организовано Континентальное нефтяное акционерное общество.
Особое место займет вопрос о снабжении сельского хозяйства горючим для тракторов. От этого зависят сбор урожая и осенние сельскохозяйственные работы. До окончания этих работ все перевозки внутри оккупированной области выполняются раньше вывоза продукции в Германию.
в) Те виды промышленности, которые обеспечивают в интересах Германии развитие сельского хозяйства и добычу нефти и сырья, должны быть выдвинуты на первое место и быстро восстановлены.
О восстановлении предприятий, вырабатывающих товары широкого потребления, в особенности в южных областях, вопрос будет решен позднее.
г) В интересах Германии особое внимание следует уделить следующим работам по восстановлению транспорта:
1. Дорожному строительству в южных областях и на узловых участках.
2. Строительству железнодорожных путей, в особенности созданию двухколейных путей на важнейших магистралях.
3. Исправлению каналов и перегрузочных сооружений на внутренних водных путях, в особенности на путях, соединяющих север и юг.
4. Восстановлению портовых сооружений.
Все необходимые для этой цели указания будут сделаны военными транспортными органами. Все строительные работы должны проводиться согласно этим указаниям, если не последуют военные приказы в этой области. Удовлетворение заявок на рабочую силу не должно идти в ущерб сельскохозяйственным работам. Рабочих следует забирать из городов или из числа промышленных рабочих.
д) Об остальной промышленной продукции:
1. Использование других отраслей промышленности, включая также и военную, возможно лишь постольку, поскольку это не будет препятствовать выполнению предстоящих главных экономических задач.
2. В рамках этого использования отраслей промышленности преимущество предоставляется военной промышленности.
3. В потребляющих областях Северной и Средней России следует учитывать возможность сокращения промышленного производства вследствие переселения рабочих в сельские местности.
4. Предприятия, расположенные в производящих сельскохозяйственных областях, которые пока бездействуют, должны быть сохранены в пригодном к эксплуатации состоянии.
ж) Безработные в промышленных городах, не переселяющиеся в села, должны быть возможно быстрее, через специально для этой цели создаваемую организацию, использованы для восстановления и улучшения транспорта на важных для немецкой военной экономики путях сообщения или заняты другой подобной деятельностью в интересах Германии.
IV. Для обеспечения экономического успеха в интересах Германии необходимо привлекать к сотрудничеству в возможно более широком масштабе руководящих работников хозяйственных комиссариатов, главных управлений и других хозяйственных организаций, а также руководителей сельскохозяйственных и промышленных предприятий (конечно, не работников с чисто политическими задачами). Их дальнейшая судьба будет решена позже. Решающим моментом прежде всего является деятельность экономического аппарата, служащего немецким интересам, при наименьшей затрате немецких сил.
V. При таких больших размерах подлежащей использованию территории, неуверенности в имеющихся возможностях и при отсутствии данных о состоянии экономики в подлежащих оккупации областях невозможно уже сейчас дать точные директивы по всем отдельным вопросам. Как поступать в каждом отдельном случае, покажет дальнейшее развитие событий и в особенности ход военных операций. В крайнем случае экономические органы будут принимать самостоятельное решение с последующим сообщением...
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 14. л. 3—11. Перевод с немецкого
№ 7.
Приказ начальника штаба верховного
главнокомандования германскими вооруженными силами
о введении в действие директив «Зеленая папка»
гор. Берлин 16 июня 1941 г.
По поручению фюрера рейхсмаршал издал «Директивы по руководству экономикой» в подлежащих оккупации областях.
Эти директивы («Зеленая папка») служат в качестве инструкции военному руководству и хозяйственным инстанциям в области экономических задач в подлежащих захвату восточных областях. Они содержат указания о снабжении войск из ресурсов страны и дают указания войсковым частям об оказании помощи хозяйственным органам. Эти указания и распоряжения должны выполняться войсковыми частями.
Немедленная и полная эксплуатация оккупированных областей в интересах военной экономики Германии, в особенности в области обеспечения продовольствием и нефтью, имеет исключительное значение для дальнейшего ведения войны.
Для этого требуется:
1. Чтобы обнаруженные запасы продовольствия, сырья и горючего использовались только в том случае, если этого требуют военная обстановка и выполнение боевой задачи; чтобы не увозились тягачи с тракторных станций и не расходовались обнаруженные там запасы горючего.
2. Чтобы запасы, поскольку они не используются войсками, охранялись от хищений и бессмысленного разбазаривания до момента их вывоза.
3. Чтобы хозяйственные органы, созданные управлением хозяйства и вооружения в районе военных действий, получали от всех воинских частей и всех военных учреждений должную действенную поддержку.
По мере возможности, если это допускается военной обстановкой, выполнять требования хозяйственных органов в отношении:
а) предоставления охраны для больших складов и промыслов (нефти и других);
б) предоставления рабочей силы, упряжек и грузовых машин, а если нужно, то и горючего для вывоза урожая на большие склады — элеваторы;
в) предоставления имеющегося в распоряжении транспорта для вывоза в Германию недостающих там товаров.
Всем войсковым частям следует настойчиво указывать на огромное значение разумной эксплуатации восточных областей для дальнейшего ведения войны.
При помощи создания полевых и местных комендатур в наиболее важных сельскохозяйственных и нефтяных районах нужно как можно более широко способствовать в деле использования страны.
Начальник штаба верховного главнокомандования
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, Д. 14, л. 1. Перевод с немецкого
№ 8.
Из речи рейхслейтера Розенберга о политических
целях Германии в предстоящей войне против Советского Союза и планах его расчленения
20 июня 1941 г.
...Имеются две противостоящие друг другу концепции германской политики на Востоке: традиционная и другая, выразителями которой мы, по моему мнению, должны быть, и в зависимости от решения, утвердительного или отрицательного, в отношении этой концепции будет определяться ход событий на ближайшие столетия.
Одна точка зрения считает, что Германия вступила в последний бой с большевизмом и этот последний бой в области военной и политической нужно довести до конца; после этого наступит эпоха строительства заново всего русского хозяйства и союз с возрождающейся национальной Россией.
Этот союз будет означать образование на все будущие времена континентального блока и будет неуязвим.
Это было бы особенно удачным сочетанием потому, что Россия аграрная, а Германия — индустриальная страна, и поэтому они успешно могут противостоять капиталистическому миру. Это было обычным взглядом многих кругов до сих пор. Мне думается, я уже на протяжении 20 лет не скрываю, что являюсь противником этой идеологии.,.
...Сегодня же мы ищем не «крестового похода» против большевизма только для того, чтобы освободить «бедных русских» на все времена от этого большевизма, а для того, чтобы проводить германскую мировую политику и обезопасить Германскую империю. Мы хотим решить не только временную большевистскую проблему, но также те проблемы, которые выходят за рамки этого временного явления, как первоначальная сущность европейских исторических сил. Сообразно с этим, мы должны сегодня систематически сознавать наше будущее положение. Война с целью образования неделимой России поэтому исключена. Замена Сталина новым царем или выдвижение на этой территории какого-либо другого национального вождя — все это еще более мобилизовало бы все силы против нас. Вместо этой, имеющей, правда, до сих пор распространение идеи единой России выступает совершенно иная концепция восточного вопроса...
...Задачи нашей политики, как мне кажется, должны поэтому идти в том направлении, чтобы подхватить в умной и целеустремленной форме стремление к свободе всех этих народов и придать им определенные государственные формы, то есть органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и восстановить их против Москвы, освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы
Четыре больших блока должны будут оградить нас и одновременно продвинуть далеко на восток сущность Европы:
1. Великая Финляндия.
2. Прибалтика.
3. Украина.
4. Кавказ...
...Нет, однако, оснований к тому, чтобы это порабощение могло быть вечным божественным законом. Целью германской восточной политики но отношению к русским является то, чтобы эту первобытную Московию вернуть к старым традициям и повернуть лицом снова на восток. Сибирские пространства огромны и в центральной части плодородны. Многие революционеры, которые были сосланы русским царским правительством в Сибирь, были превосходными людьми. Сибирские полки считались в русском государстве особенно хорошими. Даже если русских оттеснить от тех пространств, которые не принадлежат им, у них останется большее пространство, чем когда-либо было у любого европейского народа.
Обеспечение продовольствием германского народа в течение этих лет несомненно будет главнейшим германским требованием на Востоке, южные области и Северный Кавказ должны будут послужить компенсацией в деле обеспечения продовольствием германского народа. Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ продуктами из этих областей изобилия. Мы знаем, что это является жестокой необходимостью, которая выходит за пределы всяких чувств. Несомненно, что необходимо будет провести очень большую эвакуацию и для русских предстоят очень тяжелые годы. Насколько нами еще должна быть оставлена промышленность (вагоностроительные заводы и т. д.), это будет решено позднее. Для германского государства и его будущего трактовка и проведение этой политики на собственной русской территории представляют собой огромные политические и отнюдь не негативные задачи, какими они, возможно, могут казаться, когда в них будут видеть только жестокую необходимость эвакуации. Поворот русской динамики на восток является задачей, которая требует сильных характеров. Возможно, будущая Россия одобрит когда-нибудь это решение, конечно, не в ближайшие 30 лет, а лет 100 спустя, так как ведущаяся до настоящего времени борьба в течение последних 200 лет разрывала русскую душу... Если русские теперь будут изолированы от Запада, тогда они, возможно, вспомнят о своих первоначальных силах и о том пространстве, к которому они принадлежат. Возможно, по истечении столетий какой-либо историк будет трактовать это решение иначе, чем сегодня это кажется возможным для русского.
Я покажу вам совсем коротко границы, которые будут занимать эти четыре рейхскомиссариата при условии, если с этим согласится фюрер. При этом приняты во внимание политическая цель, принадлежность к нации и настоящие административные границы Советского Союза, которые нельзя изменить немедленно.
Рейхскомиссариат Прибалтики будет иметь четыре генеральных комиссариата (из них три будут называться ландесхауптманшафтен), которые в свою очередь будут соответственно подразделены. Граница проходит западнее Петербурга, южнее Гатчины к озеру Ильмень, затем на юг, 250 километров западнее Москвы, вплоть до границы украинского населения. Граница подвинется далеко на восток, с одной стороны, потому что в этих областях живут остатки древних народностей эстонцев и латышей, и, с другой стороны, это будет разумно, так как мы планируем в Западной Прибалтике провести серьезную германизацию и освежение крови. Здесь будет создана между собственно Эстонией и Россией полоса населения эстонцев и латвийцев, которые трудолюбиво выполняют свои обязанности и жизненные интересы которых связаны с Германией, так как любое нападение со стороны России было бы для них гибелью. (Окончательное проведение границ, само собою разумеется, будет предпринято ОКБ в соответствии со стратегическими требованиями.) Непосредственно к этой границе примыкает белорусская как центр сосредоточения всех социально опасных элементов, который будет содержаться подобно заповеднику. Эта область получит со временем право некоторой автономии. В отличие от обозначения Эстонии, Латвии и Литвы как ландесхауптманшафтен Белоруссия будет называться генеральным комиссариатом. Этот рейхскомиссариат будет занимать площадь в 550 тыс. кв. км с населением в 19,3 млн. человек.
Украинские границы охватывают собственно Украину, включая области Курска, Воронежа, Тамбова, Саратова. В течение нескольких лет я поручил изготовлять своему учреждению этнографические карты для всего Востока. Мы приблизительно установили, как проходят этнографические границы. Черноземная область, являющаяся самой плодородной областью России, может совершенно спокойно быть отнесенной к украинскому правительству, однако это не является окончательным решением вопроса.
Украина будет разделена на 8 генеральных комиссариатов с 24 главными комиссариатами. Она занимает площадь в 1,1 млн. кв. км с населением в 59,5 млн. человек.
На Кавказе границы тянутся восточнее Волги, затем южнее Ростова. Остальные существовавшие государственные границы по-прежнему проходят вдоль Турции и Ирана.
Эта область имеет площадь больше 500 тыс. кв. км и 18 млн. жителей. Она будет разделена на 6 генеральных комиссариатов.
Остальная территория является собственно Россией Она занимает 2,9 млн. кв. км с населением в 50—60 млн. человек. Области, обозначенные здесь вверху белой краской, являются почти ненаселенными. То, что мы должны сделать, чтобы руководить и сохранить эти области, является задачей, которую наше поколение, должно быть, не сможет решить окончательно, это будет задачей столетий...
...Фюрер назначил меня 20 апреля этого года своим непосредственным уполномоченным для централизованного решения вопросов восточноевропейского пространства. Вместо должности уполномоченного, возможно, будет создано учреждение с определенными правовыми и государственными задачами. Сегодня нельзя определить и перечислить служебные должности, но на сегодня можно считать разрешенными следующие моменты:
1) Полномочие осуществлять на Востоке правопорядок предоставлено мне.
2) Вопрос подчиненности четырех рейхскомиссаров, которые получают указания только от меня.
3) Все руководство областью осуществляется рейхскомиссаром.
Само собой разумеется, это не затрагивает директивных прав рейхсмаршала как уполномоченного по четырехлетнему плану. Имперские комиссары будут, таким образом, носителями суверенитета Германской империи, и наряду с ними четыре военных главнокомандующих, назначенных фюрером. Остальные общие и частные вопросы будут решаться фюрером.
От меня назначаются представители в ОКВ и ОКХ, а также в армейские группы для участия в обсуждении предстоящей политической организации. Я прошу вас пожелания других учреждений в отношении затронутых вопросов направлять ко мне...
Главное командование сухопутных войск.
...Итак, перед нами стоят две гигантские задачи:
1) Обеспечить продовольственное снабжение и военное хозяйство Германии, это великая задача рейхсмаршала, и
2) Навсегда освободить Германию от политического давления с Востока. Это политическая цель борьбы. Эта цель должна быть достигнута умной политикой, правильно оценивающей прошлое и настоящее. Проведение такой политики требует ясности и твердости мысли и действий. Каждое действие должно стремиться служить обеим этим целям. Добровольное сотрудничество всех тех, кто хочет идти вместе с Германией, явится порукой легкого достижения хозяйственных успехов для блага обеих частей.
Но мы не предаемся иллюзиям. Это примитивная страна, и наши солдаты встретят там совсем другие условия, чем те, к которым они привыкли в Европе. Они не найдут ни банков, ни хороших отелей, ни кроватей, но частью взорванные жилые дома и запущенное жилищное хозяйство. Они должны будут добывать себе буквально все, что необходимо культурным людям. Все люди, которые идут в эту страну, должны учесть, что они служат гигантской задаче и что они приняли на себя годы тяжелейшей колонизаторской работы.
Само собой разумеется, что законодательством предусмотрено приравнять год работы на Востоке к четырем или пяти годам в империи. Эту тяжелую работу следует поддерживать всеми средствами. Но мы думаем, что раз проведенная эта работа сохранится не на короткое время и что действительно Европа навсегда окажется продвинутой дальше на восток.
Я хотел бы еще раз выразить всем вам благодарность за поддержку, которая мне была оказана в эти недели.
Все, которые идут туда, взваливают на себя тяжкую ношу, которую, однако, они могут взять на себя только тогда, если они знают, что верно служат политической идее национал-социализма, окончательному переустройству нашего старого континента. Если все мы будем добросовестно служить этой общей задаче, мы сможем помочь фюреру осуществить великий труд его жизни.
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 144, л. 330—352. Переводе немецкого
№ 9.
Приказ Гитлера о передаче всей полноты власти на оккупированной территории командующим
войсками вермахта
Ставка верховного главнокомандующего 25 июня 1941 г.
1) В качестве высших представителей вермахта командующие войсками вермахта на вновь оккупированных восточных территориях имеют всю полноту военной и административной власти.
Командующие войсками вермахта назначаются мной
Они подчиняются начальнику главного штаба вооруженных сил Германии и получают от него распоряжения в соответствии с моими директивами.
2) В обязанности командующих войсками вермахта входит как обеспечение безопасности с военной точки зрения оккупированной территории, так и защита ее от внезапного нападения извне.
Они обязаны оказывать помощь рейхскомиссарам в решении ими административных и политических задач и являются единственными представителями интересов вермахта, особенно в осуществлении таких мероприятий, как использование ресурсов страны для снабжения действующей армии.
3) В области гражданского управления осуществление требований вермахта возлагается на рейхскомиссаров.
При обстоятельствах, не допускающих промедления, командующие войсками вермахта имеют право вмешиваться в область гражданского управления, если это необходимо для выполнения военных задач.
Командующие войсками вермахта могут временно предоставлять это право командирам соединений вермахта, расположенных на оккупированной территории
Указания учреждений вермахта, основывающиеся на этих полномочиях, осуществлять в первую очередь.
4) Начальнику главного штаба вооруженных сил Германии в целях проведения и в дополнение настоящего указа составить служебную инструкцию для командующих войсками вермахта.
ЦГАОР СССР, ф 7021 оп 148 д. 183. л 48. Перевод с немецкого
№ 10.
Из протокольной записи совещания Гитлера
с руководителями фашистского рейха о целях войны
против Советского Союза
Ставка верховного главнокомандующего 16 июля 1941 г. Секретно
По распоряжению фюрера сегодня в 15 час. у него : мело место совещание с рейхслейтером Розенбергом, рейхсминистром Ламмерсом , фельдмаршалом Кейтелем, рейхсмаршалом и со мною.
Совещание началось в 15 час. и длилось приблизительно до 20 час. с перерывом для кофе.
Во вступительном слове фюрер подчеркнул, что он хочет установить несколько основных положений. В настоящее время необходим ряд мероприятий. Об этом свидетельствует высказывание одной бесстыдной газеты из Виши о том, что война против СССР является войной Европы. Таким образом, война должна якобы вестись в интересах всей Европы. Этим высказыванием газета из Виши, очевидно, хочет добиться того, чтобы пользу из той войны могли извлечь не только немцы, но и все европейские государства.
Теперь является важным, чтобы мы не раскрывали своих целеустановок перед всем миром. Это к тому же вовсе не нужно. Главное, чтобы мы сами знали, чего мы хотим. Ни в коем случае не следует осложнять наш путь излишними заявлениями. Подобного рода объяснения являются излишними, ибо мы можем все сделать, поскольку у нас хватит сил, а что лежит за пределами напей силы, мы все равно сделать не можем.
Мотивировка перед миром наших действий должна, следовательно, исходить из тактических соображений. Мы должны поступать здесь точно таким же образом, как в случае с Норвегией, Данией, Голландией и Бельгией. И в этих случаях мы ведь ничего не говорили о наших намерениях, и мы впредь также будем умными и не будем этого делать.
Итак, мы снова будем подчеркивать, что мы были вынуждены занять район, навести в нем порядок и установить безопасность. Мы были вынуждены в интересах населения заботиться о спокойствии, пропитании, путях сообщения и т. п. Отсюда и происходит наше регулирование. Таким образом, не должно быть распознано, что дело касается окончательного регулирования. Все необходимые меры — расстрелы, выселения и т. п. мы, несмотря на это, осуществляем и можем осуществлять. Мы, однако, отнюдь не желаем превращать преждевременно кого-либо в своих врагов. Поэтому мы пока будем действовать так, как если бы мы намеревались осуществлять мандат. Но нам самим при этом должно быть совершенно ясно, что мы из этих областей никогда уже не уйдем.
Исходя из этого, речь идет о следующем:
1. Ничего не строить для окончательного урегулирования, но исподтишка подготовить все для этого.
2. Мы подчеркиваем, что мы приносим свободу. В частности:
Крым должен быть освобожден от всех чужаков и заселен немцами. Точно так же австрийская Галиция должна стать областью Германской империи.
В настоящее время наши взаимоотношения с Румынией хороши, но никто не знает, как эти отношения сложатся в будущем. С этим нам нужно считаться, и соответственно этому мы должны устроить свои границы. Не следует ставить себя в зависимость от благожелательства третьих государств. Исходя из этого, мы должны строить наши отношения с Румынией.
В основном дело сводится к тому, чтобы освоить огромный пирог, с тем чтобы мы, во-первых, овладели им, во-вторых, управляли и, в-третьих, эксплуатировали. Русские в настоящее время отдали приказ о партизанской войне в нашем тылу. Эта партизанская война имеет и свои преимущества: она дает нам возможность истреблять все, что восстает против нас. Самое основное:
Создание военной державы западнее Урала никогда не должно снова стать на повестку дня, хотя бы нам для этого пришлось воевать сто лет. Все последователи фюрера должны знать: империя лишь тогда будет в безопасности, если западнее Урала не будет существовать чужого войска. Защиту этого пространства от всяких возможных опасностей берет на себя Германия. Железным законом должно быть: «Никогда не должно быть позволено, чтобы оружие носил кто-либо иной, кроме немцев!». Это особенно важно. Даже если в ближайшее время нам казалось бы более легким привлечь какие-либо чужие, подчиненные народы к вооруженной помощи, это было бы неправильным. Это в один прекрасный день непременно и неизбежно обернулось бы против нас самих. Только немец вправе носить оружие, а не славянин, не чех, не казак и не украинец.
Ни в коем случае мы не должны проводить «колеблющейся» политики, как это было до 1918 г. в Эльзасе. Англичанин всегда отличается постоянным преследованием одной линии, одной цели. В этом отношении мы обязательно должны учиться у англичан; соответственно этому мы не вправе ставить наши отношения в зависимость от отдельных личностей. И тут примером должно служить поведение англичан в Индии по отношению к индийским князьям: солдат всегда должен охранять режим.
Новоприобретенные восточные районы мы должны превратить в райский сад. Они для нас жизненно важны. Колонии по сравнению с ними играют совершенно подчиненную роль.
Даже в тех случаях, когда мы отделяем некоторые районы, мы всегда обязаны выступать в роли защитников права и населения. Соответственно этому уже сейчас нужно избрать необходимые формулировки. Мы говорим не о новой области империи, а о необходимой задаче, выдвинутой войной.
В частности, в Прибалтике район до Двины по согласованию с фельдмаршалом Кейтелем уже сейчас должен быть взят под управление.
Рейхслейтер Розенберг подчеркивает, что, по его мнению, в каждой области (комиссариате) должно быть разное отношение к населению. На Украине мы должны были бы выступить с обещаниями в области культуры, мы должны были бы пробудить историческое самосознание украинцев, должны были бы открыть университет в Киеве и т. п.
Рейхсмаршал возражает, указывая на то, что мы в первую очередь должны обеспечить себе пропитание, все остальное могло бы быть гораздо позже.
(Побочный вопрос: имеется ли вообще еще культурная прослойка на Украине или украинцы, принадлежащие к высшим классам, имеются лишь вне современной России в качестве эмигрантов?)
Розенберг продолжает: на Украине тоже следует развивать известные стремления к самостоятельности.
Рейхсмаршал просит фюрера сообщить, какие районы обещаны другим государствам.
Фюрер отвечает, что Антонеску хочет получить Бессарабию и Одессу с коридором, ведущим от Одессы на запад, северо-запад. На возражения Розенберга и рейхсмаршала фюрер указывает, что испрашиваемая Антонеску граница мало выходит за пределы старой румынской границы. Фюрер подчеркивает, что мадьярам, туркам и словакам не было дано никаких определенных обещаний.
Фюрер затем ставит на обсуждение вопрос, не следует ли немедленно передать губернаторству староавстрийскую часть Галиции. После обмена мнениями фюрер решает не передавать этой части губернаторству, а только подчинить ее по совместительству рейхсминистру Франку (резиденция во Львове).
Рейхсмаршал считает правильным присоединить к Восточной Пруссии различные части Прибалтики, например белостокские леса.
Фюрер подчеркивает, что вся Прибалтика должна стать областью империи.
Точно так же должен стать областью империи Крым с прилегающими районами (область севернее Крыма). Эти прилегающие районы должны быть как можно больше.
Розенберг высказывает свои сомнения в части проживающих там украинцев.
(Попутно: многократно замечалось, что Розенберг слишком много уделяет внимания украинцам. Он хочет также значительно увеличить старую Украину.)
Фюрер далее подчеркивает, что и волжские колонии должны стать областью империи, точно так же как Бакинская область. Она должна стать немецкой концессией (военной колонией).
Финны хотят получить Восточную Карелию. Однако ввиду большой добычи никеля Кольский полуостров должен отойти к Германии.
Со всей осторожностью должно быть подготовлено присоединение Финляндии в качестве союзного государства. На Ленинградскую область претендуют финны. Фюрер хочет сровнять Ленинград с землей с тем, чтобы затем отдать его финнам.
...Рейхслейтер Розенберг поставил затем вопрос об обеспечении управления.
Фюрер обращается к рейхсмаршалу и фельдмаршалу, говоря, что он всегда настаивал на том, чтобы полицейские полки получили танки. Для применения полиции в новых восточных областях это чрезвычайно нужно, так как, имея соответствующее количество танков, полиция могла бы многое сделать. Впрочем, подчеркивает фюрер, силы обеспечения безопасности, естественно, весьма малы. Однако рейхсмаршал переместит свои учебные аэродромы в новые области, и, если это будет нужно в случае восстания, даже Ю-52 смогут сбрасывать бомбы. Гигантское пространство, естественно, должно быть как можно скорее замирено. Лучше всего этого можно достигнуть путем расстрела каждого, кто бросит хотя бы косой взгляд.
Фельдмаршал Кейтель подчеркивает, что надо сделать местное население ответственным за свои собственные дела, так как, естественно, невозможно ставить охрану для каждого сарая, для каждого вокзала. Местные жители должны знать, что будет расстрелян всякий, кто проявляет бездействие, и что они будут привлекаться к ответственности за всякий проступок.
На вопрос рейхслейтера Розенберга фюрер ответил, что нужно возродить газеты, например, и для Украины, чтобы получить возможность влиять на местное население...
Рейхслейтер Розенберг просит предоставить ему соответствующее служебное здание. Он просит передать ему здание советского торгпредства на Литценбургерштрассе. Министерство иностранных дел, однако, придерживается мнения, что это' здание является экстерриториальным. Фюрер отвечает, что это — чепуха. Рейхсминистру д-ру Ламмерсу дается поручение сообщить министерству иностранных дел, что дом должен быть немедленно передан Розенбергу без дальнейших переговоров...
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 162. л. 433—443. Перевод с немецкого
№ 11.
Приказ Гитлера о гражданском управлении во вновь оккупированных восточных областях
Ставка верховного главнокомандующего 17 июля 1941 г
Для восстановления общественного порядка, общественной жизни во вновь захваченных восточных областях и для их поддержания приказываю:
§ 1
По прекращении военных действий во вновь захваченных восточных областях управление этими областями переходит от военной администрации к гражданским властям. Области, которые в соответствии с этим должны быть переданы гражданским властям, а также момент передачи будут определены мной каждый раз специальным указом.
§ 2
Гражданские власти во вновь оккупированных восточных областях подчинены рейхсминистру по делам оккупированных восточных областей, если эти области не входят в компетенцию администрации пограничных с империей или с генерал-губернаторством территорий.
§ 3.
Суверенные права и полномочия военных властей осуществляются во вновь оккупированных восточных областях командующими вооруженных сил в соответствии с моим указом от 25 июня 1941 г.
Вопросы компетенции уполномоченного по четырехлетнему плану во вновь оккупированных восточных областях урегулированы особо моим указом от 29 июня 1941 г., а вопросы компетенции рейхсфюрера СС и начальника германской полиции — моим указом от 17 июля 1941 г 2, и нижеизложенные положения к ним не относятся.
§ 4.
Рейсминистром по делам оккупированных восточных областей назначается рейхслейтер Альфред Розенберг Его резиденция находится в Берлине.
§ 5.
Подчиненные рейхсминистру по делам оккупированных восточных областей вновь оккупированные области подразделяются на рейхскомиссариаты; они в свою очередь подразделяются на генеральные округа, и эти последние — на районы. Несколько районов могут быть объединены в главные округа. Более подробно эти положения определяет рейхсминистр по делам оккупированных восточных областей.
§ 6.
Во главе каждого рейхскомиссариата стоит рейхскомиссар, во главе каждого генерального округа — генеральный комиссар, и во главе каждого района — районный комиссар. В случае образования главного округа во главе его стоит главный комиссар.
Рейхскомиссары и генеральные комиссары назначаются мной, руководители главных отделов учреждений, подчиненных рейхскомиссарам, а также главные комиссары и районные комиссары — рейхсминистром по делам оккупированных восточных областей.
§7.
Рейхскомиссары подчиняются рейхсминистру по делам оккупированных восточных областей и получают указания исключительно от него, если в действие не вступает § 3.
§ 8.
К обязанности рейхсминистра по делам оккупированных восточных областей относится определение прав для территорий подчиненных ему вновь оккупированных восточных областей. Он может передать полномочия по определению прав рейхскомиссарам.
§9.
Рейхскомиссарам подчиняется вся администрация на их территории в вопросах гражданского порядка.
Обеспечение нормального функционирования предприятий, транспорта и почты вменяется в обязанность ответственным за это высшим имперским властям в соответствии с указаниями начальника штаба верховного главнокомандования вооруженных сил на протяжении всего времени, пока проводятся военные операции. На время после окончания военных операций предусмотрены другие регулирующие органы.
§10.
Для согласования мероприятий, осуществляемых рейхсминистром по делам оккупированных восточных областей или рейхскомиссарами на подчиненных им территориях, с более важными вопросами, касающимися интересов государства, рейхсминистр по делам оккупированных восточных областей поддерживает тесный контакт с высшими имперскими властями. При разногласиях во мнении, которые не могут быть устранены путем непосредственных переговоров, следует обращаться ко мне за решением через рейхсминистра и начальника рейхеканцелярии.
§11
Положения, необходимые для проведения в жизнь и дополнения настоящего указа, издаются рейхсминистром по делам оккупированных восточных областей по согласованию с рейхсминистром и начальником рейхсканцелярии и начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.
Фюрер
А. Гитлер
Начальник штаба
верховного главнокомандования
Кейтель
Рейхсминистр
и начальник рейхсканцелярии
д-р Ламмерс
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 183, л. 45-—46. Перевод с немецкого
№ 12.
Указ Гитлера о полицейской охране оккупированных восточных областей
Ставка верховного главнокомандующего 17 июля 1941 г.
I
Полицейская охрана вновь оккупированных восточных областей возлагается на рейхсфюрера СС и начальника полиции Германии.
II
После создания в этих областях гражданской администрации рейхсфюрер СС будет облечен правом отдавать рейхскомиссарам распоряжения в пределах указанной в пункте I задачи. В случае, если эти указания будут носить общий характер и иметь принципиальное политическое значение, они должны направляться через рейхсминистра оккупированных восточных областей, поскольку речь не будет идти о предотвращении непосредственно грозящей опасности.
III
Для осуществления полицейской охраны к каждому рейхскомиссару прикомандировывается старший начальник СС и полиции, непосредственно и лично подчиненный рейхскомиссару. К генеральным комиссарам, главным комиссарам и областным комиссарам прикомандировываются начальники СС и полиции, непосредственно и лично им подчиненные.
Фюрер
Адольф Гитлер
Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель
Имперский министр
и начальник рейхсканцелярии
Ламмерс
ЦГА ЛатССР, ф. 434, оп. 3, д. 2, л. 2. Перевод с немецкого
№ 13.
Распоряжение Геринга о гражданском управлении оккупированными восточными областями
гор. Берлин 18 июля 1941 г.
На основании приказа фюрера об управлении вновь оккупированными восточными областями от 17 июля 1941 г. управление этими областями переходит от военных служебных инстанций к органам гражданского управления. Это будет иметь место, как только боевые действия во вновь оккупированных восточных областях закончатся и фюрер издаст соответствующее распоряжение.
В своем приказе от 17 июля 1941 г. фюрер определил следующее:
а) управление Белостокским округом переходит к обер-президенту Восточной Пруссии;
б) управление ранее принадлежавшей Польше областью Галиция переходит к генерал-губернатору;
в) область бывших свободных государств Литвы, Латвии и Эстонии, а также территория, населенная белорусами, в качестве имперского комиссариата Остланда Должны перейти в гражданское управление, подчиненное имперскому министру по делам оккупированных восточных областей. Область, расположенная западнее Двины, исключая Ригу, но включая Якобсштадт, исключаяДвинск, но включая Друху, а также область, находящаяся севернее линии Друха — Малетай — Ранмискес г-Вистииия, подлежат немедленной передаче от военных органов имперскому комиссару по делам Остланда.
I. Начиная с 25 июля 1941 г. области, перечисленные в пп. «а» и «б», выделяются из подчинения экономическому штабу «Восток». Не позднее 30 июля 1941 г. экономический штаб по делам Востока совместно с обер-президентом Восточной Пруссии и генерал-губернатором должен представить мне свои соображения о персонале, подлежащем передаче. Экономические штабы и другие организации, действующие в перечисленных областях, продолжают существовать вплоть до моего решения по этому вопросу. Они работают в соответствии с указаниями новых гражданских руководителей.
II. Окончательное урегулирование вопроса о передаче Остланда гражданскому управлению будет иметь место лишь после того, как весь район Остланда может быть охвачен гражданской администрацией. До тех пор в порядке временного, переходного урегулирования положения на вышеуказанной части Остланда я приказываю принять следующие меры:
1. Начиная с 25 июля 1941 г. эта область выделяется из области, подчиненной экономическому штабу по делам Востока.
2. По всем вопросам экономического и хозяйственного характера в этой области экономическая инспекция по делам Севера, находящаяся в Риге, и подчиненные ей экономические органы выполняют распоряжения имперского комиссара.
3. До тех пор, пока местопребывание имперского комиссара по делам Остланда, который должен находиться в Риге, еще остается в Каунасе, инспектор по экономическим вопросам Севера будет представлен перед имперским комиссаром начальником экономического штаба в Каунасе.
4. Инспектор по экономическим вопросам Севера, наряду со своими задачами, связанными с деятельностью имперского комиссара по делам Остланда, осуществляет также руководство хозяйственной деятельностью в тыловом районе армейской группы «Север».
5. «Указания по руководству экономикой» («Зеленая папка») сохраняют свою силу в вышеперечисленных областях впредь до особого распоряжения.
III. Разведка, добыча и вывоз сырьевых запасов из областей, перешедших в гражданское управление, осуществляются впредь до особого распоряжения ныне существующими для этой цели органами. Они подчиняются экономическому штабу по делам Востока, который распоряжается сырьевыми запасами согласно моим указаниям.
Уполномоченный по сбору утиля и металлического лома в оккупированных областях — ротмистр Шу отвечает также за сбор утиля и металлического лома во всех оккупированных областях. Его полномочия по-прежнему остаются в силе, несмотря на передачу этих областей в гражданское управление.
ЦГАОР БССР, ф. Р-370, оп. 4, д. 49. л. 11 — 12 Перевод с немецкого
№ 14.
Дополнение Кейтеля к директиве № 33 о применении
жестоких мер к населению, оказывающему
сопротивление оккупационным властям
Ставка верховного 23 июля 1941 г.
главнокомандующего
После доклада командующего армией фюрер приказал 22 июля сделать следующее дополнение и разъяснение к директиве №33. (Выдержка со стр. 2 и 3.)
«п. 6. Имеющиеся для обеспечения безопасности в покоренных восточных областях войска ввиду обширности этого пространства будут достаточны лишь в том случае, если всякого рода сопротивление будет сломлено не путем юридического наказания виновных, а если оккупационные власти будут внушать тот страх, который единственно способен отбить у населения всякую охоту к сопротивлению.
Соответствующие командующие вместе с подчиненными им войсковыми частями должны нести ответственность за спокойствие в их районах. Не в употреблении дополнительных охранных частей, а в применении соответствующих драконовских мер командующие должны находить средства для поддержания порядка в своих районах безопасности».
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 141, л. 140. Перевод с немецкого
№15
Из указа Розенберга о вынесении специальными судами приговоров о смертной казни лицам, неповинующимся оккупационным властям.
гор. Берлин 23 августа 1941 г.
На основе §8 приказа фюрера об организации управления вновь оккупированными восточными областями от 17 июля 1941 г. приказываю следующее:
Местное население обязано вести себя в соответствии с немецкими законами и с приказами, изданными для него немецкими властями. Поскольку местные жители не являются немецкими подданными или лицами немецкой национальности, они подлежат следующему особому положению о наказаниях:
§1
Все лица, осуществляющие акт насилия против немецкой империи или против органов власти, находящихся на территории оккупированных восточных областей,
все лица, намеренно разрушающие учреждения, принадлежащие немецким властям, объекты, служащие деятельности немецких властей, или сооружения, служащие общественным интересам,
все лица, распространяющие враждебные немцам слухи путем ведения ненавистнической или подстрекательской пропаганды,
все лица, подстрекающие к неподчинению указам или постановлениям немецких властей,
все лица, совершающие акты насилия, направленные против немецких граждан или лиц немецкой национальности в связи с их принадлежностью к немецкому народу,
все лица, совершающие акты насилия против военнослужащих немецкой армии, немецкой полиции, в том числе ее вспомогательных сил, представителей управления государственной трудовой повинности, работников немецких властей, служебных органов или партийных организации НСДАП,
все лица, намеренно совершающие поджоги и тем самым разрушающие общенемецкое имущество или же имущество немецких граждан либо лиц немецкой национальности,
подлежат смертной казни, а в менее тяжелых случаях заключению в каторжную тюрьму.
§2
Кроме того, караются смертной казнью, а в менее тяжелых случаях каторжной тюрьмой:
все лица, договаривающиеся о совершении преступлений, перечисленных в § 1 настоящего указа, либо лица, ведущие переговоры об их совершении,
все лица, предлагающие свои услуги или соглашающиеся принимать участие в совершении преступлений, перечисленных в § 1 настоящего указа,
все лица, знавшие о подготовке или о намерении совершить преступления, перечисленные в § 1 настоящего указа, в тот период, когда можно было бы еще отвратить угрозу, и сознательно не сообщившие об этом своевременно соответствующим немецким властям или угрожаемым лицам.
§3
Специальные суды правомочны выносить решения по вышеперечисленным делам.
§4
1) В тех случаях, когда специальный суд оказывается не в состоянии срочно собраться для принятия решения, в то время как общественная безопасность и порядок требуют немедленного вынесения приговора, соответствующий командир полицейского полка или полка СС «Мертвая голова» либо руководитель оперативного отряда полиции по охране безопасности могут приказать военно-полевому суду принять дело к судопроизводству. Это решение может быть вынесено в тех случаях, когда преступник может быть изобличен без большого объема доказательств и свидетельских показаний.
2) Военно-полевой суд создается в составе председателя, который должен по меньшей мере иметь звание командира батальона, либо начальника оперативного отряда полиции по обеспечению безопасности, а также двух офицеров или сотрудников полиции либо войск СС.
3) Военно-полевой суд может выносить лишь смертные приговоры, приговоры о заключении в концентрационный лагерь вместо каторжной тюрьмы либо оправдательный приговор.
§5
1) О заседании военно-полевого суда составляется краткий протокол, в котором указываются фамилии судей осужденного и свидетелей, на основе показаний которых выносится приговор; кроме того, в нем излагается состав преступления, содержание приговора, а также день и место вынесения приговора.
2) Протокол должен быть подписан председателем военно-полевого суда...
Имперский министр
по делам оккупированных
восточных областей
Розенберг
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 183, л. 54 — 56. Перевод с немецкого
№ 16.
Из приказа командующего 6-й армией
генерал-фельдмаршала фон Рейхенау о поведении
войск на Востоке
Штаб-квартира 6-й армии 10 октября 1941 г.
В вопросе поведения войск по отношению к большевистской системе имеются еще во многих случаях неясные представления.
Основной целью похода против еврейско-большевистской системы являются полный разгром государственной мощи и искоренение азиатского влияния на европейскую культуру.
В связи с этим перед войсками возникают задачи, выходящие за рамки обычных обязанностей воина...
...К борьбе с врагом за линией фронта еще недостаточно серьезно относятся. Все еще продолжают брать в плен коварных, жестоких партизан и выродков — женщин; к одетым в полувоенную или гражданскую форму отдельным стрелкам из засад и бродягам относятся все еще как к настоящим солдатам и направляют их в лагеря для военнопленных. Пленные русские офицеры рассказывают с язвительной усмешкой, что агенты Советов свободно ходят по улицам и зачастую питаются из походных немецких кухонь. Подобное поведение войск объясняется только полным легкомыслием. Пора начальствующему составу пробудить в себе понимание борьбы, которая ведется в настоящее время.
Снабжение питанием из полевых кухонь местных жителей и военнопленных, которые не работают на вермахт, является такой же неправильно понятой гуманностью, как и раздача сигарет и хлеба.
Все, в чем тыл отказывает себе, терпя большие лишения, руководство с большими трудностями посылает на фронт, солдат не должен раздавать врагу, даже в том случае, если это является трофеями. Они являются необходимой частью нашего снабжения. Отступая, Советы часто поджигали здания. Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для расположения воинских частей. В остальном исчезновение символов бывшего некогда господства большевиков, в том числе и зданий, соответствует задачам войны на уничтожение. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения.
Для сохранения важного в военно-хозяйственном отношении сырья и промышленных объектов руководство дает специальные указания.
Необходимо полное разоружение населения в тылу сражающихся войск, принимая во внимание протяженность и уязвимость путей подвоза. Насколько это возможно, следует прятать и охранять трофейное оружие и боеприпасы. Если же боевая обстановка не позволяет этого, то оружие и боеприпасы выводить из строя. В случае применения оружия в тылу армии со стороны отдельных партизан, применять в отношении их решительные и жестокие меры. Эти мероприятия распространяются также и на мужское население с целью предотвращения возможных с его стороны покушений. Пассивность многочисленных якобы антисоветски настроенных элементов, занимающих выжидательную позицию, должна уступить ясной решимости активно сотрудничать в борьбе против большевизма.
Если они не идут на это, то пусть не жалуются на то, что с ними обращаются как с приверженцами советского строя. Страх перед германскими мероприятиями должен быть сильнее угрозы со стороны бродячих большевистских остатков.
Не вдаваясь в политические рассуждения о будущем, солдат должен выполнить двоякую задачу:
1. Полное уничтожение большевистской ереси, Советского государства и его вооруженной силы.
2. Беспощадное искоренение вражеской хитрости и жестокости и тем самым обеспечение безопасности жизни вооруженных сил Германии в России.
Только таким путем мы можем выполнить свою исто рическую миссию по освобождению навсегда германского народа от азиатско-еврейской опасности.
Командующий фон Рейхенау,
генерал-фельдмаршал
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 454. л. 25—25 об. Перевод с немецкого
№ 17.
Из «Общих основ экономической политики в оккупированных восточных областях»
гор. Берлин 8 ноября 1941 г.
...I В дальнейшем ходе войны высшим законом всякого экономического мероприятия в оккупированных восточных областях являются потребности военной экономики
II. В перспективе оккупированные восточные области будут экономически использоваться как колонии и колониальными методами. Исключение делается только для части Остланда, которая, по указанию фюрера, предназначена для онемечивания, однако и она подпадает под действие п. I.
III. Во всей экономической работе главным является производство продовольствия и добыча сырья.
При помощи дешевой себестоимости продукции, при сохранении низкого жизненного уровня местного населения ставится цель достичь наиболее высокого выпуска продукции для снабжения рейха и остальных европейских стран. Таким путем наряду с возможно более широким покрытием европейских потребностей в продовольствии и сырье будут одновременно открыты источники прибылей для рейха, которые позволят в течение немногих десятилетий покрыть существенную часть расходов, сделанных для финансирования войны, щадя при этом как можно более немецких налогоплательщиков.
IV Об обрабатывающей промышленности в оккупированных восточных областях может идти речь лишь постольку, поскольку это настоятельно необходимо:
а) чтобы уменьшить объем транспортных перевозок (т. е. основная переработка, вплоть до стали и алюминия в болванках);
б) чтобы покрыть острую потребность страны в ремонтных работах;
в) чтобы использовать во время войны производственные мощности для сектора вооружений.
V. Сколько-нибудь заслуживающая упоминания легкая промышленность и промышленность широкого потребления не должна существовать в оккупированных восточных областях. Наоборот, задача европейской, в особенности немецкой, промышленности заключается в том, чтобы перерабатывать выпускаемое в оккупированных восточных областях, используемых в экономическом отношении как колонии, сырье и полуфабрикаты и покрывать насущные потребности восточных областей в промышленных товарах широкого потребления и в средствах производства. Чем больше мы будем поставлять в Россию продуктов повседневнего обихода, тем больше мы сможем извлечь из нее сырья, чтобы тем больше была разница между стоимостями этого обмена, и тем быстрее мы выплатим свои военные долги.
VI. Об обеспечении населения ценными продуктами потребления не может быть и речи. Наоборот, все тенденции повышения общего жизненного уровня должны заранее подавляться самыми жестокими средствами. Виды и количество поставляемых в оккупированные восточные области товаров широкого потребления и средств производства должны быть согласованы с экономическими инстанциями при рейхскомиссаре.
Остланд также, в первое время, должен снабжаться в самом скромном объеме. Поставленная на длительный срок задача онемечивания Остланда не должна привести к общему повышению жизненного уровня всех проживающих там народностей. Только находящиеся в Остланде или переселившиеся туда немцы, а также онемеченные элементы могут быть обеспечены лучше.
VII. Уровень зарплаты и цен в России нужно держать на самой низкой ступени. Всякие нарушения политики зарплаты и цен, направленной исключительно на службу интересам рейха, будут беспощадно пресекаться.
Для Остланда также действует основной принцип, что излишки, в особенности из сельскохозяйственного сектора, должны стекаться в рейх по самым низким, какие возможно, ценам.
Нагель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 168, л. 10-—12 Перевод с немецкого
№ 18.
Из генерального плана «Ост». Правовые,
экономические и территориальные основы развития
на Востоке
гор. Берлин 28 мая 1942 г. Совершенно секретно
Силой немецкого оружия восточные территории, являвшиеся предметом споров на протяжении веков, окончательно завоеваны для рейха. Отныне рейх рассматривает в качестве своей благороднейшей задачи превращение в кратчайший период этих областей в полноценные имперские области. Первейшей предпосылкой для этого является заселение сельских районов и создание здорового крестьянства. Для системы немецких поселений должны быть приняты нижеследующие принципы:
а) Для проведения подобной огромнейшей колонизаторской задачи надо провести отграничение заселяемых районов, определяемое этнографическими мотивами...
б) Как свидетельствует накопленный опыт, успех заселения в решающей степени зависит от того, чтобы во всех колонизируемых областях была создана единая система управления.
В тех восточных территориях, которые уже включены в рейх, руководство и контроль над проведением колонизации должны быть переданы имперскому комиссару по укреплению немецкой расы.
Остальные заселяемые области должны быть выделены из прежнего государственно-правового и территориального подчинения и на время колонизации подчинены рейхсфюреру СС в качестве марок рейха...
Принципы, установленные для колонизации, исходят из того, что рейху в лице имперского комиссара по укреплению немецкой расы принадлежит единственное право распоряжаться всеми землями и территориями, подлежащими колонизации.
Для колонистов действуют принципы отбора нового крестьянства с учетом опыта, накопленного СС при расовом и наследственно-биологическом контроле.
Земельные участки выделяются как собственность, регулируемая особым правом. Поселение происходит путем временной передачи в ленную собственность, которая впоследствии становится наследственной и в конечном счете собственностью особого права...
Задача насыщения огромных пространств Востока немецкой жизнью ставит рейх перед настоятельной необходимостью найти новые формы поселения, которые приведут в соответствие размеры территорий и наличное для них количество немцев.
В генеральном плане «Ост» от 15 июля 1941 г. было предусмотрено отграничение новых районов поселений на базе 30-летнего срока развития. По указанию рейхсфюрера СС план исходил из заселения следующих районов:
1. Ингерманландия (Петербургская область); 2. Готенгау (Крым и Херсонская область, бывшая Таврия) Далее предлагаются: 3. Мемельско-Наревская область (район Белостока и Западная Литва). Эта область совместно с включенными в рейх восточными территориями принадлежит к предполью и в геополитическом смысле представляет собой перекресток обоих направлений колонизации. В результате возвращения фольксдойче уже идет германизация Западной «Литвы.
Представляется необходимым, чтобы эти 3 района были превращены в колонизационные марки с распространением на них специальных правовых установлений, так как на эти марки выпадает особая имперская задача на передовом фронте германской расы.
Для того, чтобы теснее связать эти марки с рейхом и обеспечить коммуникации вдоль основных железнодорожных линий и автострад, предлагается соорудить 36 колонизационных опорных пунктов (из них 14 — в генерал-губернаторстве) . Эти колонизационные опорные пункты примкнут к ныне существующим удобным центрам и совпадут с резиденциями высших начальников СС и полиции. Они будут удалены друг от друга на 100 километров. Общая площадь каждого пункта составит примерно 2000 кв. км, то есть будет равна площади 1—2 округов в рейхе. На Ингерманландском направлении расположение опорных пунктов будет предусмотрено в две линии, учитывая особое значение Прибалтики для немцев...
Ввиду того, что невозможно отказаться от услуг ныне живущего в этих областях населения, новый порядок, создаваемый на восточных территориях, должен иметь целью умиротворение тамошнего населения. Умиротворение будет достигнуто тем, что необходимые для немецких колонистов земельные участки будут предоставляться не в результате эвакуации, а в ходе перемещения прежнего населения на земли других колхозов и совхозов с одновременной передачей прав землевладения. Это переселение должно быть соединено с разумным отбором по принципу производительности и идти параллельно с социальным подъемом позитивных сил среди чужеродных национальностей.
Данная программа колонизации, предусматривающая германизацию и колонизацию уже включенных в рейх областей, марок и опорных пунктов, является задачей для послевоенного поколения. Окончательное выполнение описанных нами и пока ограниченных районов зависит от постоянства колонизаторской воли, от упорства колонизационной силы германской расы. В первую очередь масштаб нашей колонизаторной силы решит, удастся ли грядущим поколениям впервые в истории объединить северное и южное направления движения германских племен в одном центральном районе и тем самым окончательно защитить европейскую культуру.
Ответственное руководство должно лежать в руках рейхсфюрера СС в его качестве имперского комиссара по укреплению немецкой расы. Следовательно, ему должно принадлежать право распоряжаться землей, а также политическое руководство колонизируемыми территориями. Под его руководством и с помощью государства создаются ленные дворы и пункты, передаваемые владельцам на время. Впоследствии ленное право становится наследственным и ленным правом особого характера.
№ 19.
Из замечаний и предложений Ветцеля по генеральному плану «Ост»
гор. Берлин 27 апреля 1942 г. Совершенно секретно государственной важности
Еще в ноябре 1941 г. мне стало известно, что главное управление имперской безопасности работает над генеральным планом «Ост». Ответственный сотрудник главного управления имперской безопасности штандартенфюрер Элих назвал мне уже тогда предусмотренную в плане цифру в 31 млн. человек ненемецкого происхождения, подлежащих переселению. Этим делом ведает главное управление имперской безопасности, которое сейчас занимает ведущее место среди органов, подведомственных рейхсфюреру войск СС. При этом главное управление имперской безопасности, по мнению всех управлений, подчиненных рейхсфюреру войск СС, будет выполнять также функции имперского комиссариата по делам укрепления немецкой расы.
ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ ПО ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПЛАНУ «ОСТ»
По своей конечной цели, а именно запланированному онемечиванию рассматриваемых территорий на Востоке, план следует одобрить. Однако огромные трудности, которые, несомненно, возникнут при осуществлении этого плана и могут даже вызвать сомнения в его осуществимости, выглядят в плане сравнительно небольшими. Прежде всего бросается в глаза, что из плана выпали Ингерманландия, Приднепровье, Таврия и Крым как территории для колонизации. Это, очевидно, объясняется тем, что в дальнейшем в план будут дополнительно включены новые объекты колонизации, о которых еще будет идти речь в конце.
В настоящее время уже можно более или менее определенно установить в качестве восточной границы колонизации (в ее северной и средней части) линию, проходящую от «Ладожского озера к Валдайской возвышенности и далее до Брянска. Будут ли внесены эти изменения в план со стороны командования войск СС, я не берусь судить.
Во всяком случае, надо предусмотреть, что количество людей, подлежащих согласно плану переселению, должно быть еще более увеличено.
Из плана можно понять, что речь идет не о программе, подлежащей немедленному выполнению, а что, напротив, заселение этого пространства немцами должно проходить в течение примерно 30 лет после окончания войны. Согласно плану на данной территории должны остаться 14 млн. местных жителей. Однако утратят ли они свои национальные черты и подвергнуться ли в течение предусмотренных 30 лет онемечиванию - более чем сомнительно, так как, опять-таки согласно рассматриваемому плану, число немецких переселенцев очень незначительно. Очевидно, в плане не учитывается стремление государственного комиссара по делам укрепления немецкой расы (ведомства Грейфельта) поселить лиц, пригодных для онемечивания, в пределах собственно Германской империи...
Коренным вопросом всего плана колонизации Востока является вопрос: удастся ли нам снова пробудить в немецком народе стремление к переселению на Восток. Насколько я могу судить по своему опыту, такое стремление в большинстве случаев несомненно имеется. Нельзя, однако, также упускать из виду, что, с другой стороны, значительная часть населения, особенно из западной части империи, резко отвергает переселение на Восток, даже в Вартскую область, в район Данцига и в Западную Пруссию...
Генеральный план «Ост» предусматривает, что после окончания войны число переселенцев для немедленной колонизации восточных территорий должно составлять... 4550 тыс. человек. Это число не кажется мне слишком большим, учитывая период колонизации равным 30 годам. Вполне возможно, что оно могло бы быть и больше. Ведь надо иметь в виду, что эти 4550 тыс. немцев должны быть распределены на таких территориях, как область Данциг, Западная Пруссия, Вартская область, Верхняя Силезия, генерал-губернаторство, Юго-Восточная Пруссия, Белостокская область, Прибалтика, Ингерманландия, Белоруссия, частично также области Украины... Если принять во внимание благоприятное увеличение населения за счет повышения рождаемости, а также в известной степени прилив переселенцев из других стран, населенных германскими народами, то можно рассчитывать на 8 млн. немцев для колонизации этих территорий за период примерно в 30 лет. Однако этим не достигается предусмотренная планом цифра в 10 млн. немцев.
На эти 8 млн. немцев приходится по плану 45 млн. местных жителей ненемецкого происхождения, из которых 31 млн. должен быть выселен с этих территорий.
Если мы проанализируем предварительно намеченную цифру в 45 млн. жителей ненемецкого происхождения, то окажется, что местное население рассматриваемых территорий само по себе будет превышать количество переселенцев. На территории бывшей Польши насчитывается предположительно около 36 млн. человек. Из них надо исключить примерно 1 млн. местных немцев (Volksdeutsche). Тогда останется 35 млн. человек. Прибалтийские страны насчитывают 5,5 млн. человек. Очевидно, в генеральном плане «Ост» учитывается также бывшие советские Житомирская, Каменец-Подольская и частично Винницкая области в качестве территорий для колонизации. Население Житомирской и Каменец-Подольской областей насчитывает примерно 3,6 млн. человек, а Винницкой — около 2 млн. человек, так как значительная ее часть входит в сферу интересов Румынии. Следовательно, общее количество проживающего здесь населения составляет примерно 5,5—5,6 млн. человек. Таким образом, общее количество населения рассматриваемых областей составляет 51 млн. Количество людей, подлежащих согласно плану выселению, должно быть в действительности гораздо выше, чем предусмотрено. Только если учесть, что примерно 5—6 млн. евреев, проживающих на этой территории, будут ликвидированы еще до проведения выселения, можно согласиться с упомянутой в плане цифрой в 45 млн. местных жителей ненемецкого происхождения. Однако из плана видно, что в упомянутые 45 млн. человек включены и евреи. Из этого, следовательно, вытекает, что план исходит из явно неверного подсчета численности населения.
Кроме того, как мне кажется, в плане не учитывается, что местное население ненемецкого происхождения будет за период в 30 лет очень быстро размножаться... Учитывая все это, нужно исходить из того, что количество жителей ненемецкого происхождения на этих территориях значительно превысит 51 млн. человек. Оно составит 60— 65 млн. человек.
Отсюда напрашивается вывод, что количество людей, которые должны либо остаться на указанных территориях, либо быть выселены, значительно выше, чем предусмотрено в плане. В соответствии с этим при выполнении плана возникнет еще больше трудностей. Если учитывать, что на рассматриваемых территориях останется 14 млн. местных жителей, как предусматривает план, то нужно выселить 46—51 млн. человек. Количество подлежащих переселению жителей, установленное планом в 31 млн. человек, нельзя признать правильным.
Дальнейшие замечания по плану:
План предусматривает переселение нежелательных в расовом отношении местных жителей в Западную Сибирь. При этом приводятся процентные цифры для отдельных народов, и тем самым решается судьба этих народов, хотя до сих пор нет точных данных об их расовом составе. Далее, ко всем народам установлен одинаковый подход, без учета того, предусматривается ли вообще, и в какой мере онемечивание соответствующих народов, касается ли это дружественно или враждебно настроенных к немцам народов...
К ВОПРОСУ О БУДУЩЕМ ОБРАЩЕНИИ С РУССКИМ НАСЕЛЕНИЕМ
Необходимо коснуться еще одного вопроса, который совсем не упоминается в генеральном плане «Ост», но имеет большое значение для решения вообще всей восточной проблемы, а именно: каким образом можно сохранить и можно ли вообще сохранить на длительное время немецкое господство перед лицом огромной биологической силы русского народа. Поэтому надо кратко рассмотреть вопрос об отношении к русским, о чем почти ничего не сказано в генеральном плане. Теперь можно с уверенностью сказать, что наши прежние антропологические сведения о русских, не говоря уже о том, что они были весьма неполными и устаревшими, в значительной степени неверны. Это уже отмечали осенью 1941 г. представители управления расовой политики и известные немецкие ученые. Эта точка зрения еще раз была подтверждена профессором доктором Абелем, бывшим 1-м ассистентом профессора Е. Фишера, который зимой этого года по поручению верховного главнокомандования вооруженных сил проводил подробные антропологические исследования русских...
Абель видел только следующие возможности решения проблемы: или полное уничтожение русского народа, или онемечивание той его части, которая имеет явные признаки нордической расы. Эти очень серьезные положения Абеля заслуживают большого внимания. Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается скорей всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их. Только если эта проблема будет рассматриваться с биологической, в особенности с расово-биологической, точки зрения и если в соответствии с этим будет проводиться немецкая политика в восточных районах, появится возможность устранить опасность, которую представляет для нас русский народ.
Предложенный Абелем путь ликвидации русских как народа, не говоря уже о том, что его осуществление едва ли было бы возможно, не подходит для нас также по политическим и экономическим соображениям. В таком случае нужно идти различными путями, чтобы решить русскую проблему. Эти пути вкратце заключаются в следующем:
а) Прежде всего надо предусмотреть разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие...
Пока можно оставить открытым вопрос о том, следует ли учредить имперский комиссариат на Урале или здесь надо создать отдельные районные управления для проживающего на этой территории нерусского населения без специального местного центрального органа управления. Однако решающее значение здесь имеет то, чтобы эти районы административно не подчинялись немецким верховным властям, которые будут созданы в русских центральных областях. Народам, населяющим эти районы, нужно внушить, чтобы они ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву, даже в том случае, если в Москве будет сидеть немецкий имперский комиссар...
Как на Урале, так и на Кавказе существует много различных народностей и языков. Будет невозможно, а политически, пожалуй, и неправильно делать основным языком на Урале татарский или мордовский, а на Кавказе, скажем, грузинский язык. Это могло бы вызвать раздражение у других народов этих областей. Поэтому стоит подумать о введении немецкого языка в качестве языка, связывающего все эти народы... Тем самым немецкое влияние на Востоке значительно увеличилось бы... Следует также подумать об отделении Северной России в административном отношении от территорий, находящихся под управлением имперского комиссариата по делам России...
Нет сомнения в том, что такое административное дробление русской территории и планомерное обособление отдельных областей является одним из средств борьбы с усилением русского народа.
б) Вторым средством, еще более действенным, чем мероприятия, указанные в пункте «а», является ослабление русского народа в расовом отношении. Онемечивание всех русских для нас невозможно и нежелательно с расовой точки зрения. Что, однако, можно и нужно сделать, так это отделить имеющиеся в русском народе нордические группы населения и произвести их постепенное онемечивание...
Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа. Оно не доставит много забот для германского руководства. Эта масса расово неполноценных, тупых людей нуждается, как свидетельствует вековая история этих областей, в руководстве. Если германскому руководству удастся не допустить сближения с русским населением и предотвратить влияние немецкой крови на русский народ через внебрачные связи, то вполне возможно сохранение германского господства в этом районе при условии, если мы сможем преодолеть такую биологическую опасность, как чудовищная способность этих примитивных людей к размножению.
в) Есть много путей для подрыва биологической силы народа...
Целью немецкой политики по отношению к населению на русской территории будет являться доведение рождаемости русских до более низкого уровня, чем у немцев. То же самое относится, между прочим, к чрезвычайно плодовитым народам Кавказа, а в будущем частично и к Украине. Пока мы заинтересованы в том, чтобы увеличить численность украинского населения в противовес русским. Но это не должно привести к тому, что место русских займут со временем украинцы. Для того чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения. Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т. п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей...
Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе. Этой цели мы можем добиться вышеуказанными путями...
Рассмотренные выше проблемы огромны по своим масштабам. Но было бы очень опасно отказаться от решения их, объявив их неосуществимыми или фантастическими. Будущая немецкая политика по отношению к Востоку покажет, действительно ли мы преисполнены воли обеспечить прочную основу длительного существования третьего рейха. Если третий рейх должен существовать тысячи лет, то наши планы должны быть разработаны на целые поколения. А это означает, что расово-биологическая идея должна иметь решающее значение в будущей немецкой политике. Только тогда мы сможем обеспечить будущее нашего народа.
Д-р Ветцель
Przeglad Zachodni, 1958, №2, стр 347-369, «Военно-исторический журнал», 1960, №1, стр 89-98. Перевод с немецкого.
№ 20.
Из передовой статьи газеты «Дас шварце кор»
«Германизировать ли!»
гор. Берлин 20 августа 1942 г
В номере журнала «Дейче арбейт» («Немецкий труд»), посвященном задачам колонизации Востока, опубликовано следующее предисловие рейхсфюрера войск СС:
«Наша задача заключается в том, чтобы германизировать Восток не в прежнем смысле этого слова, т. е. не в том, чтобы побудить живущих там людей усвоить немецкий язык и немецкие законы, а в том, чтобы населить Восток людьми с подлинно немецкой, германской кровью».
Отказ от всех тенденций к германизации отнюдь не нов. Он по меньшей мере того же возраста, что и национал-социализм. В устах рейхсфюрера войск СС как рейхскомиссара по укреплению немецкой национальности этот отказ становится приказом. Именно в этом заключается смысл вышеприведенных слов.
МЕЧ и ПЛУГ
Здесь выражается не точка зрения, наряду с которой могут быть признаны законными и другие взгляды; здесь излагается лишь одна-единственная программа человеком, который претворяет в действие волю фюрера.
Воля фюрера нашла свое выражение еще в его книге «Мейн кампф» («Моя борьба»). С постоянным восхищением мы читаем в ней, как этот в то время еще одинокий, понятый лишь немногими ефрейтор эпохи первой мировой войны сумел пророчески проникнуть в решающую проблему германской судьбы. Так, в одном месте своей книги он говорит об «усиленной работе немецкого плуга, которому меч должен предоставить землю».
Эту мысль претворил в действие в наши дни немецкий меч, поскольку неспособный к государственному мышлению большевистской колосс намеревался жить на развалинах Европы. Эта мысль нашла свое завершение в нижеприводимом месте из «Политического завещания немецкой нации», написанного невидимыми буквами на всех наших победных знаменах:
«Империя не может считать себя обеспеченной до тех пор, пока она не даст на столетия вперед каждому отпрыску нашего народа свой собственный кусок земли! Нельзя забывать, что самым священным правом нашего мира является право на землю, ту самую землю, которую люди хотят возделывать сами, а самой священной жертвой является кровь, которую проливают за эту землю!»
Следовательно, победа на Востоке является лишь предпосылкой для обеспечения нашего будущего; это обеспечение само по себе осуществится лишь тогда, когда земля, приобретенная в результате священной кровавой жертвы, в той мере, в какой она вообще пригодна для колонизации, станет немецкой, немецкой по людям, которые живут на ней и возделывают ее, немецкой в результате «усиленной работы немецкого плуга»...
НЕМЕЦКАЯ СУДЬБА
Народное государство Адольфа Гитлера считает своей задачей сохранение, развитие и стимулирование народности, что ему поручено самой судьбой. Будущее немецкого народа может быть обеспечено лишь великодержавным положением империи, а также тем, что он «на столетия вперед сумеет предоставить каждому отпрыску нашего народа свой собственный кусок земли». Вотпочему вновь завоеванное пространство должно быть заполнено немецкой кровью и немецкой жизнью, но отнюдь не онемеченными людьми.
Германизация в прежнем смысле этого слова повлекла бы за собой гибель нашего народа, каким мы его знаем ныне. Любая примесь чужой или даже отдаленно родственной крови принесла бы вред и тем и другим ...
Музей революции ЛатвССР, инв. № 19145. Перевод с немецкого
№ 21.
Из дневника военнослужащего 2-й роты 1-го егерского батальона Густава Адольфа Гильдебрандта
1943
ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАВЕЩАНИЕ
1. Во-первых, эту войну надо выиграть с наименьшими человеческими потерями (малой кровью).
2. Две державы в этой войне, безусловно и безоговорочно должны капитулировать: Англия и Россия.
3. Россия вплоть до Волги должна быть поделена на немецкие комиссариаты.
4. На территории от Волги до Урала должно быть основано государство, стоящее в таких же отношениях к нам, как, например Манчжоу-Го к Японии.
5. Границы рейха должны быть закрыты для поселения, население расселяется в окружных комиссариатах.
6. Радикально и неуклонно должно проводиться выселение местных жителей.
7. Генерал-губернаторство должно точно так же рассматриваться, как комиссариат, и притом как первый.
8. Протекторат должен быть колонизован раньше, чем генерал-губернаторство, и совершенно очищен от чехов.
9. Юго-восток Европы должен быть всегда и полностью в наших руках. Важнейшие стратегические пункты должны быть в нашей власти. На первое время мы можем взять на себя защиту интересов Италии, впоследствии этого будет недостаточно.
10. Север Европы должен быть тесно связан с рейхом, и северяне должны помогать нам людьми, как братья по крови. Предоставить им для колонизации некоторые комиссариаты.
11. То же самое относится к фламандской части Нидерландов.
12. Францию нужно расово очистить и подчинить нашему военному руководству. Побережье является имперскими владениями.
13. Канал принадлежит немцам. Англия — ленное владение. Руководство внутреннней политикой осуществляется Германией. Внешняя политика — под нашим верховным контролем.
14. Мы должны обеспечить себе некоторые гавани в Средиземном море, чтобы создать хорошие пути сообщения в наши колониальные владения.
15. В Африке должно быть основано колониальное государство с защитной зоной и жизненными условиями, пригодными для европейцев. Например, Кап-Каир, Того,. Камерун, Немецкая юго-западная Африка, Бельгийское Конго и, может быть, еще португальские колонии.
16. В отношении США. Добиться возвращения немцев в империю или основать немецкую колонию.
17. Индия остается английской, так же как и Нидерландская Индия.
18. Италия должна быть с течением времени поглощена (ассимилирована) и лишена самостоятельности.
19. Надо неуклонно стремиться к выполнению этой программы, но нельзя хотеть разом ее осуществить.
20. Попеременно
концентрация
экспансия,
причем концентрация важнее всего.
ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 5895, л. 1—2
№ 22.
Объявление главнокомандующего германскими войсками
о мерах наказания за нарушение населением
приказов оккупационных властей
[1941 г.]
1. Запрещается: хождение гражданского населения вне пределов своего места жительства без особого письменного разрешения (пропуска), выданного ближайшей германской воинской частью.
2. Запрещается: гражданскому населению находиться вне дома по наступлении темноты без особого письменного разрешения (пропуска), выданного ближайшей германской воинской частью. Назначенные запретные часы опубликовываются старостами. Проход в бомбоубежище во время воздушной тревоги разрешается и в запретные часы.
3. В населенных пунктах, где не расположены германские воинские части, пропуска должны быть затребованы старостой в ближайшей германской воинской части.
4. Население обязано заботиться о тщательной маскировке света в своих домах.
5. Все местные жители населенных пунктов обязаны зарегистрироваться. Регистрационные списки должны быть предъявлены местному коменданту или органам, назначенным для контроля.
6. Запрещается принимать на жительство к себе лиц, не принадлежащих к числу местного населения.
7. Население обязано немедленно сообщать старосте о находящихся в деревне чужих лицах. В случае появления подозрительных лиц, при чинимых чужими лицами вымогательствах и насилиях население также обязано немедленно сообщать об этом в ближайшую германскую воинскую часть.
8. За спрятанное оружие, отдельные части оружия, патроны и прочие боеприпасы, за всякое содействие большевикам и бандитам и за причиненный германским вооруженным силам ущерб виновные будут наказаны смертной казнью.
9. Запрещается: для всего гражданского населения, за исключением лиц, состоящих на службе при германской армии, и железнодорожников, подходить к железнодорожному полотну на расстоянии ближе 100 м с обеих сторон железной дороги, а также движение по проезжим дорогам и обработка полей в пределах этой же запретной зоны. Переходить или переезжать железнодорожное полотно разрешается только по специально разрешенным, переездам.
По всем лицам, действующим наперекор этому приказу, часовым приказано стрелять без предупреждения.
Главнокомандующий германскими войсками.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 273, л. 20
№ 23.
Донесение тильзитского отдела гестапо в главное
управление имперской безопасности о расстрелах
жителей городов Гарсдена, Кретинга и Паланги
гор. Тильзит 1 июля 1941 г.
Во взаимодействии с участком СД в Тильзите были проведены три крупных операции по очистке территории, а именно было расстреляно:
24 июня 1941 г. в Гарсдене . . 201 человек (в том числе
одна женщина)
25 июня 1941 г. в Кретинге . . 214 человек (в том числе
одна женщина).
27 июня 1941 г. в Паланге . . 111 человек
В Гарсдене еврейское население поддержало русскую пограничную заставу при отражении немецкого нападения.
В Кретинге на следующую ночь после его оккупации местными жителями убиты из-за угла один офицер и два квартирмейстера.
В Паланге на следующий день после оккупации коварно убит местными жителями один офицер.
Во всех трех крупных операциях ликвидированы преимущественно евреи. Среди них были также деятели большевистской партии и партизаны, которые были частично переданы вермахтом полиции безопасности.
На следующий день после операции 25 июня 1941 г. Кретинг был сожжен, вероятно, оставшимися там евреями Подробности выяснить не удалось. От новой операции пока воздерживались, так как в Кретинге остались только еврейские женщины и дети, которые до настоящего времени находились под стражей литовской службы порядка. С 27 июня 1941 г. охрану взяло на себя прибывшее в Кретинг подразделение войск.
Для проведения расстрела полицайдиректор Мемеля выделил одного офицера и команду в 30 человек.
В Кретинге и Паланге местными комендантами были выделены дополнительно команды численностью соответственно в 20 и 22 человека.
С немецким вермахтом в Кретинге и Паланге сотрудничали местные коменданты, которые добровольно оказывали помощь в осуществлении запланированных операций.
Проведение операций было подробно обсуждено 24 июня с бригаденфюрером СС Штальэкером, который заявил о своем принципиальном согласии с операциями по очистке территории вблизи немецкой границы. 25 июня 1941 г. был установлен контакт с начальником ейнзатц-команды 1а штурмбанфюрером СС Зандбергером, с которым было согласовано, что все необходимые предстоящие операции вдоль бывшей советской границы в полосе шириной в 25 км должны осуществляться в прежних формах.
Для поддержания спокойствия и порядка в Кретинге был привлечен бывший начальник литовской государственной полиции безопасности Пранас Якис, родившийся 30 июля 1900 г. в Лидавенене, который был агентом участка СД в Тильзите. Пограничный полицейский комиссариат в Мемеле окажет ему необходимую поддержку.
В Паланге была установлена связь с теперешним вновь назначенным бургомистром, который поддерживает необходимые связи с полицией безопасности через отделение участка СД Тильзита в Мемеле.
Арестованный в Кретинге советский шпион Болеслав Усзпалиес, родившийся 24 января 1892 г. в Плателле, в последнее время проживавший в Кретинге, отправлен в Тильзит для обстоятельного допроса о его связях в Германии.
Предполагается, что бежавшая еврейская активистка Либе Хайя Беньяминавичиуте 1920 г. рождения (фотография прилагается) убила одного офицера.
Дальнейшие карательные операции осуществлялись в Августово служащими пограничного полицейского комиссариата Сувалок. В частности, там конфискован дом отдыха для детей. Находившимся там случайно рейхсфюреру СС и группенфюреру было доложено о проводимых государственной полицией Тильзита мероприятиях, которые и были ими полностью одобрены. Группенфюрер приказал, чтобы впредь до дальнейших распоряжений конфискованное здание было непременно сохранено для рейхсфюрера СС. Охрану обеспечивает пограничный полицейский комиссариат Сувалок.
Следует еще заметить, что регирунгспрезидент намерен учредить в округе Гумбинен вдоль бывшей советской границы охранные патрули в целях полицейского обслуживания. Кроме того, были выработаны предложения по приемке различных советских пограничных районов и включению их в округ Гумбинен. Эти предложения будут в ближайшее время доложены оберпрезиденту и гаулейтеру в Кенигсберге.
Подпись
ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 19246, л. 1—4. Перевод с немецкого
№ 24.
Приказ Кейтеля о беспощадном подавлении
освободительного движения в оккупированных странах
и расстрелах заложников
Ставка верховного главнокомандующего 16 сентября 1941 г. Секретно
1) С самого начала военной кампании против Советской России во всех оккупированных Германией областях возникло коммунистическое повстанческое движение. Это движение носит различный характер, начиная с пропагандистских выступлений и покушений на отдельных военнослужащих немецкой армии и кончая открытыми мятежами и организованной партизанской войной.
Установлено, что речь идет в данном случае о массовом движении, направляемом в централизованном порядке из Москвы. За счет этого руководства следует отнести даже самые незначительные на первый взгляд случаи, происходящие в районах, где до сих пор царило спокойствие.
Перед лицом весьма значительных политических и экономических конфликтов, имеющих место в оккупированных областях, следует считаться с тем, что националистические и другие круги используют эту возможность для того, чтобы совместно с коммунистическими мятежниками создавать трудности для немецких оккупационных властей.
Таким образом, во все возрастающей степени создается опасность для немецкого военного руководства, которая проявляется прежде всего в обстановке всеобщего беспокойства для оккупационных войск, а также ведет к отвлечению сил, необходимых для подавления главных очагов мятежа.
2) Использовавшиеся до сих пор средства для подавления коммунистического повстанческого движения оказались недостаточными.
Фюрер приказал применять повсюду самые решительные меры для того, чтобы в кратчайшие сроки подавить это движение.
Порядок и спокойствие могут быть восстановлены лишь таким путем, который всегда оказывался успешным в истории расширения господства великих народов.
3) Исходя из вышесказанного, необходимо действовать в соответствии с нижеизложенными основными принципами:
а) Во всех случаях восстаний против немецких оккупационных властей, независимо от обстоятельств в том или ином случае, необходимо исходить из того, что речь идет о возмущениях коммунистического происхождения.
б) Для того чтобы в зародыше задушить недовольство, необходимо при первых же случаях незамедлительно принимать самые решительные меры для того, чтобы укрепить авторитет оккупационных властей и предотвратить дальнейшее распространение движения. При этом следует иметь в виду, что человеческая жизнь в соответствующих странах в большинстве случаев не имеет никакой цены и что устрашающего действия можно добиться лишь с помощью исключительно жестоких мер. Искуплением за жизнь каждого немецкого солдата в таких случаях должна служить в общем и целом смертная казнь 50—100 коммунистов. Способы этих казней должны еще увеличивать степень устрашающего воздействия.
Всякая другая линия поведения, и прежде всего связанная с относительно мягкими карами, а также ограничивающаяся лишь угрозами применения более суровых мер, не соответствовала бы этим основным правилам и поэтому не подлежит осуществлению.
в) Политические отношения между Германией и соответствующей страной не могут служить показателями для поведения и позиции немецких оккупационных властей.
Следует постоянно помнить и всячески подчеркивать в пропагандистских мероприятиях, что самые решительные меры освободят также местное население от коммунистических преступников и поэтому принесут ему пользу.
Подобная искусная пропаганда должна привести к тому, что даже самые крайние меры, направленные против коммунистов, не повлекут за собой отрицательной реакции среди благожелательно настроенных кругов населения.
г) Как правило, местные силы не должны привлекаться для проведения подобных насильственных мероприятий. Следует предотвратить укрепление этих сил, поскольку это влечет за собой рост опасности для наших собственных войск.
Вместе с тем следует широко использовать выдачу премий и вознаграждений населению для того, чтобы добиться его содействия в соответствующей форме.
д) В той мере, в какой в порядке исключения могут применяться военно-полевые суды в связи с коммунистическими мятежами или другими аналогичными выступлениями против немецких оккупационных властей, они должны выносить наиболее суровые приговоры.
Подлинным средством устрашения при этом может служить лишь смертная казнь. В частности, следует карать смертью все действия шпионов, диверсантов, а также лиц, стремящихся установить связь с какой-либо иностранной армией. В случае недозволенного хранения оружия также следует в общем и целом карать смертной казнью.
4) Командующие войсками в оккупированных областях должны проследить за тем, чтобы немедленно сообщить вышеперечисленные основные принципы всем военным инстанциям и органам, связанным с подавлением коммунистических мятежей и восстаний.
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 140, л. 502—504. Перевод с немецкого
№ 25.
Приказ военного коменданта по днепропетровской
городской управе об аресте и расстреле заложников
за оказание помощи Красной Армии
гор. Днепропетровск 22 сентября 1941 г.
Точно установлено и доказано, что в Днепропетровске существует радиосвязь с Красной Армией, в результате чего зажигаются костры, подаются сигналы красными ракетами, что служит ориентировкой для красных, после чего каждый раз бывают бомбардировки переправ.
Исходя из этого, ПРИКАЗЫВАЮ:
1) Если с сегодняшнего дня, 22 сентября, с 18 час. будут подаваться в дальнейшем сигналы красными ракетами и зажигаться костры, то в каждом доме этой части города будут взяты заложники и расстреляны при повторении в дальнейшем сигнализации.
2) В таком случае, кроме того, будут выделены 2 заложника от городской управы и 4 заложника от полиции, которые выделяются путем жеребьевки и которых ожидает такая же участь.
3) Военная комендатура за поимку каждого виновного, про которого будет доказано, что он поддерживает связь с красными, назначает награду в сумме 1 тыс. руб.
За выявление индивидуального радиопередатчика или телефонной связи с красными, кроме того, назначается еще награда в 2 тыс. руб.
4) Запретный час для хождения населения города за пределами своих домов устанавливается с 18 до 5 час.
Запрещение вступает в силу немедленно после опубликования этого приказа.
Военный комендант
ЦГАОР СССР, коллекция листовок и писем, папка № 1. Перевод с украинского
№ 26.
Карта-приложение к отчету оперативной группы «А»
Эта карта является приложением к отчету оперативной группы «А» полиции безопасности об уничтожении еврейского населения на территории Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии и Ленинградской области за период с 16 октября 1941 г. по 31 января 1942 г.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 206, л. 18
№ 27.
Распоряжение генерального комиссара Белоруссии Кубе
о расстреле гражданских лиц, появляющихся
на улицах городов в запрещенное время
гор. Минск
20 октября 1941 г.
С согласия государственного комиссара Восточной территории постановляю:
Ограничить время хождения в городах генерального округа Белоруссии от вечерних сумерек до рассвета.
Лица гражданские, которые в ограниченное время без уважительной причины будут встречены на улице, будут сейчас же военным судом расстреляны.
Для посещающих театр и другие культурные учреждения выйдет особый приказ.
Это распоряжение входит в силу с 1 ноября 1941 г.
Генеральный комиссар Белоруссии Вильгельм Кубе
ЦГАОР БССР, коллекция листовок
№ 28.
Объявление коменданта гор. Киева генерал-майора Эбергарда о расстреле жителей гор. Киев
2 ноября 1941
Участившиеся в Киеве случай поджогов и саботажа заставляют меня прибегнуть к строжайшим мерам.
Поэтому сегодня расстреляны 300 жителей Киева.
За каждый новый случай поджога или саботажа будет расстреляно значительно большее количество жителей Киева.
Каждый житель Киева обязан о каждом подозрительном случае немедленно сообщать немецкой полиции. Я буду поддерживать порядок и спокойствие в Киеве всеми мерами и при всех обстоятельствах.
Эбергард, генерал-майор и комендант города
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 60, л. 2
№ 29.
Объявление коменданта гор. Харькова о расстреле жителей
гор. Харьков 14 ноября 1941 г.
К населению гор. Харькова!
В результате взрыва русских мин в Харькове сегодня погибли немецкие солдаты. Это является доказательством того, что население на повторные призывы и приказы немецких вооруженных сил активно сотрудничать в разминировании не откликнулось. Немецкие вооруженные силы отныне будут действовать беспощадно. Так, сегодня были казнены 50 членов коммунистической партии. Кроме этого, арестовано 1000 лиц как заложники. При дальнейших выступлениях против немецких вооруженных сил 200 из них будут расстреляны.
Запрещенное время для жителей города Харькова устанавливается с 16.00 до 6.00 час.
Кто в это время будет находиться на улицах или площадях без соответствующего удостоверения, будет расстрелян. Каждый житель Харькова лично, своей собственной жизнью, отвечает за безопасность немецких вооруженных сил. Кто еще теперь замалчивает действия, направленные против немецких вооруженных сил, тот ставит на карту не только свою собственную жизнь, но также жизнь всех жителей Харькова.
Комендант города
Госархив Харьковской обл., ф.
Р-3086, оп. 1, д. 2, л. 23. Перевод с
Украинского
№ 30.
Объявление командира дивизии о сожжении сел и расстреле жителей за помощь партизанам
/28 ноября 1941 г./
Крестьяне Украины!
За последние дни немецкие войска уничтожили много банд, участники которых были расстреляны, а руководители повешены.
Выявилось, что бандиты получали помощь со стороны населения. В результате этого приняты такие мероприятия:
1) село Барановка сожжено,
2) село Обуховка сожжено, а население расстреляно,
3) многочисленные посредники расстреляны в разных селах.
Хотите ли вы той же участи?
Кто имеет связи с бандитами, предоставляет им кров, снабжает их съестными припасами, помогает им каким-либо способом или умалчивает о том, где они укрываются, тот наказывается смертью. Кроме того, он втягивает в несчастье свою семью и все село.
Учитывая это, каждый, кто любит свою семью и хочет спокойно работать на своей земле, должен немедленно сообщать ближайшей воинской части или полиции про то, где именно находятся бандиты.
На Украине борьба закончена. Кто воюет дальше, тот бандит. За сообщения, в результате которых можно захватить руководителей банд и комиссаров, будут выданы денежные награды в размере до 10 тыс. руб.
Вы, украинцы, вместе с нами ведете борьбу против большевистского режима, гнета и рабства.
Командир дивизии
По моему распоряжению для всех сельских старост.
Ортскомендант обер-лейтенант
Госархив Полтавской обл., ф. 2368, оп. I, д. 4, л. 2. Перевод с украинского
№ 31.
Объявление коменданта гор. Киева генерал-майора Эбергарда о расстреле жителей
гор. Киев 22 ноября 1941 г.
В Киеве злонамеренно попорчены средства связи (телефон, телеграф, кабель). Так как вредителей нельзя было дольше терпеть, то в городе было расстреляно 400 мужчин, что должно послужить предостережением для населения.
Требую еще раз о всяких подозрительных случаях немедленно сообщать немецким войскам или немецкой полиции, для того чтобы в надлежащей мере были наказаны преступники.
Эбергард, генерал-майор и комендант города
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 60, л. 1
№ 32.
Объявление коменданта гор. Днепропетровска о расстреле жителей
Гор. Днепропетровск 6 декабря 1941 г.
2 декабря 1941 г. в Днепропетровске было совершено покушение на немецкого офицера.
В наказание за это было расстреляно 100 заложников из числа днепропетровского населения.
В случае если подобные факты повторятся, будут приняты более суровые меры.
Население призывается содействовать предупреждению подобных случаев.
Городской комендант
«Днепропетровская газета», 7 декабря 1941 г. Перевод с украинского
№ 33.
Директива ставки верховного главнокомандования вооруженных сил о суровых мерах наказания за выступления против оккупационных властей
7 декабря 1941 г. Секретно
В оккупированных областях с самого начала русской кампании коммунистические элементы и другие враждебные немцам круги усилили свои выступления против империи и оккупационных властей. Масштабы и опасность этих выступлений принуждают по соображениям устрашения к самым крайним мерам против зачинщиков. В соответствии с этим следует руководствоваться следующими основными принципами:
1. В оккупированных областях гражданские лица немецкой национальности, выступающие против империи или оккупационных властей и ставящие под угрозу их безопасность или боевую готовность, подлежат принципиально смертной казни.
2. Наказуемые действия, упомянутые в п. 1, подлежат принципиально судопроизводству в оккупированных областях лишь в тех случаях, когда вполне вероятно, что преступники, во всяком случае главные преступники, подлежат смертной казни, и когда судебный процесс и исполнение смертных приговоров могут быть проведены в кратчайший срок. В противном случае преступники, во всяком случае главные преступники, подлежат отправке в Германию.
3. Преступники, доставленные в Германию, подлежат там военно-полевому суду лишь в тех случаях, когда этого требуют особые военные соображения. На запросы немецких и иностранных органов и инстанций о судьбе этих преступников следует отвечать, что они арестованы и ход следствия не допускает никакой дополнительной информации.
4. Командующие в оккупированных областях и судьи лично отвечают в рамках своих полномочий за осуществление этого приказа.
5. Начальник штаба верховного главнокомандования вооруженных сил определяет, в каких именно оккупированных областях следует ввести этот приказ. Он уполномочен разъяснять, вводить и дополнять этот приказ в дальнейшем. Имперский министр юстиции должен выпустить инструкцию по проведению этого приказа в границах своей компетенции.
По поручению:
начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 138, л. 61—62. Перевод с немецкого
№ 34.
Приказ ставки верховного командования
вооруженных сил Германии о проведении в жизнь
директивы, предусматривающей меры наказания
за выступления против рейха и оккупационных властей
Не ранее 7 декабря 1941 г. Секретно
На основании раздела V «Директивы» фюрера и верховного командующего вермахта от 7 декабря 1941 г. относительно преследования за преступления против рейха или оккупационных властей в оккупированных областях я приказываю:
I
Положения раздела I «Директивы», как правило, будут применяться при:
1. Покушениях, угрожающих здоровью и жизни,
2. Шпионаже,
3. Саботаже,
4. Коммунистических происках,
5. Преступлениях, могущих вызвать беспорядки,
6. Помощи противнику, проводимой посредством:
а) тайного увода людей,
б) попыток вступить в армию противника,
в) помощи военнослужащим противника (парашютистам и т. д.),
7. Владении оружием без разрешения.
II
(1) Преступления, перечисленные в разделе I «Директивы», подлежат наказанию на территории оккупированных областей лишь при следующих предпосылках:
1. Должно иметься предложение, что против преступников, по меньшей мере против главного преступника, будет вынесен смертный приговор.
2. Если возможно, в кратчайший срок провести следствие и исполнение смертного приговора (в основном в течение одной недели после ареста преступника).
3. Если нет особых политических сомнений по поводу немедленного исполнения смертного приговора.
4. За исключением смертных приговоров за убийство принадлежность к партизанам, не следует выносить смертные приговоры женщинам.
(2) Если приговор, вынесенный на основании ст. I, будет отменен, то следствие на территории оккупированной области может продолжаться, если еще остались предпосылки для ст. I пп. 1, 3 и 4.
III
(1) При рассмотрении преступлений раздела I «Директивы» председатель суда, в контакте со службой контрразведки, изучает, имеются ли предпосылки для вынесения приговора на территории оккупированной области. Если это подтверждается, то он решает созыв военно-полевого суда.
Если предпосылок нет, то он передает дело вышестоящему командующему (§ 89 ст. 1 KCtVO). Последний может сохранить за собой право вынесения решения.
(2) Вышестоящий командующий решает окончательно, имеются ли предпосылки для вынесения приговора на территории оккупированных областей. Если он решает утвердительно,— тем самым он облекает председателя суда своими правами. Если он решает отрицательно, то он поручает тайной полевой полиции отправить преступника в Германию.
IV
(1) Преступник, который отправлен в Германию, подлежит там военному следствию лишь в том случае, если верховное командование вермахта или вышестоящий командующий в своем решении согласно разделу III заявит, что особые военные интересы требуют осуждения военным трибуналом. Если такое заявление не будет сделано, то действует директивное предписание — направить преступника в Германию, оформив акт передачи в смысле параграфа 3, разд. 2, п. 2, КСtVO.
(2) Если вышестоящий командующий использует свои права согласно разделу I, то он пересылает дело по служебным каналам верховному командованию вермахта. Для тайной полевой полиции преступник именуется «заключенный вермахта».
(3) Верховное командование вермахта определяет подсудность преступников, которые согласно разделу I подлежат военному следствию. Можно отказаться от передачи дела компетенции военного суда. Можно, далее, перенести следствие на любой срок.
V
Судебное следствие в Германии, из соображений государственной безопасности, проводить при строжайшем исключении общественности. Иностранные свидетели могут допрашиваться в главном процессе только с разрешения верховного командования вермахта.
VI
Условия военно-судебного следствия согласно указам начальника штаба ОКБ от 13 сентября 1941 г. относительно положения в Норвегии (вермахтсфюрунгештаб, отд. L (IV) № 002034/41, дела командования) и от 16 сентября 1941 г. относительно коммунистического движения сопротивления в оккупированных областях (вермахтсфюрунесштаб, отд. L (IV/ку) № 002060/41, дела командования) заменяются «Директивой» и данным распоряжением.
VII
(1) «Указания» вступают в силу через три недели после их подписания. В дальнейшем они будут применяться во всех оккупированных областях, за исключением Дании.
(2) Приказы, которые изданы для вновь оккупированных восточных областей, не затрагиваются «Директивой».
(3) При подсудном следствии имеет силу раздел I «Директивы». Председатель суда и вышестоящий командующий могут при таком следствии соответствующим образом применить раздел IIIэтого распоряжения. Если вышестоящий командующий распорядится, чтобы преступник был отправлен в Германию, в силу вступает раздел IV.
С преступниками, которые по вступлении в силу «Директивы» будут отправлены в Германию, верховное командование ОКБ может действовать согласно разделу IV, ст. 3.
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 141, л. 433—435. Перевод с немецкого
№ 35.
Препроводительное письмо Кейтеля к директиве
ставки верховного главнокомандования о суровых
мерах наказания за выступления против
оккупационных властей
12 декабря 1941 г. Секретно
Фюрер уже давно выразил желание, чтобы в оккупированных областях преступники, виновные в посягательствах против государства и оккупационных властей, подвергались бы иным наказаниям, нежели это было до сих пор. Фюрер считает, что для подобных преступлений наказание лишением свободы, и в том числе пожизненной каторгой, расценивалось бы как признак слабости. Действенное и последовательное устрашение может быть достигнуто только смертными казнями или же мероприятиями, оставляющими в неведении о судьбе преступника членов его семьи и население. Этой цели служит перевод преступников в Германию.
Прилагаемый перечень основных принципов судебного преследования подобных преступников соответствует этой установке фюрера. Они рассмотрены и утверждены им.
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 138, л. 60. Перевод с немецкого
№ 36.
Распоряжение генерального комиссара гор. Житомира Клемма гебитс- и штадткомиссарам об аресте и расстреле заложников
гор. Житомир 18 декабря 1941 г
Один областной комиссар доложил мне следующее: «6 декабря 1941 г. в послеобеденные часы один из работников жандармского управления был дважды обстрелян во время обхода города. Вслед за тем весь жилой район, в котором раздались эти выстрелы, был оцеплен жандармами и 31 мужчина был взят в качестве заложников. Поскольку преступника обнаружить не удалось, трое из этих заложников были расстреляны в утренние часы 7 декабря 1941 г. Кроме того, об этом случае было поставлено в известность все население. При этом было указано на то, что в случае дальнейших диверсий, направленных против восстановительной работы, проводимой гражданской администрацией по указанию фюрера, за каждый выстрел, произведенный в немца, будут расстреляны десять, а за каждое ранение или убийство немца будут расстреляны 100 мужчин и женщин из числа местного населения. В заключение был тотчас же запрещен украинский театральный спектакль, назначенный на этот день и ранее разрешенный властями; в дальнейшем были запрещены и все остальные подобные спектакли».
Предлагаю вам поступать точно так же в таких или подобных случаях.
Клемм
Госархив Житомирской обл., ф115-1, оп. 1, д. 4, л. 1 Перевод с немецкого
№ 37.
Из письма председателя городской управы гор. Киева
штадткомиссару полковнику Мусу о голоде
среди населения вследствие низких норм снабжения
продуктами питания
гор. Киев Декабрь 1941 г.
Население гор. Киева на сегодняшний день по распоряжению комиссариата получает по 200 г хлеба на неделю, кроме того, работающие рабочие получают от своих учреждений дополнительно еще по 600 г хлеба на неделю. . .
Сейчас население города совсем не получает таких продуктов, как жиры, мясо, сахар и другие, в городе начинают учащаться случаи опухания от голода.
Голова гор. Киева
ЦГАОР СССР, коллекция листовок и писем, папка № 1 Перевод с украинского
№ 38.
Объявление командования германских войск
о расстреле гражданских лиц, появляющихся
в пределах запретной зоны
/1941-1944 гг./
Вход гражданским лицам воспрещается. Каждое гражданское лицо, встреченное в этой полосе, будет расстреляно.
Германское командование
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 86, л. 34
№ 39.
Докладная записка бывшего командира 528-го пехотного
полка майора Рёслера заместителю командира 9-го
армейского корпуса о массовых расстрелах
советских граждан в гор. Житомире
гор. Кассель 3 января 1942 г.
Предоставленное мне 52-м запасным полком дело «О поведении по отношению к гражданскому населению на Востоке» дает мне повод доложить следующее:
В конце июля 1941 г. 528-й пехотный полк, которым я в то время командовал, направлялся с запада в Житомир, где должен был расквартироваться на отдых. Когда в день прибытия туда, во второй его половине, я со своим штабом разместился в предназначенном для нас месте, мы услышали не очень далеко от нас раздававшиеся один за другим с определенным интервалом винтовочные залпы, за которыми через некоторое время следовали выстрелы из пистолетов. Я решил выяснить, в чем дело, и отправился на поиски с адъютантом и офицером для поручений (обер-лейтенантом Бассевицем и лейтенантом Мюллер-Бродманом) в направлении выстрелов. Вскоре мы почувствовали, что здесь происходит что-то ужасное, так как увидели множество солдат и гражданского населения, устремившихся по железнодорожной насыпи, за которой, как нам сообщили, происходили массовые расстрелы. Все это время мы не могли видеть, что происходит по другую сторону насыпи, однако слышали через определенные промежутки времени свисток, а вслед за ним залпы примерно из 10 винтовок, после которых раздавались пистолетные выстрелы. Когда мы наконец взобрались на насыпь, нашим глазам представилась отврати тельная по своей жестокости картина, потрясавшая и ужасавшая неподготовленного человека. Там была вырыта яма около 7—8 м длиной и примерно 4 м шириной, на одном краю которой лежала куча вынутой из нее земли. Этот холм и прилегающая к нему стенка ямы были совершенно залиты потоками крови. Сама яма была заполнена множеством трупов мужчин и женщин разного возраста, общее число которых трудно определить, как и глубину ямы. За насыпанным валом находилась команда полиции во главе с полицейским офицером. На форме полицейских были следы крови. В отдалении кругом стояло множество солдат расквартированных там частей; некоторые из них присутствовали как зрители и были в трусах, там было также много гражданского населения, в том числе женщин и детей. Подойдя вплотную к яме, я увидел картину, которой до сих пор не могу забыть. Среди других в этой могиле лежал старик с седой окладистой бородой, сжимавший в левой руке трость. Так как он еще был жив и прерывисто дышал, я велел одному из полицейских добить его, на что тот ответил с улыбкой: «Я ему уже вогнал 7 пуль в живот, он теперь сам должен подохнуть». Расстрелянных в могиле не складывали, и они лежали вповалку так, как падали сверху в яму. Все эти люди были убиты выстрелом в затылок, а раненые добивались в яме из пистолетов.
Я участвовал в первой мировой войне, во французской и русской кампаниях этой войны и отнюдь не страдаю преувеличенной чувствительностью. Мне пришлось быть свидетелем многих более чем неприятных вещей, как участнику добровольческих формирований в 1919 г., но никогда я не видел сцен, подобных описанной.
Для меня не имеет значения, на основании каких судебных приговоров проводились эти расстрелы, но я считаю несовместимым с существовавшими у нас до сих пор взглядами на воспитание и нравственность, когда совершенно публично, как бы на открытой сцене, осуществляется массовый убой людей.
Припоминаю также, что, по рассказам солдат, которые часто видели эти казни, таким способом ежедневно расстреливалось много сотен людей.
Рёслер
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 149, д. 89, л. 52—53. Перевод с немецкого
№40.
Объявление командира германской полиции
государственной безопасности Латвии Штрауха
о сожжении дер. Аудрины и расстреле жителей
за укрытие красноармейцев
Не позднее 4 января 1942 г.
Командир германской полиции государственной безопасности Латвии сим извещает о следующем:
1. Несмотря на неоднократное объявление, что лица, принимающие участие в противогосударственной деятельности, будут подвергаться строжайшему суду и особо строго будут наказаны те лица, которые дадут приют всякому вредному элементу в своих квартирах и хозяйствах, прячут, кормят и снабжают их оружием и таким образом работают против постановления германских учреждений.
В последнее время некоторые события убедили меня, что воззвания германских учреждений о заявлении таких случаев в полицию не были исполнены.
2. Жители дер. Аудрины, Режицкого уезда, более четверти года скрывали у себя красноармейцев, прятали их, давали им оружие и всячески способствовали им в противогосударственной деятельности.
В борьбе с такими элементами были расстреляны латышские полицейские.
3. Как наказание я назначил следующее:
а) смести с лица земли дер. Аудрины,
б) жителей дер. Аудрины арестовать,
в) 30 жителей мужского пола дер. Аудрины 4/1 1942 г. публично расстрелять на базарной площади гор. Режицы.
И впредь приму строжайшие меры как против лиц, которые думают настоящий порядок саботировать, также — против лиц, которые этим элементам оказывают какую-либо помощь.
Командир германской полиции
государственной безопасности Латвии
оберштурмбаннфюрер СС Штраух
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 93, д. 3792, л. 2—3
№ 41.
Объявление начальника внутренней службы киевского
штадткомиссариата Банка о запрещении населению
пользоваться трамваем
гор. Киев 21 января 1942 г.
В связи с трудностями в снабжении током киевский трамвай прекращает с 21 января перевоз пассажиров. Штатским лицам запрещается ездить в товарных вагонах.
Будут работать специальные вагоны для перевозки на место работы и обратно. Пользоваться этими вагонами могут служащие и рабочие немецких учреждений, имеющие соответствующие свидетельства.
Отдел III.
Адъютант и начальник внутренней службы
Ванк.
Госархив Киевской обл., ф. 009, оп. 1, д. 181, л. 5. Перевод с украинского
№ 42.
Частное приказание начальника винницкого отдела
жандармерии начальникам постов о проведении казней
без специального разрешения
гор. Винница 12 марта 1942 г.
В соответствии с приказом командира жандармерии от 14 февраля 1942 г. и распоряжением командования от 12 января 1942 г. пункт 4 приказа № 6 командования отменен.
На проведение казней в совершенной ясных случаях разрешения не требуется, о каждом таком случае следует представлять краткое сообщение с указанием состава преступления.
Капитан жандармерии
Госархив Житомирской обл., ф. Р-1151, оп. 1, д. 9, л. 2. Перевод с немецкого
№ 43.
Сообщение командира полиции безопасности
и СД Латвии в бюро гражданских записей в Риге
об уничтожении душевнобольных
гор. Рига 19 мая 1942 г. Секретно
Настоящим удостоверяю, что поименованные в прилагаемом списке 368 неизлечимых душевнобольных скончались 29 января 1942 г.
Исполняющий обязанности
штурмбаннфюрер СС
Кирсте
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 93, д. 3792, л. 4. Перевод с немецкого
№ 44.
Из донесения генерального комиссара Белоруссии Кубе
рейхскомиссару Остлаида Лозе о борьбе
с партизанами и репрессиях против евреев
в генеральном округе Белоруссии
Гор. Минск 31 июля 1942 г.
... На подробных совещаниях с бригаденфюрером СС Ценнером и исключительно энергичным руководителем СД оберштурмбаннфюрером СС д-ром права Штраухом сообщалось, что за последние 10 недель в Белоруссии ликвидировано около 55 тыс. евреев. В Минской области евреи полностью истреблены, причем от этого не пострадала вербовка рабочей силы. В преимущественно польской области Лида ликвидировано 16 тыс. евреев, в Слониме — 8 тыс. и т. д. Происходившие в тыловом войсковом районе злоупотребления, о чем уже докладывалось, помешали проводимой нами подготовке к ликвидации евреев в области Глубокого. Тыловой войсковой район, не входя с нами в контакт, ликвидировал 10 тыс. евреев, систематическое истребление которых и без того планировалось. В городе Минске 28 и 29 июля были ликвидированы 10 тыс. евреев, из них 6,5 тыс. русских евреев, преимущественно стариков, женщин и детей, остальные состояли из неработоспособных евреев, которые были по приказу фюрера вывезены в Минск в ноябре прошлого года, главным образом из Вены, Брно, Бремена и Берлина.
Область Слуцка также облегчена на много тысяч евреев. То же самое произошло в Новогрудеке и Вилейке. Радикальные мероприятия предстоят в Барановичах и Ханцевичах. Только в городе Барановичи проживает около 10 тыс. евреев, из которых в следующем месяце будут ликвидированы 9 тыс. евреев.
В городе Минске остались в живых 2,6 тыс. евреев из Германии. Кроме того, еще остались в живых 6 тыс. русских евреев и евреек, которые во время акции находились при воинских частях, в которых они заняты как рабочая сила. В Минске и в будущем останется значительный контингент еврейской рабочей силы, поскольку производство на военных предприятиях и железнодорожном транспорте временно этого требует. Во всех остальных областях число евреев, используемых в качестве рабочей силы, устанавливается СД и мною в количестве, самое большее, 800 человек, а по возможности — не более 500. Таким образом, после завершения объявленной нами акции у нас останется: в Минске 8,6 тыс. и в остальных 10 областях, включая избавленную от евреев Минскую область (сельскую), около 7 тыс. евреев. Поэтому больше нет опасности, что в будущем партизаны будут существенным образом опираться на еврейство. Разумеется, и мне и СД было бы всего приятнее, после того как отпадут экономические нужды вермахта, окончательно искоренить еврейство в главном районе Белоруссии. Временно приходится учитывать нужды вермахта, который является главным работодателем для евреев.
Это недвусмысленное отношение к евреям обусловливает также тяжелую задачу для СД в Белоруссии — доставлять все новые и новые транспорты с евреями из рейха, которые следуют навстречу своей судьбе. Это сильно изматывает физические и духовные силы воинов СД и отрывает их от выполнения задач, которые они выполняют на территории самой Белоруссии.
Поэтому я был бы весьма благодарен, если бы г-н рейхскомиссар счел возможным приостановить поступление новых еврейских транспортов в Минск по крайней мере до того времени, когда окончательно будет снята угроза партизанских выступлений. Мне нужны 100 процентов войск СД для борьбы с партизанами и с польским движением Сопротивления, что требует применения всех сил соединений СД, не очень больших численно.
После окончания акции над евреями в Минске, сегодня ночью мне, доложил со справедливым возмущением оберштурмбаннфюрер СС д-р Штраух, что вдруг без предписания рейхсфюрера СС и без извещения генерального комиссара прибыл транспорт с 1 тыс. евреев из Варшавы для работы в здешнем воздушном округе.
Я прошу г-на рейхскомиссара (уже подготовленного телеграммой), как носителя высшей власти в Остланде, положить конец подобным транспортам. Польский еврей, совершенно так же, как и русский еврей, является врагом Германии. Он представляет собой опасный политический элемент, политическая опасность которого далеко превышает ценность его как квалифицированного рабочего. Ни при каких обстоятельствах в области, имеющей гражданское управление, военные власти сухопутных войск или ВВС не имеют права без разрешения г-на рейхсмаршала ввозить сюда из генерал-губернаторства или еще откуда-нибудь евреев, которые вредят всей политической работе и безопасности главного района. Поэтому я полностью согласен с командующим войсками СД в Белоруссии, что мы будем ликвидировать каждый транспорт с евреями, о котором нет приказания наших непосредственных начальников и о котором мы не оповещены, чтобы помешать возникновению новых беспорядков в Белоруссии.
Генеральный комиссар по Белоруссии
Кубе
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 156. л. 55—57. Перевод с немецкого
№ 45—48.
Документы 3-го батальона 15-го полицейского полка
об уничтожении населенных пунктов и мирных
граждан Белоруссии
№45 22—30 сентября 1942 г. Се к р е т н о
15-й полицейский полк, 22 сентября 1942 г.
3-й батальон
ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ДЕРЕВЕНЬ
1. 23 сентября 1942 г. батальон уничтожает расположенные в районе к северо-востоку от Мокран и отравленные бандитской заразой деревни:
Борки, Заболотье и Борисовна.
Рота «Нюрнберг» уничтожает Кортелизы.
2. Для этого выделяется:
9-я рота — без взвода Фрона — с подчиненным ей жандармским мотовзводом 16-го полка — в Борисовку.
10-я рота и один унтер-офицер и 7 солдат штабного конвоя, а также 3 шофера — в Борки.
11-я рота — со взводом Фрона и 14 солдатами бронеавтомобильного подразделения 10-го полка — в Заболотье.
3. Роты — без подкрепления — 22 сентября до 18 час. 00 мин. должны прибыть в деревни:
9-я рота — походным маршем — в Дивин. 10-я и 11-я роты — на своих машинах к западному выходу Мокран.
4. Подкрепления подтягиваются следующим образом:
а) жандармский мотовзвод 16-го полка 22 сентября к 18 час. 00 мин. является к командиру 9-й роты в Дивине, выстроившись перед зданием районного уполномоченного по сельскому хозяйству;
б) один унтер-офицер и 7 солдат штабного конвоя, 3 шофера, взвод Фрона и 14 человек бронеавтомобильного подразделения 10-го полка должны явиться 22 сентября к 18 час. 00 мин. в 10-ю или 11-ю роту в Мокраны;
в) резервы батальона, остатки жандармского мотовзвода 15-го полка и 4 рядовых связиста.
5. Начало операции: 23 сентября 1942 г. 05 час. 30 мин. К 04 час. 35 мин. населенные пункты должны быть окружены (внешнее оцепление).
6. Операцию следует проводить согласно моим указаниям, данным во время обсуждения обстановки с офицерами 21 сентября 1942 г.
7. Конфискацию поголовья скота, сельскохозяйственного инвентаря, запасов хлеба и прочего сельскохозяйственного имущества проводить соответственно моим устным указаниям.
8. Для вывоза упоминаемого в параграфе 7 имущества рота должна организовать обоз из крестьянских телег и подвезти их на близкое расстояние к месту действия. (Распоряжения об этом были отданы устно.)...
Голлинг
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 3, л. 20—20 об. Перевод с немецкого

№ 46. Из журнала боевых действий 3-го батальона 15-го полицейского полка
22 сентября 1942 г. Кобрин
Операция «Треугольник» временно Кобрин приостанавливается. Батальон получает приказ уничтожить совместно с подчиненными ему подразделениями и приданным жандармским мотовзводом 16-го полка расположенные к северу и северо-востоку от Мокран пункты: Борки, Заболотье и Борисовку, которые, как установлено, являются опорными пунктами банд. Вечером 9-я рота вместе с жандармским мотовзводом 16-го полка прибывает в Дивин; 10-я и 11-я роты прибывают в Мокраны. В каждом опорном пункте остается одно отделение. Батальонный командный пункт оборудуется в Мокранах.
23 сентября 1942 г. Кобрин
Батальонный командный пункт — Мокраны. Операция начинается с окружежения населенных пунктов и заканчивается в ранние утренние часы. С наступлением дня жителей собирают, и их проверяет особая служба. После выделения совершенно благонадежных семей в Борисовке, согласно приказу, расстреливают 169 мужчин, женщин и детей, в Борках — 705 и в Заболотье — 289 мужчин, женщин и детей. Затем приступают к конфискации скота, сельскохозяйственных орудий и зерна.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 4, л. 193 об. Перевод с немецкого
№ 47.
15-й полицейский полк, 10-я рота 28 сентября 1942 г.
ИЗ ОТЧЕТА ОБ ОПЫТЕ УНИЧТОЖЕНИЯ
НАСЕЛЕННОГО ПУНКТА БОРКИ ЗА ПЕРИОД С 22 ПО 26 СЕНТЯБРЯ 1942 г.
21 сентября 1942 г. рота получила задание уничтожить населенный пункт Борки, расположенный в 7 км к востоку от Мокран.
В ночные часы того же дня взводы роты были поставлены в известность о предстоящей операции. Началась подготовка.
Число автомашин было достаточным, чтобы 22 сентября погрузить и отправить к месту сбора в Мокраны все взводы и приданный взвод 9-й роты. Переезд произошел без происшествий, выбывших из строя не было.
Необходимые для предстоящей операции подводы были подготовлены, заблаговременно и в назначенное время прибыли в Борки. При отобрании подвод выявлено несколько строптивых крестьян, которых рота потребовала наказать.
Операция проходила планомерно, исключая сдвиги некоторых ее этапов во времени. Основная причина их была следующая. На карте населенный пункт Борки показан как компактно расположенное село. В действительности оказалось, что этот поселок простирается на 6— 7 км в длину и ширину.
Когда с рассветом это было мною установлено, я расширил оцепление с восточной стороны и организовал охват села в форме клещей при одновременном увеличении дистанции между постами. В результате мне удалось захватить и доставить к месту сбора всех жителей села без исключения. Благоприятным оказалось, что цель, для которой сгонялось население, до последнего момента была ему неизвестна. На месте сбора царило спокойствие, количество постов было сведено к минимуму, и высвободившиеся силы могли быть использованы в дальнейшем ходе операции. Команда могильщиков получила лопаты лишь на месте расстрела, благодаря чему население оставалось в неведении о предстоящем. Незаметно установленные легкие пулеметы подавили с самого начала поднявшуюся было панику, когда прозвучали первые выстрелы с места расстрела, расположенного в 700 м от села. Двое мужчин пытались бежать, но через несколько шагов упали, пораженные пулеметным огнем. Расстрел начался в 9 час. 00 мин. и закончился в 18 час. 00 мин. Из 809 согнанных 104 человека (политически благонадежные семьи) были отпущены, среди них были рабочие имения Мокраны. Расстрел проходил без всяких осложнений, подготовительные мероприятия оказались весьма целесообразными.
Конфискация зерна и инвентаря происходила, если не считать сдвига во времени, планомерно. Число подвод оказалось достаточным, так как количество зерна было невелико и пункты ссыпки обмолоченного зерна расположены не очень далеко ...
Домашняя утварь и сельскохозяйственный инвентарь были увезены подводами с хлебом.
Привожу численный итог расстрела. Расстреляно
705 человек, из них мужчин — 203, женщин — 372, детей — 130.
Количество собранного скота может быть определено лишь приблизительно, так как на сборном пункте учета не производилось: лошадей — 45, крупного рогатого скота— 250, телят — 65, свиней и поросят — 450 и овец — 300. Домашнюю птицу можно было обнаружить только в отдельных случаях. То, что удалось найти, было передано отпущенным жителям.
Из инвентаря собрано: 70 телег, 200 плугов и борон, 5 веялок, 25 соломорезок и прочий мелкий инвентарь.
Все конфискованное зерно, инвентарь и скот переданы управителю государственного имения Мокраны. . .
При проведении операции в Борках израсходовано: винтовочных патронов — 786, патронов для автоматов — 2496 штук.
Потерь в роте не было. Один вахмистр с подозрением на желтуху отправлен в госпиталь в Брест.
Зам. командира роты обер-лейтенант охранной полиции
Мюллер
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 2, л 358—362. Перевод с немецкого

№ 48.
15-й полицейский полк, 11-я рота 30 сентября 1942 г.
ОТЧЕТ ОБ ОПЫТЕ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ
ПО УНИЧТОЖЕНИЮ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ
СОГЛАСНО ПРИКАЗУ ПО БАТАЛЬОНУ
ОТ 22 СЕНТЯБРЯ 1942 г.
Рота получила задание уничтожить населенный пункт Заболотье, расположенный к северо-востоку от Мокран, и расстрелять население. Ей были приданы: взвод Фрона из 9-й роты и 10 человек из бронеавтомобильного подразделения 10-го полка. 22 сентября 1942 г. около 18 час. 00 мин. 1, 2 и 3-й взводы достигли на своих машинах западного выезда из Мокран и соединились там с подразделениями усиления. После краткого разъяснения обстановки и распределения сил рота выступила в 23 час.
00 мин. в направлении Заболотья. Специально мобилизованные для операции 93 крестьянские подводы были оставлены вплоть до дальнейших распоряжений у входа в населенный пункт под охраной команды, состоящей из 1 унтер-офицера и 4 солдат. В качестве проводников при роте находились уездный сельскохозяйственный уполномоченный, начальник Малоритского района и 2 переводчика.
23 сентября 1942 г. около 02 час. 00 мин. рота подошла к первым, отдельно стоящим дворам Заболотья. В то время как главные силы двинулись дальше, в глубь деревни, к территории оцепления, отдельные дворы были окружены выделенной для этого командой и жители выведены из домов. Таким образом еще до вступления в деревню было задержано около 25 мужчин и женщин. Живущему на хуторе старосте было приказано явиться в 05 час. 30 мин. к командиру роты, находящемуся у въезда в деревню. К этому времени было расставлено без особых происшествий все внешнее оцепление.
Все население во главе со старостой было согнано в школу, а одна команда тотчас отправилась на расположенные в 7 км от деревни выселки, с тем чтобы забрать их жителей. Прибывшая тем временем группа СД после тщательной проверки освободила 5 семей из этой деревни. Все остальные были разделены на 3 группы и расстреляны на месте казни, которое было тем временем подготовлено мужским населением деревни. Казнь была проведена планомерно и без особых происшествий, если не считать одной попытки к бегству. Большинство жителей деревни сохраняло самообладание и шло навстречу вполне заслуженной судьбе, которая вследствие их нечистой совести не явилась для них неожиданностью. Казнь была закончена около 12 час. 00 мин.
Для размещения командного пункта и личного состава была оборудована школа. После того как высланные патрули повторно обыскали все помещения в деревне с целью обнаружения людей, которые могли там остаться, наружное оцепление было снято, и началась очистка дворов. После вторичного обыска там было обнаружено 5 человек, их извлекли из убежищ и тут же, на месте, расстреляли.
Подтянутые тем временем крестьянские подводы отвезли под охраной весь живой и мертвый инвентарь в Мокраны, в государственное имение. Необмолоченный хлеб был собран у южного выезда из деревни. Очистка дворов, отправка имущества, а также угон скота были закончены 27 сентября к 10 час. 30 мин., так что в полдень можно уже было приступить к сожжению дворов. Выселки и стоящие отдельно дворы были сожжены тотчас же после очистки.
27 сентября в 12 час. 30 мин. рота, за исключением одного взвода, который был оставлен для охраны склада хлеба у южного выезда из деревни, выступила вместе с подразделениями усиления в направлении Мокран.
Результаты операции следующие: расстреляно 289 человек, сожжен 151 двор, угнано 700 голов рогатого скота, 400 свиней, 400 овец и 70 лошадей. Вывезено хлеба: 300 центнеров обмолоченного и 500 центнеров необмолоченного. Конфисковано около 150 сельскохозяйственных машин с ручным приводом и многочисленный инвентарь...
Командир роты
капитан
Пельс
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 2, л. 342—343. Перевод с немецкого
№ 49.
Из заключительного отчета обергруппенфюрера СС
об операциях «Болотная лихорадка» по уничтожению
партизан и мирного населения Белоруссии
гор. Рига 6 ноября 1942 г.
...2—3 сентября 1942 г. моторизованный патруль жандармерии и рота 15-го латвийского полицейского батальона уничтожили в бою 70 бандитов.
В ходе этих операций были достигнуты следующие успехи:
а) очищено и разрушено 49 партизанских лагерей, укрепленных точек и опорных пунктов, а также несколько населенных пунктов в заболоченной местности, служивших убежищем для партизан;
б) убито в бою 389 вооруженных бандитов, осуждено и расстреляно 1274 подозрительных лица, казнено 8350 евреев;
в) выселено 1217 человек....
ЦГАОР СССР, ф 7445, оп 2, д. 145. л. 9. Перевод с немецкого
№ 50.
Приказ коменданта гор. Новороссийска о принудительном выселении жителей города
гор. Новороссийск 11 ноября 1942 г.
Гр. Потапова Елена Ивановна, адрес: Джакобия, № 46. Согласно приказу германских воинских частей часть населения города должна на определенное время оставить город, чтобы облегчить пропитание себе и остающейся части населения.
Вы назначены к высылке. Вы должны со своим ребенком и 25 кг вещей 15 ноября 1942 г. в 7 час. находиться на сборном пункте по Мефодиевской около железнодорожного переезда у казармы 269-го километра.
При явке надо иметь и этот приказ. Его вы должны предъявить офицеру транспорта. Если вы или часть ваших детей не явится на указанное место, вы по закону военного времени будете наказаны, а ваш поступок будет рассматриваться как попытка к саботажу.
Вещей брать как можно меньше, так как транспорта мало. В первую очередь надо брать: теплую одежду, одеяла, постель, кухонную и столовую посуду. Мебель брать не разрешено. Квартиру и мебель вы должны передать доверенному лицу.
Местный комендант
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, Д. 61, л. 2
№ 51.
Приказ штандартенфюрера СС Пифрадера
руководителям команд СД о методах проведения
карательных экспедиций против партизан
и мирного населения
гор. Минск 18 ноября 1942 г. Совершенно секретно
НАЧАЛЬНИКАМ ВСЕХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ КОМАНД
Немедленно довести устно до сведения всего подчиненного командного и рядового состава.
Рейхсфюрер СС поручил обергруппенфюреру СС Баху руководство борьбой с бандами партизан в генеральном комиссариате Белоруссии. Обергруппенфюрер СС Бах возложил на меня проведение необходимых полицейских мероприятий.
Обергруппенфюрер СС придает огромное значение результатам разведки полиции безопасности и СД. Прошу поэтому немедленно развернуть разведывательную деятельность, используя весь накопленный полицией безопасности и СД опыт и применяя для этой цели все средства.
Цель разведки: определение точного расположения лагерей; характеристика местности и дорог; структура почвы; выяснение численности, вооружения банд партизан и видов охраны (сторожевое охранение на территории лагеря, в окружающих деревнях, минирование), характер прежней деятельности банды партизан, например налеты на шоссейные дороги, взрывы железных дорог и т. д.; вообще все данные, которые могут помочь в подготовке военной операции.
Результаты разведки немедленно передавать в оперативный штаб начальника полиции безопасности в Минск. Сообщаемые данные прошу сопровождать отметкой, проверены они или еще нет. Немедленно по прибытии подразделений, включая бригаду СС и полицейские полки, в район действия разведывательной команды ее начальник должен связаться с командиром соответствующего подразделения и сообщать ему все существенные разведывательные данные.
Для каждой операции по договоренности с ее руководителем выделять силы полиции безопасности с целью проведения допросов, обысков в деревнях и т. п. во время или после операций.
После поступления военного оперативного приказа до начала операции следует издать оперативный приказ полиции безопасности, копию которого направить мне. Опыт учит, что коллективные расстрелы, сожжение деревень без полной ликвидации или выселения их жителей приводят лишь к отрицательным для нас последствиям.
По поручению уполномоченного рейхсфюрера СС по борьбе с бандами партизан Обергруппенфюрер СС Бах предоставляет руководителю команды СД право решать исключительно самому — сжигать ли деревни, уничтожать или эвакуировать их жителей.
Руководитель команды СД имеет также исключительное право вознаграждать особенно отличившихся жителей деревни путем передачи им захваченного имущества, например скота и т. п.
Обращаю внимание на то, что часто целые деревни продолжительное время находятся под давлением банд партизан, так что жителей их не следует привлекать к ответственности за прежнее поведение. Решающим должно быть то обстоятельство, как они вели себя во время операции против банд партизан.
Указываю на большую ответственность подобных решений. Следует учитывать их политическое и пропагандистское воздействие.
О результатах операций, численности убитых на стороне противника, количестве и видах трофеев — оружия, взрывчатых материалов, радиопередатчиков, скота, продовольствия и т. п.— сообщать мне немедленно и правдиво.
Каждый руководитель разведывательной команды получает отдельный оперативный приказ. Район операции может расширяться или изменяться в соответствии со служебной целесообразностью. Указанные в оперативном приказе пункты служат главным образом для указания направления. Выбор местонахождения разведывательной команды и распределение ее групп по отдельным населенным пунктам будут зависеть от местных условий и от поступающих разведывательных данных.
После окончательного устройства команды прислать мне краткое донесение. О текущих изменениях тоже, по возможности, сообщать мне.
Немедленно установить необходимую связь с местными службами немецкой полиции и жандармерии, вермахта, а также со службами белорусских полицейских формирований. Следует позаботиться о средствах передачи сведений.
Я жду активности, высокой оперативной готовности, тесного дружеского сотрудничества со всеми участвующими службами, быстроты и объективности информации.
Девиз: трудности существуют лишь для того, чтобы их преодолевать.
Приступим к выполнению трудных полицейских задач воодушевленные стремлением очистить генеральный комиссариат Белоруссии от банд партизан и полностью умиротворить весь этот район.
Я буду объективно оценивать результаты деятельности отдельных начальников, сообщать о них обергруппенфюреру СС Баху и просить его докладывать о деятельности полиции безопасности рейхсфюреру.
Все доклады и донесения, касающиеся борьбы с бандами партизан, направлять немедленно в оперативный штаб в Минск на имя штандартенфюрера СС доктора Пифрадера.
Штандартенфюрер СС д-р Пифрадер
Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. №18648, л. 1—3. Перевод с немецкого
№ 52.
Приказ Кейтеля о предоставлении войскам права
применять любые средства в борьбе с партизанами
и населением, оказывающим им поддержку
Ставка верховного 16 декабря 1942 г.
главнокомандующего Секретно
Фюрер располагает данными, что отдельные военнослужащие германской армии, участвовавшие в борьбе против банд, за свое поведение в бою были привлечены впоследствии к ответственности.
В связи с этим фюрер приказал:
1. Противник использует в бандах фанатичных, воспитанных в духе коммунизма бойцов, не останавливающихся ни перед каким насилием. Здесь более, чем когда-либо, дело идет о том, «быть или не быть». Эта борьба не имеет ничего общего с рыцарским поведением солдата или с правилами Женевской конвенции.
Если эта борьба против банд как на Востоке, так и на Балканах не будет вестись самыми жестокими средствами, то в ближайшее время имеющихся в распоряжении сил окажется недостаточно, чтобы справиться с этой чумой.
Войска поэтому имеют право и обязаны применять в этой борьбе любые средства без ограничения, также против женщин и детей, если это только ведет к успеху.
Любое проявление мягкости является преступлением по отношению к германскому народу и солдату на фронте, которому приходится испытывать на себе последствия наносимых бандитами ударов и которому непонятно, как можно щадить бандитов и их сообщников.
Эти принципы должны быть положены в основу «Наставления по борьбе с бандами на Востоке».
2. Ни один немец, участвующий в боевых действиях против банд, не может быть привлечен к дисциплинарной или судебной ответственности за свое поведение в бою против бандитов и их сообщников.
Командиры действующих против банд частей несут ответственность: за безотлагательное проведение инструктажа всех офицеров своих частей об этом приказе в форме, обеспечивающей его глубокое понимание; за немедленное ознакомление с этим приказом своих советников по юридическим вопросам; за то, чтобы не утверждались приговоры, противоречащие этому приказу.
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 96, л. 86—87 Перевод с немецкого
№ 53.
Из донесения начальника оперативной группы «Б»
полиции безопасности и СД о действиях группы
за период с 15 ноября по 15 декабря 1942 г.
29 декабря 1942 г. ...IV. ОПЕРАЦИЯ ПО КОНФИСКАЦИИ И ЗАХВАТУ
Зондеркоманда 7а за отчетный период помимо предметов русского военного обмундирования захватила 51 рубль денег, 1 русскую рацию и несколько ящиков русских боеприпасов. Зондеркоманда 7ц конфисковала 2105 рублей и 71,10 рейхсмарки.
Айнзац-команда 8 захватила 99 рублей, 2 золотых кольца, 12 колец (предположительно серебряные) и 4 пары серебряных серег.
Айнзац-команда 9 конфисковала 4 рублевые золотые монеты, 2 кольца, 4000 рублей и 635,50 рейхсмарки.
Отряд гор. Смоленска захватил 416,21 рейхсмарки, 8395 рублей, 5 долларов, 11 золотых и одну серебряную 50-копеечную монету.
На всей подведомственной айнзац-группе территории были сброшены следующие, уже известные листовки: «Вести из Советской Родины», призыв к переходу на сторону партизан, «10 заповедей, которые должен знать каждый немецкий солдат», «Фронтовые известия», сообщения, предназначенные для «полицейских и солдат русско-немецкой армии», для «венгерских солдат на фронте», обращение «к немецкому трудовому народу» и различные иллюстрированные газеты на немецком языке, показывающие жизнь немецких военнопленных. Из Сычевки сообщают о появлении новой листовки, которая содержит отдельные места из книги фюрера «Мейн кампф» и из газеты «Фёлькишер беобахтер», а также о листовках, которые особенно выступают против вербовки на работу в Германию.
V. СПЕЦОБРАБОТКА
Зондеркоманда 7а - 160 человек, в том числе: 14 евреев, 97 бандитов, 5 умалишенных, 44 прочих врага рейха
Зондеркоманда 7б - 86 человек, в том числе: 15 евреев, 2 бандита, 10 умалишенных, 59 прочих врагов рейха
Зондеркоманда 7ц - 530 человек, в том числе: 17 евреев, 458 бандитов, 33 умалишенных, 22 прочих врага рейха
Айнзац-команда 8 - 376 человек, в том числе: 51 еврей, 290 бандитов, 7 коммунистов, 28 врагов рейха
Айнзац-команда 9 - 1167 человек, в том числе: 38 евреев, 1083 бандита, 2 умалишенных, 44 врага рейха
Отд. отряд гор. Смоленска - 108 человек, в том числе: 19 евреев, 12 бандитов, 16 уголовников, 61 враг рейха
Общее число подвергнутых спецобработке
по зондеркоманде 7а . .6 788
по зондеркоманде 76 . . 3816
по зондеркоманде 7ц . . 4 660
по айнзац-команде 8 . . 74 740
по айнзац-команде 9 . . 41 340
по отд. отряду г. Смоленска 2 954
Итого: 134 198
ГАОР БССР, ф. 655. оп. 1 д. 3. л.203 Перевод с немецкого
№ 54.
Объявление гебитскомиссара Ворбса о расстреле жителей сел Вульки и Губелец Шепетовского района Каменец-Подольской области за помощь партизанам
гор. Шепетовка 25 января 1943 г.
21 января 1943 г. в непосредственной близости от сел Вульки и Губелец бандиты убили одного немецкого офицера, одного немецкого солдата и одного немца по происхождению и тяжело ранили одного немецкого солдата. В качестве контрмеры за это население сел Вульки и Губелец, на которых падало подозрение в бандитизме, было расстреляно, а их имущество сожжено. Доказано, что часть населения оказывала поддержку бандитам. В качестве дальнейшей контрмеры были расстреляны 80 лиц, которые за поддержку бандитов сидели в тюрьме гор. Шепетовки.
В дальнейшем каждый, кто поддерживает бандитов путем предоставления крова, продовольствия или другим способом, будет расстрелян вместе со своей семьей, а его имущество — сожжено.
Кроме того, каждый, кто без причин уклоняется от работы или хоть на короткое время будет находиться за пределами своего места жительства, будет рассматриваться как бандит, и по отношению к нему будут применены те же самые меры.
Гебитскомиссар
д-р Ворбс, правительственный советник
Госархив Хмельницкой обл., ф.
Р-428, оп. 1, д. 1, л. 5. Перевод
с украинского
№ 55.
Объявление гебитскомиссара Вильнюсской области Вульфа об аресте заложников
гор. Вильнюс 19 февраля 1943 г.
Члены банд частично скрываются среди населения или получают от него помощь. Поэтому я был вынужден арестовать ряд лиц в качестве заложников.
Тем самым население находящихся вдоль железнодорожных линий населенных пунктов берет на себя ответственность за безопасность движения на железных дорогах. Лица, которые держатся в стороне от общественных дорог и подозрительно приближаются к железнодорожному полотну, будут застрелены без предупреждения.
Гебитскомиссар Вильнюсской области
Вульф
ЦГА ЛитССР, ф. 613, оп. 1. д. 57 л. 8. Перевод с немецкого
№ 56.
Объявление коменданта гор. Запорожья о расстреле
заложников
гор. Запорожье 24 февраля 1943 г.
17 февраля 1943 г., приблизительно в 22 час., в северозападной части старого Запорожья бандитами был убит немецкий зондерфюрер.
В отместку за это было приказано расстрелять 10 коммунистов. Расстрел проведен до обеда 20 февраля 1943 г.
Каждое дальнейшее нападение на немецких солдат и служащих армии в дальнейшем будет наказываться кровью в возрастающей степени.
Военный комендант гор. Запорожья
Газета «Нове Запорiжжя», 24 февраля 1943 г. Перевод с украинского
№ 57—59.
Донесения командиров карательных отрядов
о результатах операций по уничтожению деревень
и мирного населения Белоруссии
26 февраля — 5 марта 1943 г.
№ 57
Группа Берта 26 февраля 1943 г.
ДОНЕСЕНИЕ
1) В течение второго дня наступления в захваченном нами районе банды не обнаружены. Все населенные пункты были захвачены нами без значительного сопротивления. Штаб и жандармский отряд № 10, а также противовоздушная батарея были обстреляны из минометов.
Отряды СД сожгли следующие деревни: Шлыки, Жеребцово, Затлойщиба, Демидове, Дуброво, Осетки, Попущево, Кураши, Червоная, а также шесть отдельных дворов. Было казнено отрядами СД 204 бандитских пособника.
Вплоть до деревень Демидове, Дуброво и Великое Село скота не обнаружено. В этих трех деревнях руководители сельскохозяйственных управлений должны организовать вывозку. Большинство деревень не имеют ни населения, ни скота, ни продовольствия.
2) а) Без изменений.
б) Назначенная для этого дня цель достигнута.
в) Одна лошадь, 7 коров и около 10 голов мелкого скота.
3) Штаб батальона 277, 279, жандармский отряд № 10 и противовоздушная батарея Хатье — Великое Село, батальон 276 — Буды, 278 — Киссели.
4) Без потерь.
5) Расход боеприпасов: противовоздушная батарея — 217 осколочных снарядов, 40 зажигательно-осколочных снарядов; батальон 279 — 3 тыс. винтовочных патронов (русск.), 200 автоматных патронов (русск.), 1,50-миллиметровая мина (русск.); батальон 276 — 3500 винтовочных патронов (русск.). (Дополнение от 25 февраля 1943 г.) 10 белых сигнальных ракет. Штаб — 10 красных и 10 зеленых сигнальных ракет.
6) Батальон 276 — сапожного жира 20 кг. Зенитный отряд обстрелял деревню Затлойщина и сжег несколько домов. Кроме того, батальон 277 во время своего продвижения подвергся артиллерийскому и гранатному обстрелу.
Кнехт
ЦГА ЛатССР, ф.256, оп. 1, д. 10, л. 18. Перевод с немецкого
№ 58.
Группа Берта 1а 27 февраля 1943 г.
ДОНЕСЕНИЕ
1) 27 февраля 1943 г., около 8 час., 3-я рота 276-го батальона, продвигавшаяся от Великого Села к Будам, была обстреляна с востока бандитами силами в 200 человек. Бандиты заняли высоту 192,4 в 4 км северо-восточнее Великого Села, высоту 179 в 4,3 км восточнее Великого Села и деревни Церковное. Для поддержки роты были тотчас же направлены две роты батальона 279, одна рота батальона 277 и зенитная батарея Хатье.
После сильной перестрелки бандиты были отброшены Захватив раненых, они бежали в восточном направлении. Один из бандитов был взят в плен и передан СД. Деревня Церковное была захвачена и сожжена.
В результате допроса пойманного бандита было установлено, что нападавшая банда состояла из местных жителей из района, расположенного в 15 км северо-западнее Церковного.
2) а) Без изменений.
б) Банда в количестве 200 человек разгромлена близ Церковного. Церковное сожжено.
в) 1 английский карабин, 1 противотанковое ружье, 1 винтовка русского образца, 1 ручная граната, 61 корова, 30 овец, 4 жеребенка, 6 лошадей (силами СД), 1 мина.
3) Без изменений.
4) Потери: один легкораненый в батальоне 279.
5) Зенитная батарея Хатье— 183 осколочных снаряда, 84 зажигательных снаряда, 65 бронебойных снарядов.
6) Зенитная батарея Хатье — 300 осколочных снарядов, 100 зажигательных снарядов, 100 бронебойных снарядов; батальон 279 — 8500 винтовочных патронов, 12 мин, 75 автоматных патронов, 12 осветительных ракет.
Противогазы, полученные батальоном 279, не имеют фильтров. Прошу дослать.
7) Без изменений.
К п. 1. Деревни, сожженные отрядами СД: Дедино, Маркове, Рагелово, Мозалевщина, Радково и Барташи.
Казнено: в Мозалевщине — 108, в Будах — 45, в Церковном — 96. Противник подвергся нападению по фронту и с правого фланга и отступил в северо-восточном направлении. Сожжены деревни Церковное и Городиловичи.
К п. 26. Были найдены трупы трех бандитов. В отдельных домах были обнаружены лужи крови, очевидно оставшиеся от раненых или убитых. Один бандит был захвачен в плен и передан отрядам СД.
61 корова, 30 овец, 4 жеребенка, 6 лошадей, 1 винтовка русского образца, 1 ручная граната (силами СД).
Берта
ЦГА ЛатССР, ф. 256, оп. 1, д. 10, л. 19. Перевод с немецкого
№ 59.
Цаункениг Великое Село, 5 марта 1943 г.
УРМАХЕРУ
ДОКЛАД О РЕЗУЛЬТАТАХ ВТОРОЙ ЧАСТИ ОПЕРАЦИИ ЗА ВРЕМЯ С 25 ФЕВРАЛЯ ДО 5 МАРТА 1943 г.
а) Убитых в бою бандитов: 1.
б) Подвергнутые особой обработке: 633.
в) Эвакуированные:

Т. е. были казнены.
117
1) Отправлены маршевым порядком в сборный лагерь в Дриссу: мужчин 57, женщин 89, детей 54 всего 200
2) Переданы в качестве рабочей силы в распоряжение штаба группы Кнехт и батальонов 26
3) Оставлены в качестве рабочей силы при трех командах Цаункениг — 8 всего 34.
Итого……………………………….234

Г) Захваченный скот Крупный рогатый скот Телята Овцы Лошади Жеребята
Угнаны в Дрису 76 12 246 1 12
Переданы группе Кнехт (штабу и батальонам) 46 8 27 - -
122 20 338 1 12

Д) Сожженные селения:
Бушаново, Барково, Сухоруковское, Добреники, Рубаны, Сахоново, Шевроки, Давыденки, Салино, Шлыки, Жеребцово, Затлойщина, Демидове, Дубровы, Осетки, Пепел юшево, Кураши, Червонцы, Дедино, Маркове, Рагелевр, Мозалевщина, Церковное, Галковщина, Огурки, Селище, Городиловичи (большая его часть), Великое Поле, Плющик, Нища, Дуброво.
Кроме того, много отдельных хуторов, а также кирпичный завод 70/08.
е) Захваченное оружие, боеприпасы и другое вооружение: 1 противогаз.
ж) Прочие трофеи: около 1650 кг зерна.
з) Собственные потери: нет, расход боеприпасов — около 2000 патронов.
Цаункениг
ЦГА ЛатССР, ф. 256, оп. 1, д. 9, л. 147 Перевод с немецкого
№ 60.
Обращение гайворонского уездного комиссара Майера
к населению уезда с угрозой смертной казни
за тайный забой скота
гор. Гайворон 23 марта 1943 г.
Украинцы и украинки!
Тайный забой скота принимает недопустимые размеры. Этим вы наносите ущерб государству и самим себе. Тайный забой скота является саботажем и будет наказываться строгими наказаниями — при особых обстоятельствах
смертной казнью.
Такой приговор будет немедленно приводиться в исполнение через публичное повешение.
Уездный комиссар Майер
Госархив Кировоградской обл., ф. Р-2737, оп. 1. д. 1, л. 5. Перевод с украинского
№ 61.
Донесение руководителя сельскохозяйственного отдела
заславльской городской управы в минский
окружной комиссариат о сожженных деревнях
и количестве жителей, расстрелянных немецкими
карательными отрядами
гор. .Заславль 4 июня 1943 г.

Деревни Община Число дворов Число уничтоженных жителей Всего, га Примечание
сады пашни луга пастбища
Соломоречье Готовино 27 101 16,2 108,6 26,6 7,2 Возделано лет. Культур - 10-15%
Булаши » 16 64 9,2 50,4 12,6 4,2 » »
Колонизы » 52 198 30,3 199,8 48,1 12,9 » »
Вижково » 47 210 25,3 248,5 54,6 22,6 70—80 %
Бахметовка Шаршуни 32 183 19,2 144,2 63,9 9 » »
Трусовичи » 12 59 7,2 84,2 25,7 12,5 » »
Каменец » 87 410 52,2 368,7 130 32,5 30—40 %
Дуброво Старое Село 6 17 3 42 9 — » »
Щербины Слобода 20 83 11,6 102,4 39,5 3,8 » »
Огарки Рогово — 27 3,8 39,4 9,2 — » »
Рогово Рогово — 12 38200 20,7 5,9 — » »
Старое Село Старое Село — 24 3 30,5 5,7 — » »
Козловка » — 31 2,5 27,4 6 — » »
Итого. . 317 1419 185,3 1466,8 435 105,2

Руководитель сельскохозяйственного отдела
Зеслонок
ЦГАОР БССР, ф. 393, оп. 1, д. 99, л. П. Перевод с немецкого
№ 62.
Донесение Ф. Кушеля старшине белорусской
«Рады Даверу» при генеральном комиссаре Белоруссии
о сожжении отрядами СС жителей деревень
на территории Воложинского района
гор. Минск. 6 августа 1943 г.
Сообщаю, что 5 августа 1943 г. ко мне явились гражданки — жительницы деревни Першай — Черепович, Скрундзь, Адамович, Бодак и Марцинкевич и доложили следующее:
Во второй половине июля месяца с. г. немецкие отряды СС проводили очистку от партизан территории Воложинского района. При этом отрядами были заживо сожжены вместе с постройками жители деревень Першайской волости: Доры, Дубовцы, Мишаны, Довгалев-щины, Лапинцы, Среднего Села, Романовщины, Нелюбы, Палубовцы и Макричавщины.
Отряды СС никакого следствия не проводили, а только сгоняли жителей, преимущественно стариков, женщин и детей, в отдельные строения, которые потом зажигались.
В Дорах жители были согнаны в церковь и вместе с церковью сожжены.
Кушель
ЦГАОР БССР, ф. 384, оп. 1, д. 1, л. 68. Перевод с белорусского
№ 63.
Приказ военного коменданта гор. Новороссийска о расстреле лиц, уклоняющихся от регистрации
гор. Новороссийск 6 августа 1943 г.
Все мужское население южной части города Новороссийска должно явиться 6 августа 1943 г. в 18.00 час. для регистрации в местную военную комендатуру.
С собой должны быть все документы, удостоверяющие личность.
Кто не явится на регистрацию, будет рассматриваться как партизан и расстрелян.
Местный военный комендант
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, Д. 62, л. 4
№ 64.
Указание генерального комиссара Литвы фон Рентельна
первому генеральному советнику о введении
коллективной ответственности населения
за действия партизан
гор. Каунас 10 сентября 1943 г.
Рост числа нападений на железную дорогу, улицы и мосты вынуждает меня к энергичным действиям.
Поскольку проведение нападений немыслимо, по крайней мере без пассивного участия населения, я вынужден возложить ответственность за порядок и безопасность на население. Нельзя больше терпеть, что население не только не обороняется против банд, но, более того, ничего не предпринимает, чтобы извещать компетентные инстанции о появлении банд и соответственно о лицах, подозреваемых в бандитизме. Вам следует поэтому тотчас же через начальников районов сообщить местному населению, что впредь окрестные жители и соответственно населенные пункты будут отвечать за возможные акты саботажа. Предоставляю начальникам района при распределении объектов, о которых может пойти речь, привлекать к ответственности, по мере надобности, определенный круг лиц. У населения не должно оставаться сомнений в том, что впредь при дальнейших покушениях будут безжалостно уничтожаться близлежащие группы домов и населенных пунктов, а население будет вывезено. Предлагаю, чтобы вы разъяснили это населению с помощью соответствующего объявления. Текст прошу представить мне перед напечатанном.
Д-р фон Рентельн
ЦГА ЛитССР, ф. 729, оп. 1, д. 23, л. 105. Перевод с немецкого
№ 65.
Из письма унтер-офицера 473-го немецкого пехотного
полка 253-й пехотной дивизии Карла Петерса
Герде Беккер об осуществлении немецко-фашистскими
захватчиками политики «выжженной земли»
гор. Брянск 15 сентября 1943 г.
Дорогая Герда!
...Теперь я стою в Брянске. Через город проходит передовая линия. Но это уже не город, а груда развалин. Да, когда мы сдаем город, то оставляем только развалины. Справа, слева и сзади нас высоко поднимаются взрывы. Фабрики сравниваются с землей. Огонь не берет только печи, они выглядят как лес из камней. Мосты и железные дороги летят в воздух. Громадные глыбы домов рассыпаются при хорошо организованном взрыве. Громадные пожары превращают ночь в день. Поверь мне, таких разрушений никакими бомбами англичанин не в состоянии добиться...
И если мы отойдем до границы, то у русских от Волги до немецкой границы не останется ни одного города, ни одного села. А этого он, наверное, не выдержит. Да, здесь господствует «тотальная война» в высшем ее совершенстве. То, что здесь происходит,— это нечто невиданное в мировой истории. И несомненно, это явится решающим для исхода войны, а именно — в нашу пользу. Пусть даже Томми будет в Италии, нас здесь это мало касается. Как только на Востоке закончится борьба, что уже не за горами, все остальное — детская игра. В этой великой борьбе нашего народа наша собственная судьба не имеет значения, для этого будет время, когда мир будет завоеван. Я знаю, что на родине благодаря тяжелым налетам вы переживаете трудные времена. Но, поверь мне, гораздо хуже, когда враг находится в собственной стране. Гражданское население здесь не имеет выхода. Без крова, они должны голодать и мерзнуть... Мы к населению относимся еще человечнее, чем собственные земляки...
Твой Карл.
ИМЛ. Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. Мв 20000, л. 1. Перевод с немецкого

№ 66.
Из директивы штандартенфюрера СС Эрлингера
руководителям полиции безопасности и СД о борьбе
с партизанами и применении массовых репрессий
против мирного населения
20 октября 1943 г.
...2) Применение массовых мер
Сожжение сел, публичные казни, выселение жителей, а также угон рабочей силы на работу в рейх и изъятие продовольствия являются мерами, применение которых предполагает знание структуры населения, его положения и настроения, в противном случае эти меры легко могут вызвать обратное действие.
Ответственность за мероприятия, которые не являются исключительно полицейскими акциями, несет войсковое командование.
Однако команды и отряды полиции безопасности и СД должны помогать войсковым командирам советами на основании своего опыта и знания обстановки и настроения населения.
3) Немедленное использование полученной разведывательной информации в целях пропаганды
Полученную командами и отрядами полиции безопасности и СД разведывательную информацию следует по возможности немедленно использовать в пропагандистских целях: через пропагандистов, приданных войскам, или через подходящих людей из команд полиции безопасности и СД. Если войскам приданы пропагандисты, они должны самым тесным образом сотрудничать с командами полиции безопасности и СД.
В зависимости от обстановки и перспектив на успех рекомендуется собирать старост и т. п. и давать им разъяснения через переводчиков. О проведенных карательных (например, массовых) мероприятиях нужно, если позволяют обстоятельства, немедленно оповещать через пропагандистов соседние села, разъясняя в соответствующей форме причины принятия таких мер, с тем чтобы пресечь распространение опасных слухов.
4) Решение общих политико-полицейских задач
В связи с нехваткой местных органов полиции в местностях, пораженных или контролируемых бандами партизан, команды и отряды полиции безопасности и СД по возможности в ходе операции решают общие политико-полицейские задачи, обращая при этом особое внимание на выявление деятельности вражеской разведки, а также на обезвреживание коммунистов и агентов НКВД.
5. Предпосылкой успешного поиска банд партизан силами СД является поддержка, оказываемая командам и отрядам со стороны войск, в особенности немедленная доставка пленных и перебежчиков и участие во всех операциях. Единое руководство разведкой и использованием разведывательных данных, полученных приданной командой СД, является таким же важным делом в борьбе с бандами партизан, как и единое тактическое руководство.
Штандартенфюрер СС Эрлингер
Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 18650, л. 1—3. Перевод с немецкого
№ 67.
Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии
о массовом истреблении немецко-фашистскими
захватчиками военнопленных и мирных советских
граждан в гор. Смоленске и его окрестностях
6 ноября 1943 г.1
Чрезвычайная государственная комиссия на основании заявлений советских граждан, показаний свидетелей, актов и специального расследования установила, что немецко-фашистские захватчики в городе Смоленске и его окрестностях истязали и истребляли мирных советских граждан и военнопленных.
24 апреля 1942 г. близ деревни Александровка карательный отряд гестапо в 400 человек зверски расстрелял 176 советских граждан. В районе поселка Гедеоновка, близ разрушенного здания радиостанции, они расстреляли не менее 5 тыс. советских граждан. На опушке Вязовеньской лесной рощи, в одном километре от деревни Магаленщина, в июле месяце 1942 г. немецкие власти расстреляли три с половиной тысячи советских граждан. Чрезвычайной государственной комиссией установлены личности 1327 расстрелянных...
Немецкие военные власти истязали военнопленных. По пути в Смоленск, и особенно в лагере, военнопленные погибали десятками и сотнями. В лагере военнопленных № 126 советские люди подвергались истязаниям, больных посылали на тяжелые работы, не оказывали медицинской помощи. Пленные в лагере подвергались истязаниям, посылались на непосильную работу, расстреливались. От истощения на почве голода, от эпидемий тифа и дизентерии, замерзания, изнурительных работ и кровавого террора ежедневно погибали 150—200 человек. Немецко-фашистские захватчики истребили в лагере свыше 60 тыс. мирных граждан и военнопленных...
Судебно-медицинская комиссия, основываясь на результатах судебно-медицинских, судебно-химических и спектроскопических исследований, а также на изучении следственных документов, приходит к заключению:
Материалы следствия, количественная характеристика трупов в раскрытых ямах-могилах и изучение участков территории массовых погребений делают возможным вывод, что в обследованных пунктах гор. Смоленска и его окрестностей количество трупов советских граждан, умерщвленных и погибших в период временной оккупации немцами, превышает 135 тыс., распределяясь следующим образом:

1 На территориибывшейсмоленскойрадиостанции у села Гедеоновка до 5000 трупов
2 >>>> селение Магаленщина-Вязовенька 3500 >>
3 >>>> плодово-овощногохозяйства у селаРеадовка 3000 >>
4 >>>> Пионерского (соснового)сада 500 >>
5 >>>> Дома Красной Армии 1500 >>
6 >>>> большогоконцетрационного лагеря№126 45000 >>
7 >>>> малого концетрационноголагеря №126 15000 >>
8 >>>> Медгородка Западнойжелезной дороги 1500 >>
9 >>>> дер. Ясенная 1000 >>
10 >>>> бывшего немецкогогопиталя длявоеннопленных иобщежития студентовмединститута поРославльскому шоссее 30 000 >>
11 >>>> лесопильного и ликеро-водочного завода 500 >>
12 >>>> концетрационного лагеряу дер. Печорской 16000 >>
13 >>>> селения Ракитня 2500 >>
14 >>>> авиазавода №35 врайоне станции Красныйбор, совхоза Пасово, дер. Александровской, ГЭС, пос.Серебрянка иДубровенька 12000 >>

ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 116. Протокол № 19
№ 68.
Из заявления свидетельницы Горбачевой Н. Т.
об уничтожении немецкими преступниками
советских людей в Бабьем Яру
гор. Киев 28 ноября 1943 г.
...В период временной оккупации гор. Киева я проживала в Киеве по ул. Тираспольской, д. № 55, кв. 2. Мое местожительство находится невдалеке от места, называемого Бабьим Яром.
22 сентября 1941 г. я лично видела, как в течение целого дня в Бабий Яр проследовало около 40 грузовых автомашин, которые были переполнены еврейским населением — мужчинами, женщинами и детьми, причем некоторые женщины держали на руках грудных детей.
Я и еще несколько женщин, проживающих вблизи Бабьего Яра, незаметно для немецкой охраны, приблизились к месту, где останавливались автомашины и сгружались привезенные на них люди. Мы увидели, что в метрах 15 от начала Бабьего Яра немцы заставляли раздеваться привезенных ими евреев и приказывали им бежать вдоль яра, расстреливая бежавших из автоматов и пулеметов.
Я лично видела, как немцы бросали грудных детей в овраг. В овраге находились не только расстрелянные, но и раненые, а также живые дети. Все же немцы производили закапывание оврага, причем было заметно, как небольшой слой земли шевелился от движения живых людей.
Многие люди, предчувствуя свою гибель, падали в обморок, рвали на себе одежду и волосы, падали к ногам немецких солдат, но в ответ получали от них удары палками.
Расстрелы евреев продолжались в течение нескольких дней.
Мне приходилось бывать возле Сырецкого лагеря военнопленных. Я видела, что пленные бойцы и командиры Красной Армии были раздеты и разуты, многие были скованы цепями по нескольку человек вместе на определенном расстоянии друг от друга, таким образом, что они имели возможность работать.
Зимой 1942 г., не помню точно, в каком месяце, к Бабьему Яру немецкие солдаты привели 65 пленных краснофлотцев. Руки и ноги у них были скованы цепями так, чтобы они с трудом могли передвигаться.
Пленных гнали совершенно раздетыми и босыми по снегу в большой мороз.
Местные жители бросали в колонну пленных рубахи, сапоги, но пленные отказывались их брать, я помню, один из них сказал: «Погибнем за Родину». После этого заявления пленные краснофлотцы начали петь «Интернационал», за что немецкие солдаты стали их избивать палками. О том, что это были моряки, можно было узнать по морским фуражкам. Приведенные в Бабий Яр краснофлотцы были расстреляны немцами.
В концлагере на Сырце немцами была устроена печь, изготовленная для сжигания живых партизан, коммунистов и лиц советского актива.
Я неоднократно у себя на квартире слышала крики людей, которых сжигали в печи, и мне было видно из окна моей квартиры, как толкали живых людей в разожженную печь.
Весной 1943 г. я видела, как в Бабий Яр немцы привезли 4 грузовые машины людей из мирного населения. Эти люди, по словам местных жителей, были привезены с места, где немцами был пойман партизан. Привезенных людей немцы сожгли в печи. Перед тем как подвергнуть привезенных сжиганию, немцы раздели их и только после того стали силой толкать в печь.
Я наблюдала случай, когда одна женщина, проходя мимо концлагеря, расположенного на Сырце, бросила через ограду кусок хлеба военнопленным, за это немецкие часовые расстреляли женщину на месте.
Летом 1943 г., во время рубки леса, я видела, как одного заключенного немцы заставили залезть на дерево, которое подпиливали другие заключенные, дерево упало и заключенный убился.
В тот же период я наблюдала, как заключенных из Сырецкого концлагеря немцы заставляли делать «физзарядку» — ползти на животе со связанными руками за спиной на расстояние около 200 метров, если подвергавшийся такому мучению поднимался, то его за это немцы избивали палками.
В этом же Сырецком лагере я видела, как «провинившегося» заключенного немцы заставляли ложиться на живот со связанными руками за спиной и натравляли на него собак. Собаки рвали заключенного, но он не должен был сопротивляться, в противном. случае его избивали палкой. В случае если заключенный терял сознание и не мог подняться, то других заключенных заставляли закапывать его живым. Горбачева
ЦГАОР СССР, ф. 702!, оп. 65, д. 6, л. 11 — 12
№ 69.
Сообщение Винницкого областного статистического
управления о злодеяниях оккупантов
по 24 районам области
гор. Винница 12 мая 1944 г.
Облстатуправление сообщает, что только по 24 районам области немецко-фашистскими захватчиками замучено, расстреляно и уничтожено населения 101 139 человек, угнано в Германию на каторгу 64 076 человек, в том числе по гор. Виннице замучено, расстреляно и уничтожено 41 620 человек, угнано в немецкую каторгу 13 400 человек.
Кроме того, в гор. Виннице уничтожено: театр Муздрамы на 1087 мест, кинотеатр «КИМ», центральная библиотека (книжный фонд разграблен). Разрушено 6 детсадов, 3 детясель, 16 школ, 3 техникума.
Из 12 больниц, роддомов и других врачебных стационаров уничтожено 7. Уничтожены коммунальные предприятия: баня, трамвай, водопровод, канализация, одна из лучших гостиниц — гостиница «Савой».
Из 6002 жилых домов разрушено 1881.
Начальник статуправления
Госархив Винницкой обл., ф. Р-2355. оп. 4, д. 375, л. 5
№ 70.
Объявление начальника полиции безопасности и СД
о расстреле крестьянина Роберта Бракманиса
за прослушивание радиопередачи
гор. Лиепая не ранее 31 марта 1945 г.
Уже неоднократно указывалось, что прослушивание и распространение сообщений, передаваемых вражескими радиопередатчиками, запрещается и подлежит самым суровым наказаниям.
За неоднократное прослушивание вражеских радиопередач и распространение передаваемых по радио лживых сообщений крестьянин Роберт Бракманис, родившийся 21 августа 1908 г. в общине Гренчи, приговорен 31 марта 1945 г. к смертной казни и расстрелян.
Начальник полиции безопасности и СД
Остланда
Музей революции ЛатССР, инв. № 14495/15568-УП. Перевод с немецкого

№ 71.
Заметки Варлимонта к проекту директивы верховного главнокомандования вооруженных сил Германии об уничтожении захваченных в плен руководящихполитических работников Красной Армии и советских учреждений

Ставка верховного главнокомандующего 12 мая 1941 г.
Совершенно секретно
(для высшего командования)
ЗАМЕТКИ ДЛЯ ДОКЛАДА
I. ОКХ предложило проект (см. приложение № I).
«Директива относительно обращения с ответственными политическими работниками и тому подобными лицами во исполнение задания, данного 31 марта 1941 г.»
Этот проект предусматривает следующие моменты:
1. Ответственные политические работники и политические руководители (комиссары) должны устраняться.
2. Поскольку они будут захватываться войсками, решение о том, должны ли они устраняться, принимается офицером, имеющим право накладывать дисциплинарные взыскания. Для решения достаточно установления того, что данное лицо является руководящим политическим работником.
3. Политические руководители в войсках не считаются пленными и должны уничтожаться самое позднее в транзитных лагерях. В тыл не эвакуируются.
4. Технических руководителей хозяйственных учреждений и на производстве следует задерживать только в том случае, если они оказывают сопротивление германским вооруженным силам.
5. Эти мероприятия не должны мешать проведению военных операций. Планомерные операции по розыску и прочесыванию проводятся позднее.
6. В тылу войск руководящих политических работников и комиссаров (за исключением политических руководителей в воинских частях) передавать специальным командам (эйнзатцкомандам) полиции безопасности.
II. В отличие от этого, памятка № 3 рейхслейтера Розенберга предусматривает, что следует уничтожать , только крупных и высших руководящих работников, так как государственные, коммунальные, хозяйственные руководители нужны для управления оккупированными областями.
III Поэтому требуется решение фюрера, какие принципы должны быть взяты за основу.
Предложение «Л» для раздела «II»:
1. Руководящие работники, которые будут выступать против наших войск, чего следует ожидать от радикальной части их, подпадают под «декрет об юрисдикции военных трибуналов на территории Барбаросса». Их следует уничтожать, рассматривая как партизан. Подобноеже обращение предусматривает «директива о поведении войск в России» (см. приложение № 2).
2. Руководящие работники, не проявившие себя враждебно, могут быть пока оставлены. Трудно предполагать, чтобы войска были в состоянии различать служебные звания по отдельным секторам. Только при дальнейшем продвижении по стране можно будет принять решение о том, могут ли оставшиеся руководящие работники быть оставлены на месте или их следует передавать особым командам, поскольку войсковые части сами не в состоянии произвести расследование.
3. С политическими работниками в войсках следует обращаться в соответствии с предложением ОКХ. Они не считаются пленными и должны уничтожаться самое позднее в транзитных лагерях и ни в коем случае не должны отправляться в тыл.
Варлимонт
Приписка: «Следует считаться с возможностью репрессий против германских летчиков. Лучше всего поэтому представить это мероприятие как расплату. Йодль».
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 156, л. 4—5. Перевод с немецкого
№ 72.
Докладная записка министериального советника Дорша рейхслейтеру Розенбергу о лагере военнопленных гор. Минске
гор. Берлин 10 июля 1941 г.
В лагере для военнопленных в Минске, расположенном на территории размером с площадь Вильгельмплац, находится приблизительно 100 тыс. военнопленных и 40 тыс. гражданских заключенных.
Заключенные, загнанные в это тесное пространство, едва могут шевелиться и вынуждены отправлять естественные потребности там, где стоят.
Этот лагерь охраняется командой кадровых солдат численностью около одной роты. Охрана лагеря такой малочисленной командой возможна только при условии применения самой жестокой силы.
Военнопленные, проблема питания которых едва ли разрешима, живут по 6—8 дней без пищи, в состоянии вызванной голодом животной апатии, и у них одно стремление: достать что-либо съедобное.
Гражданские заключенные в возрасте от 15 до 50 лет — жители Минска и его окрестностей. Эти заключенные питаются, если они из Минска, благодаря своим родственникам. Правда, питание получают только те, родственники которых с утра до вечера стоят с продуктами в бесконечных очередях, тянущихся к лагерю. Ночью голодающие гражданские заключенные нападают на получивших передачу, чтобы силой добыть себе кусок хлеба.
По отношению к заключенным единственный возможный язык слабой охраны, сутками несущей бессменную службу,— это огнестрельное оружие, которое она беспощадно применяет.
Исправить это хаотическое состояние военные власти не могут вследствие огромной потребности в транспорте и людях, вызванной наступлением.
Организация Тодта попыталась принять решительные меры, учитывая, во-первых, что огромную работу в тылу фронта невозможно выполнить только с помощью немецкой рабочей силы, а во-вторых, что из-за уничтожения в Минске всех предприятий, обеспечивающих снабжение населения, изо дня в день возрастает угроза эпидемии, распространяющейся и растущей вследствие огромного скопления человеческих масс в лагере.
Из числа гражданских заключенных организация Тодта отобрала в виде опыта полноценных в расовом отношении квалифицированных рабочих и успешно использовала их на самых неотложных работах. После этого удачного опыта предполагалось отобрать еще около 200 квалифицированных рабочих с целью использования для приведения в порядок машинного парка управления автострады Минск — Смоленск — Москва.
Отбор заключенных должен был производиться и далее с целью использования около 10 тыс. заключенных на строительстве дорог под руководством немецких рабочих из организации Тодта. Но на второй же день организации Тодта был запрещен отбор гражданских заключенных со ссылкой на приказ генерал-фельдмаршала Клюге, согласно которому решение вопроса о выделении заключенных фельдмаршал оставляет за собой.
Опасность этого понятного с военной точки зрения приказа заключается в том, что:
1) проведение программы срочных работ оказывается невозможным из-за недостатка рабочей силы;
2) едва ли удастся предотвратить ужасную вспышку эпидемии.
В связи с этим представляется необходимым немедленно выделить организации Тодта нужное количество гражданских заключенных для восстановления предприятий Минска, обеспечивающих снабжение, причем отбор будет ограничен только полноценными в расовом отношении квалифицированными рабочими.
Поскольку в ближайшем будущем о смягчении положения или распределении заключенных по различным лагерям не может быть и речи, следует немедленно объявить строгий карантин в массовом лагере Минска, который, вероятно, будет не единственным.
Министериальный советник Дорш
ЦГАОР СССР, ф. 7445. оп. 2, д. 138, л. 180—182. Перевод с немецкого
№ 73.
Памятка об охране советских военнопленных
8 сентября 1941 г.
БОЛЬШЕВИЗМ ЯВЛЯЕТСЯ СМЕРТЕЛЬНЫМ ВРАГОМ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
В первый раз в этой войне немецкий солдат встречается с противником, обученным не только в военном, но и в политическом отношении, идеалом которого является коммунизм, который видит в национал-социализме своего злейшего врага. В борьбе против национал-социализма он считает пригодными все средства: партизанскую войну, бандитизм, саботаж, поджоги, разлагающую пропаганду, убийства. Даже попавший в плен советский солдат, каким бы безобидным он ни выглядел внешне, будет использовать всякую возможность для того, чтобы проявить свою ненависть ко всему немецкому. Надо учитывать то, что военнопленные получили соответствующие указания о поведении в плену. Поэтому по отношению к ним совершенно необходимы максимальная бдительность, величайшая осторожность и недоверчивость.
Для охранных команд существуют следующие указания.
1. Применение строжайших мер при проявлении малейших признаков сопротивления и непослушания! Для подавления сопротивления беспощадно применять оружие. По военнопленным, пытающимся бежать, немедленно стрелять (без окрика), стараясь в них попасть.
2. Всякие разговоры с военнопленными, в том числе и по пути к месту работы и обратно, строго воспрещаются, за исключением совершенно необходимых служебных указаний. На пути к месту работы и обратно, а также во время работы категорически запрещается курить. Следует препятствовать всяким разговорам военнопленных с гражданскими лицами, в случае необходимости надо применять оружие — также и против гражданских лиц.
3. На месте работы также необходим постоянный строгий надзор со стороны немецких охранных команд. Каждый охранник должен всегда находиться на таком расстоянии от военнопленных, чтобы он мог в любой момент немедленно пустить в ход свое оружие. Никогда не поворачиваться спиной к военнопленному!
По отношению к трудолюбивым и послушным военнопленным также неуместно проявление мягкости. Они рассматривают это как проявление слабости и делают из этого соответствующие выводы.
4. При всей строгости и твердости, которые должны сопровождать безусловное исполнение отданных приказов, не должны иметь места произвол или плохое обращение с военнопленными со стороны немецких солдат, не должны применяться палки, кнуты и т. д. Подобное поведение противоречило бы достоинству немецкого солдата как оруженосца нации.
5. Мнимая безобидность большевистских военнопленных никогда не должна приводить к отклонению от вышеприведенных указаний.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 102, д. 617, л. 31. Перевод с немецкого
№ 74.
Директива начальника вооружений сухопутных войск и командующего армией резерва начальникам управлений военных округов о расквартированиисоветских военнопленных гор. Берлин
17 октября 1941 г.
На совещании 19 сентября 1941 г. у начальника вооружений сухопутных сил и командующего армией резерва установлено, что путем постройки многоэтажных нар вместо кроватей в типовых бараках имперского трудового фронта можно поместить 150 военнопленных, а в стационарных бараках, построенных согласно типовому чертежу стационарного барака для советских военнопленных, можно постоянно содержать 840 человек.
Кроме того, недавно при осмотре одного из лагерей установлено, что в случае необходимости возможно путем удаления переборок, кроватей или нар разместить в типовых бараках имперского трудового фронта около 300 военнопленных; военнопленные должны при этом лежать на соломенной и тому подобной подстилке на полу.
Таким же образом путем удаления кроватей или нар из стационарных бараков для советских военнопленных, построенных по типовому чертежу, в них можно разместить 1200 военнопленных. В стационарных бараках, построенных по чертежу воинского наставления 38/12, можно таким же образом разместить 900 военнопленных. Изъятие переборок из бараков стационарного типа невозможно.
Подобный способ размещения является временной мерой и не будет применяться постоянно. Его следует предпочитать размещению под открытым небом, в убежищах или в землянках. Этот способ следует применять в случае необходимости, при поступлении большого количества советских военнопленных, пока не будет построено достаточное количество помещений.
По поручению подписал — Шульце
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 102, д. 617, л. 3—4. Перевод с немецкого
№ 75.
Письмо советского военнопленного Ф. Е. Кожедуба своей семье
гор. Каунас 19 октября 1941 г.
Дорогая моя семья, Мотя, Катя и Маруська!
Не знаю, что с вами там случилось до сего времени, живы ли вы, здоровы ли вы и как проживаете дальше... Как я хотел с вами еще раз повидаться, но это не удалось, нам больше не видаться. Живите там и размышляйте, как лучше прожить, и не забывайте, что я умираю с мыслью о вас и вашими именами на устах. А смерть моя долгая и страшная.
Я вам написал много писем, но не надеюсь, чтобы вы их получили. Писал и Никону и Парфену, просил, чтобы вам переслали, может быть, от кого-нибудь и получите.
4 и 5 сентября 1941 г. был в страшных боях, вышел цел и невредим. 14 сентября попал в плен к немцам возле Новгорода-Северска в селе Роговка. Направили в Стародуб, в Сураж, а потом в Гомель. В Гомеле был с 20 сентября по 2 октября, а потом отправили в гор. Каунас, где мне приготовлена могила. С самого ухода из дома я голодал и доживаю последние дни. В Каунасе живу с 5 октября и пока по сей день в форте бывшей крепости совместно с Рябченком Сергеем Даниловичем, который уже третий день в госпитале. Живу под открытым небом в яме, или в пещере, или в подвале. Пищу получаем в день 200 г хдеба, пол-литра вареной капусты и пол-литра чаю с мятой. Все несоленое, чтобы не пухли. На работу гонят палками и проволочными нагайками, а пищи не добавляют. Имеем миллионы вшей. Я два месяца не брился, не умывался и не переодевался. Из одежды имею нижнее белье, верхнее белье, шинель, пилотку и ботинки с обмотками. Погода холодная, слякоть, грязь. Ежедневно умирает 200—300 человек. Вот куда я попал, и дни мои остались считанные. Спасти меня может только чудо. Итак, прощайте, мои дорогие, прощайте, родные, друзья и знакомые. Если найдется добрый человек и перешлет мое письмо, то знайте хоть, где я погиб бесславной тяжелой
смертью.
Еще раз прощайте.
Ф. Кожедуб
ПРИЛОЖЕНИЕ К ПИСЬМУ Ф. Е. КОЖЕДУБА
Добрый человек или женщина, кому попадет в руки это письмо, прошу выполнить мою последнюю небольшую просьбу. Как только восстановится почтовая связь, прошу переслать это письмо по такому адресу:
Почта Холмы, Черниговской области, Холминского района, село Камка, Кожедуб Матрене Федоровне.
Много людей я просил о спасении, обещал все свое имущество, но спасения нет. Прощайте.
Ваш Кожедуб.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 94, д. 460, л. 57—58
№ 76.
Из приказа по 464-му пехотному полку 253-й немецкой пехотной дивизии об использовании советских военнопленных при разминировании местности
20 октября 1941 г.
...ОСОБЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
Необходимо иметь в виду минированную местность. Использование саперов не всегда возможно. Батальоны должны будут вести бой сами, не ожидая помощи. Я рекомендую использовать, как это с успехом практиковалось в первом батальоне 464-го полка, русских военнопленных (особенно саперов). Любое средство оправданно, когда необходимо быстро преодолеть местность.
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 103, л. 35. Перевод с немецкого
№ 77.
Донесение коменданта концентрационного лагеря Гросс-Розен бригаденфюреру СС Мюллеру о казненных советских военнопленных
Концентрационный лагерь 23 октября 1941 г.
Гросс-Розен Секретно
Комендатура концентрационного лагеря Гросс-Розен направляет вам в приложении список русских военнопленных, казненных 22 октября 1941 г. с 17 час. 00 мин. до 18 час. 00 мин. и затем сожженных.
Об этом особо уведомлен инспектор концентрационного лагеря Ораниенбург.
Лагерный комендант
концентрационного лагеря Гросс-Розен
оберштурмбаннфюрер СС
(подпись)
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 145, л. 147. Перевод с немецкого
№ 78.
Из срочного письма министерства внутренних дел о погребении трупов советских военнопленных местными властями
гор. Берлин 27 октября 1941 г.
Не для печати
В случаях, когда военные власти требуют захоронения трупов советских военнопленных, местные власти обязаны производить погребение немедленно после врачебного освидетельствования. Местным властям предоставляется решать, будут ли эти похороны производиться на существующих кладбищах или в других пригодных для этого местах...
Для врачебного освидетельствования необходимо привлекать военных врачей в случае, если это не представляет затруднений. По другим вопросам, если это целесообразно и возможно, следует в целях экономии также обращаться в военные учреждения, например по поводу перевозки трупов (предоставление автомашин). Для перевозки и погребения гробов не требуется. Тела умерших следует заворачивать в плотную бумагу (по возможности, пропитанную маслом, смолой или асфальтом) или в какой-либо другой подходящий материал. Перевозку и погребение производить незаметно. При одновременном поступлении многих трупов погребение производить в общей могиле. При этом трупы необходимо укладывать на обычной глубине рядом (но не друг на друга). На кладбищах следует выбирать отдаленный участок. Украшения могил и совершения похоронных обрядов не допускать. При рытье новых могил следует соблюдать достаточную дистанцию от уже имеющихся...
Расходы должны быть сведены до минимума. Местные власти должны требовать их ежеквартального покрытия военной администрацией, в округе которой производятся погребения...
По поручению
Подпись
ЦГАОР СССР, ф. 702 К оп. 102, д. 617, л. 29—30. Перевод с немецкого
№ 79.
Из журнала боевых действий 1-й роты 13-го резервного полицейского батальона
Октябрь 1941 г.
Пятница, 3 октября 1941 г. 04 час. 00 мин. Рота выделила экзекуционную команду в составе 2 офицеров и 51 рядового, которая направилась в лагерь военнопленных в Просткау. Команда прибыла в лагерь в 7 час. 50 мин. Расстрел 141 пленного был закончен в 11 час. 00 мин. В дополнение к этому в лагере военнопленных в Фишборн, у Иоганнисбурга, в 15 час. 30 мин. был расстрелян еще 51 военнопленный. Рота вернулась на квартиры в 19 час. 45 мин.
Четверг, 30 октября 1941 г. Рота выделила экзекуционную команду в составе 1 офицера и 50 рядовых под Руководством обер-лейтенанта Майера, которая в 7 час. 00 мин. явилась в распоряжение местного гестапо. Экзекуция была проведена в 10 км западнее Белостока, расстреляно 166 пленных. Экзекуция прошла без особых происшествий и была закончена в 9 час. 30 мин.
ЦГАОР СССР, ф. 7021. оп. 148. д. 186, л. 51 об.. 58 об. Перевод с немецкого
№ 80.
Из распоряжения начальника по делам военнопленных VIII военного округа об употреблении огнестрельного оружия при охране советских военнопленных
гор. Бреславль 7 ноября 1941 г.
...Возрастают случаи, когда охранники при несении службы охраны советских военнопленных по самому ничтожному поводу их просто пристреливают.
Последние донесения о смерти советских военнопленных от болезней показывают столь высокую цифру смертности, что не каждый случай невыполнения приказов следует истолковывать как следствие злого умысла и сопротивления, а зачастую как слабость и апатию, вызванную состоянием здоровья.
Начальник рабочей команды лично отвечает за точный инструктаж подчиненных ему солдат по вопросу о применении оружия против военнопленных. При невыполнении приказа или сопротивлении ему, чтобы заставить выполнить данный приказ, охранник должен сперва применить приклад и штык, если же это не поможет — огнестрельное оружие...
По поручению —
майор
ЦГАОР СССР. ф. 7021. оп. 148, Д. 214. л. 41 Перевод с немецкого
№ 81.
Директива начальника полиции безопасности и СД Германии начальникам концентрационных лагерей об уничтожении советских военнопленных
гор. Берлин 9 ноября 1941 г. Секретно
Срочно
Коменданты концентрационных лагерей пожаловались на то обстоятельство, что от 5 до 10 % всех советских военнопленных, предназначенных для уничтожения, прибывают в лагеря мертвыми или полумертвыми. Это обстоятельство создает впечатление, будто стационарные лагеря стремятся таким путем избавиться от военнопленных.
В частности, установлено, что во время пеших переходов, например от вокзала к лагерю, весьма значительное число военнопленных ввиду полного истощения падает по дороге и умирает либо находится в полумертвом состоянии. Их вынуждены подбирать затем средствами транспорта.
Нельзя помешать тому, чтобы немецкому населению становились известными эти факты.
Подобная доставка военнопленных в концентрационные лагеря, как правило, осуществляется силами армии; тем не менее население относит ее за счет войск СС
В целях предотвращения по возможности подобных случаев в дальнейшем я приказываю немедленно ввести в действие правило, по которому все советские военнопленные, которые явно обречены на гибель (например больные брюшным тифом) и поэтому не в состоянии выдержать напряжение, связанное хотя бы даже с кратким пешим переходом, больше не доставлялись в концентрационные лагеря, предназначенные для их уничтожения.
Прошу вас незамедлительно сообщить об этом распоряжении всем руководителям соответствующих оперативных команд.
Всем:
начальникам участков государственной полиции
руководителям подразделений полиции безопасности и СД Мец
руководителям подразделений полиции безопасности и СД Страсбург
В порядке осведомления:
рейхсфюреру войск СС и начальнику немецкой полиции
начальнику полиции безопасности и СД
начальникам управлений № I—VII
группенлейтеру IV управления д-ру Вейнману
высшим руководителям войск СС и полиции, за исключением Гааги
инспекторам полиции безопасности и СД
начальникам полиции по обеспечению безопасности СД, кроме Меца и Страсбурга
командирам полиции безопасности и СД
инспекторам концентрационных лагерей всем комендантам концентрационных лагерей
По поручению —
Мюллер
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 145, л. 145—146. Перевод с немецкого
№ 82.
Из протокола совещания в министерстве снабжения о питании советских военнопленных и гражданских рабочих
гор. Берлин 24 ноября 1941г.
Секретно
Совещание проводится под руководством статс-секретаря Бакке и начальника отдела министерства Морица.
Присутствуют представители заинтересованных ведомств, в частности генерал Рейнеке и Мансфельд.
I. ВИДЫ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ
Опыты по изготовлению специального хлеба для русских показали, что наиболее выгодная смесь получается из 50% ржаной муки грубого помола, 20% отжимок сахарной свеклы, 20% целлюлозной муки и 10% муки из соломы или листьев.
Мясо не употребляемых обычно в пищу животных никак не может удовлетворить существующую потребность. Поэтому питание русских должно быть обеспечено исключительно за счет конины и низкокачественного мяса
ЦГАОР СССР. ф. 7021» оп. 148, л. 219, л. 4. Перевод с немецкого
№ 83.
Донесение правительственного советника Грюнталера министерству труда о массовых заболеваниях и большой смертности в лагерях для советскихвоеннопленных
гор. Вильнюс 20 декабря 1941 г.
18 декабря 1941 г. состоялось заседание совместно с генеральном комиссариатом Белоруссии. Было принято решение о необходимости создания второй комиссии с местопребыванием в Вилейке для округов Молодечно и Глубокое.
На 20 декабря 1941 г. в лагере для военнопленных № 344 в Вильнюсе насчитывалось 7300 военнопленных, из которых 4 тыс. были организованы в команды для проведения внешних работ. Несмотря на то что в настоящее время больны сыпным тифом 1200 человек и ежедневно умирают 50 человек, 1500 человек будут высвобождены для работы, остальной состав лагеря нетрудоспособен. Проводятся мероприятия для перевозки военнопленных в лагерь в Цигенхайме. Обратный отзыв 4 тыс. военнопленных, занятых в командах по выполнению внешних работ, наталкивается в лагере на возражения. Необходимо вмешательство коменданта по делам военнопленных в Риге, которому уже об этом сообщено.
В связи с вербовкой гражданской рабочей силы в Гессене получены запросы на 600 рабочих мужского и женского пола, из них 100 человек для работы на металлургических предприятиях.
Грюнталер, правительственный советник
ЦГА ЛитССР, ф. 626, оп. 1, д. 34, л. 199. Перевод с немецкого
№ 84.
Письмо правления завода «Фарбен» в Ландсберге командующему военным округом Франкфурт
от 24 января 1942 г.
Вы знаете, что в конце ноября 1941 г. в наше распоряжение прибыли 500 советско-русских военнопленных. Из прилагаемого отчета вы узнаете о положении, которое сложилось в связи с этим на строительной площадке. Вы поймете, что необходимо немедленно изменить существующие условия.
С самого начала советско-русские рабочие мало работали из-за плохого питания. За истекшее время многие советско-русские умерли, а еще большее число не появляется на строительной площадке по болезни. Например, 22 января 1942 г. картина была такова:
Прибыли 500 советско-русских военнопленных. Двое сразу же возвращены в основной лагерь (шталаг), 33 работают в лагере, 82 умерли, 198 больны.
Осталось 315. Из них пригодны для работы 185.
Из этого списка видно, что только 37% из прибывших рабочих заняты на строительной площадке. Большое количество больных, которое превышает число работающих, естественно, препятствует использованию русских военнопленных в военной промышленности.
Работа, которую выполняют упомянутые выше 37%, становится все хуже изо дня в день. Вы получите подтверждение этих сообщений в отчетах отрядов безопасности, но это лишь единичные примеры инцидентов, происходящих все время. Мы хотим подчеркнуть, что существующее положение оказывает самое пагубное влияние на дисциплину. Немецкие рабочие возмущены мягким отношением к русским. Воздействие русских на сербских и французских рабочих также ужасно, так как они следуют примеру русских и все больше и больше уклоняются от работы, часто издеваясь над приказами охраны. В этих условиях, если не последует вмешательства вооруженных сил, мы должны будем возвратить советско-русских военнопленных в основной лагерь, ибо боимся пагубного влияния и отказываемся брать на себя ответственность за дальнейшее.
Хайль Гитлер!
«ИГ Фарбениндустри».
«Нюрнбергский процесс», т. III. М.. 1966, с. 714—715
№ 85.
Из письма Розенберга Кейтелю о жестоком обращении с советскими военнопленными
гор. Берлин 28 февраля 1942 г.
Имперское министерство по делам оккупированных восточных областей с самого начала своего существования считало, что большое число советских военнопленных является исключительно ценным материалом для пропаганды. Обращение с советскими военнопленными должно по ряду причин отличаться от обращения с военнопленными других государств:
1. Война на Востоке еще не закончена и от обращения с военнопленными в значительной мере зависит желание сражающихся красноармейцев перейти на нашу сторону.
2. Германская империя имеет в виду оккупировать и в хозяйственном отношении развивать для своих целей по окончании войны большую часть территории бывшего Советского Союза...
3. Германия ведет борьбу против Советского Союза по идейным причинам. Большевизм должен быть свергнут и заменен чем-то лучшим. Поэтому военнопленные должны на собственном опыте убедиться, что национал-социализм хочет и может создать им лучшее будущее. Они должны со временем возвратиться на родину с чувством восхищения и глубокого уважения перед Германией и германскими порядками и таким образом стать пропагандистами в пользу Германии и национал-социализма.
Эта цель пока не достигнута. Напротив, судьба советских военнопленных в Германии стала трагедией огромного масштаба. Из 3,6 млн.1 военнопленных в настоящее время вполне работоспособны только несколько сот тысяч. Большая часть их умерла от голода или холода. Тысячи погибли от сыпного тифа.
Само собой разумеется, что снабжение такой массы военнопленных продуктами питания наталкивается на большие трудности. Все же при ясном понимании преследуемых германской политикой целей гибели людей в описанном масштабе можно было бы избежать. По имеющимся сведениям, например, на территории Советского Союза местное население вполне готово доставлять военнопленным продукты питания. Некоторые благоразумные начальники лагерей с успехом пользуются этим. В большинстве же случаев начальники лагерей запрещали гражданскому населению доставлять продукты военнопленным и обрекали их на голодную смерть. Это не разрешалось даже при этапировании военнопленных в лагеря. Больше того, во многих случаях, когда военнопленные не могли на марше идти вследствие голода и истощения, они расстреливались на глазах приходившего в ужас гражданского населения, и трупы их оставались брошенными. В многочисленных лагерях вообще не позаботились о постройке помещений для военнопленных. В дождь и снег они находились под открытым небом. Им даже не давали инструмента, чтобы вырыть себе ямы или норы в земле. Систематическая дезинфекция военнопленных и самих лагерей, по-видимому, не производилась. Можно было слышать рассуждения: «Чем больше пленных умрет, тем лучше для нас...»
ЦГАОР СССР; ф, 7445. оп. 2 д. 139, л. 97—98. Перевод с немецкого
№ 86.
Приказ верховного главнокомандования вооруженных сил начальникам лагерей о клеймении советских военнопленных
гор. Берлин 20 июля 1942 г.
1. Советские военнопленные должны быть заклеймены особым знаком, не стирающимся в течение длительного времени.
2. Клеймо представляет собою острый, открытый книзу угол примерно в 45° со стороной в 1 см, находящийся на левой ягодице на расстоянии ладони от межъягодичной щели. Оно должно наноситься при помощи имеющихся в каждой части ланцетов. В качестве краски следует употреблять китайскую тушь.
При клеймении придерживаться следующего способа.
Предварительно прокаленным ланцетом, смоченным в китайской туши, производить порез на поверхности натянутой кожи. Глубоких, кровоточащих порезов избегать. Ввиду того что в настоящее время еще нет достаточного практического опыта в отношении долговечности этих клейм, первое время следует проверять их наличие через 14 дней, 4 недели и четверть года и в случае необходимости обновлять (см. п. 7).
3. Клеймение не является врачебным мероприятием. Поэтому немецкому санитарному персоналу, в силу недостатка в нем, оно поручаться не должно. Однако против проведения клеймения силами пригодного для этого санитарного персонала из числа советских военнопленных под врачебным наблюдением немцев возражений не имеется. Необходимо немедленно обучить необходимое количество таких вспомогательных сил практическому проведению этого мероприятия согласно настоящей инструкции.
4. В интересах скорейшего проведения клеймения затребовать ланцеты и китайскую тушь на санитарных складах, располагающих ими.
5. Нанесение клейм должно быть произведено:
а) советским военнопленным, которые будут вновь поступать на территорию, подчиненную военному командованию Остланда, Украины и генерал-губернаторства,— при первой дезинсекции, после мытья.
б) всем прочим военнопленным на территории, подчиненной верховному главнокомандованию вооруженными силами, до 30 сентября 1942 г.
Об исполнении донести верховному главнокомандованию вооруженными силами до 15 октября 1942 г.
6. Это мероприятие не должно мешать использованию военнопленных на работах, поэтому клеймение находящихся на работах военнопленных должно производиться по возможности в помещениях рабочих команд или при очередной дезинсекции.
7. Первое клеймение военнопленного должно быть немедленно отражено в личной карточке по форме № 1, в графе «Особые приметы». Точно так же должно отмечаться каждое обновление клейма (см. п. 2).
8. О клеймении советских военнопленных, находящихся в распоряжении главного командования сухопутными силами, указания будут даны штабом главного командования сухопутными силами. Об отдаче соответствующих указаний просьба сообщить.
Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженными силами
ЦГАОР СССР/ф. 7445, оп. 2, д. 145. л. 165—166. Перевод с немецкого
№ 87.
Инструкция начальника по делам военнопленных VIII военного округа о применении оружия к военнопленным

гор. Бреслау 18 октября 1942 г.
Сопротивление и бунт со стороны военнопленных следует пресекать всеми имеющимися в распоряжении средствами. Положения, содержащиеся в распоряжении о применении оружия вооруженными силами от 17 января 1936 г. (сборник постановлений, т. I, стр. 39), не могут буквально выполняться по отношению к военнопленным, поскольку они были изданы для применения в самой Германии в мирных условиях и не соответствуют настоящему положению, создавшемуся в ходе войны. При ограниченном количестве имеющихся в распоряжении солдат охраны дисциплину и порядок среди военнопленных можно поддерживать лишь в том случае, если охрана в лагерях, в рабочих командах и при конвоировании будет действовать строго по-военному и без всякого снисхождения.
Случаи сопротивления и бунта, уклонения от работы, граничащие с бунтом, охранник должен при всех обстоятельствах подавлять силой оружия. Охранник не должен вступать в какие-либо переговоры с военнопленными; если ему будут угрожать или же нападать на него, то он должен немедленно обезвредить непокорного военнопленного, применив оружие. Следует ли нанести удар этим оружием, использовать его как колющее или огнестрельное оружие,— зависит от той цели, которую нужно достигнуть, и от обстоятельств, в которых произошел инцидент. Нерешительность солдат охраны при применении огнестрельного оружия подрывает авторитет как вооруженных сил, так и самого охранника. Приказ от 15 сентября 1942 г., исходящий № 5937/42, остается в силе.
Генерал-майор (подпись неразборчива)
ИМЛ. Документы и материалы Отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 18577, л. 1. Перевод с немецкого
№ 88.
Показания штурмшарфюрера СС Фрица Кнопа о побеге раненых советских военнопленных с места казни
гор. Бердичев 24 декабря 1942 г.
Явившийся по вызову штурмшарфюрер СС и старший секретарь криминальной полиции Кноп Фриц, рожд. 18 февраля 1897 г., уроженец Нойклинца, округ Кеслин, показал следующее:
С середины августа я являюсь руководителем бердичевского отделения службы полиции безопасности и СД в гор. Житомире, 23 декабря 1942 г. заместитель начальника службы гауптштурмфюрер СС Кальбах обследовал местное отделение и воспитательный трудовой лагерь, находящийся в ведении вверенного мне учреждения. В этом воспитательном трудовом лагере с конца октября или начала ноября находится 78 бывших военнопленных, которые в свое время были отпущены из стационарного лагеря в Житомире вследствие нетрудоспособности. Насколько мне известно, значительное число таких военнопленных в свое время было отпущено оттуда и передано в распоряжение командира полиции безопасности и СД. Из их состава в Житомире было отобрано небольшое число до некоторой степени пригодных к труду а остальные 8 человек были направлены в здешний воспитательный трудовой лагерь. Как мне помнится, часть военнопленных была в свое время вывезена куда-то на грузовике и освобождена. В дальнейшем намеченное освобождение военнопленных было отменено в связи с возражениями со стороны вермахта. Я не хочу, чтобы мои слова были истолкованы превратно: вермахт не вмешивался в эти освобождения, а при передаче людей высказал пожелание, чтобы эти военнопленные были куда-нибудь помещены.
Находившиеся в здешнем лагере 78 военнопленных были исключительно тяжелораненые. У одних отсутствовали обе ноги, у других — обе руки, у третьих — одна конечность. Лишь некоторые из них сохранили конечности, но были так изуродованы другими видами ранений, что не могли выполнять никакой работы. Они должны были ухаживать за остальными.
При обследовании воспитательного трудового лагеря 23 декабря 1942 г. гаупштурмфюрер СС Кальбах отдал распоряжение, чтобы оставшиеся после имевших место смертных случаев 68 или 70 военнопленных подверглись сегодня же особой обработке. Для этой цели он выделил грузовую автомашину с шофером — рядовым СС Шефером из управления командующего, который прибыл сюда сегодня в 11 час. 30 мин. Подготовку казни я поручил сегодня рано утром сотрудникам местного отделения: унтершарфюреру СС Палю, роттенфюреру СС Гессельбаху и штурмфюреру СС Фольпрехту. Ответственным за проведение казни был мною назначен Фольпрехт...
Мне не пришло в голову обеспечить проведение казни более многочисленной командой, так как место казни скрыто от посторонних взоров, а заключенные были не способны к бегству ввиду своих физических недостатков.
Приблизительно в 15 час. мне сообщили по телефону из стационарного лагеря, что один из сотрудников моего отделения, выполнявший это особое поручение, ранен и один заключенный бежал. Я сейчас же направил на подводе к месту экзекуции гауптшарфюрера СС Венцеля и обершарфюрера СС Фрича. Через некоторое время мне вторично позвонили по телефону из стационарного лагеря и сообщили, что два сотрудника моего отделения убиты. На случайно прибывшей ко мне в отделение военной машине я немедленно отправился в стационарный лагерь.
Недалеко от лагеря я встретил грузовую машину, в которой лежали оба убитых сотрудника. Гессельбах доложил мне о случившемся. Согласно его докладу, он производил расстрелы в яме, в то время как два другие сотрудника несли охрану у автомашины. Гессельбах уже расстрелял трех военнопленных, а четвертый стоял перед ним, когда вдруг услышал выстрелы, раздавшиеся над могилой. Застрелив военнопленного, он вылез из могилы и увидел разбегающихся военнопленных. Он стал стрелять по бегущим и, по его мнению, застрелил двух. Я заехал в 1-й лагерь и дал распоряжение особенно зорко охранять заключенных. Усилить охрану я не мог, так как в моем распоряжении не было необходимых для этого людей. Получить людей для усиления охраны из других полицейских органов я не рассчитывал, так как знал, что они находятся на операции. На месте, в стационарном лагере, Гессельбах уже распорядился, чтобы команда в составе 20 человек обыскала местность для поимки беглецов. Для дальнейшего их розыска я известил полевую жандармерию, полицейскую жандармерию и железнодорожную полицию. Гессельбах, шофер и оба посланных мною сотрудника закопали, как полагается, расстрелянных военнопленных.
Я хотел бы указать на то, что этот случай произошел при второй казни. Ей предшествовал расстрел примерно 20 военнопленных, прошедший без особых инцидентов...
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 126, л. 132—134. Перевод с немецкого
№ 89.
Из приказа № 44 по шталагу VIII Б о прогулках для военнопленных
Ламсдорф (Верхняя Силезия) 8 июня 1943 г.
...7. В тех особых случаях, когда военнопленные постоянно размещаются на месте своей работы и не имеют возможности выходить из помещения, для сохранения трудоспособности разрешается выводить их на свежий воздух.
Начальник лагеря капитан I ранга Гилек
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 102, д. 617, л. 18—19. Перевод с немецкого
№ 90.
Из приказа № 46 по шталагу VIII Б о запрещении прогулок для советских военнопленных
Ламсдорф (Верхняя Силезия) 16 июня 1943 г.
...10. В дополнение к п. 7 приказа по лагерю № 44 от 8 июня 1943 г. разъясняется, что к советским военнопленным он не относится.
Заместитель начальника лагеря майор Павлик
ЦГАОР СССР, ф. 7021. оп 102. д. 617, л. 21. Перевод с немецкого
№ 91.
Распоряжение Кейтеля о направлении военнопленных на работу в угольную промышленность Германии
Ставка верховного главнокомандующего 8 июля 1943 г.
Секретно
7 июля фюрер приказал с целью проведения расширенной программы производства чугуна и стали во что вы то ни стало обеспечить добычу необходимого количества угля, для чего покрыть имеющуюся потребность в рабочей силе за счет военнопленных.
Фюрер требует срочного принятия следующих мер, направленных на предоставление угольной промышленности дополнительно 300 тыс. рабочих.
1. Из имеющихся в наших руках советских военнопленных (исключая находящихся в Финляндии и Норвегии, а также на работах в армии) генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы совместно с начальником штаба верховного главнокомандования вооруженными силами (отдел военнопленных) должны направить в горную промышленность до 1 сентября 1943 г. непрерывно следующими друг за другом партиями 200 тыс. военнопленных, способных к работе на шахтах. Если им требуется замена, она будет предоставляться генеральным уполномоченным по использованию рабочей
2. При дальнейшем поступлении новых советских военнопленных потребности угольной промышленности должны удовлетворяться в первую очередь.
Все военнопленные, взятые на Востоке после 5 июля 1943 г., должны быть переданы в лагеря военного ведомства и оттуда непосредственно или в порядке обмена на работающих у других потребителей рабочей силы направляться генеральному уполномоченному по использованию рабочей силы для применения в угольной промышленности. Председатель имперского объединения угольной промышленности с настоящего времени имеет право набирать через свои органы людей в лагерях военного ведомства.
3. Все без исключения советские горняки, работающие в любых местах использования военнопленных, должны быть направлены в соответствии со своей профессией, при условии замены, в горную промышленность через генерального уполномоченного по использованию рабочей силы.
4. Мужчины в возрасте от 16 до 55 лет, захваченные в борьбе с бандами в зоне военных действий, фронтовых тылах, комиссариатах восточных областей, генерал-губернаторстве и на Балканах, отныне считаются военнопленными. То же самое относится к мужчинам этой категории во вновь завоеванных областях Востока. Они должны отправляться в лагеря военнопленных, а оттуда на работу в Германию. Об учете членов их семей и дальнейшем обращении с ними начальник генерального штаба сухопутных сил и рейхсфюрер СС издадут каждый в пределах своей компетенции необходимые согласованные распоряжения.
Для доклада фюреру начальник отдела военнопленных каждые 10 дней докладывает мне о ходе акции — в первый раз 25 июля 1943 г. по состоянию на 20 июля 1943 г,
Кейтель
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 142ч л. 79—80. Перевод с немецкого
№ 92.
Указания Гиммлера высшим инстанциям СС о направлении рабочей силы в угольную промышленность Германии
5 августа 1943 г.
Секретно
По п. 4 вышеупомянутого приказа приказываю, чтобы работоспособные молодые пленные женского пола пересылались для работы в Германию через органы рейхскомиссара Заукеля. Дети, старухи и старики должны быть собраны в учрежденных согласно моему приказу женских и детских лагерях при имениях, а также в лагерях на границах эвакуированных областей и использованы на работе.
Г. Гиммлер
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 142, л. 81 Перевод с немецкого
№ 93.
Из приказа начальника по делам военнопленных при верховном командовании вооруженных сил Германии об обращении с военнопленными
гор Берлин 26 октября 1943 г.
I. Намерение обращаться с несоветскими военнопленными, строго придерживаясь соглашения 1929 г., а с советскими военнопленными — согласно указаний ОКВ, зачастую приводило к формам, которые не согласуются с требованиями навязанной нам тотальной войны...
Обращение с военнопленными, используемыми на работах, необходимо поставить исключительно в зависимость от того, чтобы добиться наивысшей производительности и немедленно принимать строгие меры, если военнопленные проявляют небрежность, ленивость или непокорность. О военнопленных надо не «заботиться», а обращаться с ними так, чтобы была достигнута требуемая наивысшая производительность. Само собой разумеется, Наряду со справедливым обращением сюда относится также и снабжение военнопленных продовольствием, одеждой и т. д. согласно имеющихся на то указаний.
II. Изменение обстановки и растущая потребность в рабочей силе военнопленных вынуждают доставлять в империю все большее число военнопленных. Несмотря на это, нельзя рассчитывать, что в соответствии с этим будут увеличены охранные силы; также нельзя будет в среднем улучшить и контингент охранников.
Затруднение представляет то обстоятельство, что военнопленные по ошибке думают использовать такое положение в свою пользу. Они будут поэтому во многих случаях дерзкими и попытаются бежать еще в большем объеме. С такими явлениями лишь тогда можно бороться, если к военнопленным, в случае непослушания или бегства, будут немедленно применены строгие меры.
Слабодушные, которые будут говорить о том, что при теперешнем положении надо обеспечить себе путем мягкого обращения «друзей» среди военнопленных, являются распространителями пораженческих настроений и за разложение боеспособности привлекаются к судебной ответственности. Военнопленные должны ни минуты не сомневаться в том, что против них будет беспощадно применено оружие, если они окажут даже пассивное сопротивление или будут бунтовать.
Господа начальники должны позаботиться о том, чтобы это положение об обращении с военнопленными стало общим достоянием всех подчиненных им офицеров, чиновников, унтер-офицеров и рядовых. Этого нельзя сделать одними письменными указаниями и памятками, а в первую очередь путем устного слова и длительного и сознательной воспитания подчиненных в духе этих установок.
Прошу устн и должным образом сообщить об этих установках местным органам НСДАП и доложить господам командующим.
Прошу это письмо не размножать.
Генерал Греневитц
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 140, л. 71. Перевод с немецкого
№ 94.
Из приказа № 86 по шталагу VIII Б о порядке донесений в связи с расстрелами военнопленных
Ламсдорф (Верхняя Силезия) 5 ноября 1943 г.
...О расстрелах советских военнопленных и о происходящих с ними несчастных случаях со смертельным исходом впредь доносить по телефону как о чрезвычайных происшествиях начальнику отдела по делам военнопленных не требуется.
Однако в этих случаях по-прежнему следует в течение 5 дней после происшествия направлять ему подробные письменные донесения через управление шталага...
Начальник лагеря капитан I ранга Гилек
ЦГАОР СССР. ф. 7445, оп. 2, д. 380. л. 206 об Перевод с немецкого
№ 95.
Циркуляр Бормана о более суровом обращении с военнопленными

Ставка фюрера 25 ноября 1943 г.
Отдельные управления областей в своих докладах неоднократно указывали на слишком снисходительное обращение охраны с военнопленными. Согласно этим докладам, органы охраны в некоторых местах превратились прямо-таки в покровителей и опекунов военнопленных.
Об этих докладах я сообщил верховному командованию вооруженных сил, указав при этом, что трудящийся немецкий народ абсолютно не понимает, как это в такое время, когда немецкий народ борется на жизнь или смерть, военнопленные — и, значит, наши враги — ведут лучшую жизнь, чем немецкий рабочий. Неотложной обязанностью каждого немца, который имеет дело с военнопленными, является: заставлять их вкладывать полностью свои силы в работу.
Начальник по делам военнопленных при верховном командовании вооруженных сил издал теперь для начальников по делам военнопленных в военных округах Ясный приказ, который прилагается в копии. Я прошу устно ознакомить с этим приказом всех руководящих работников партии.
Если и в будущем будут поступать жалобы о неуместном обращении с военнопленными, сообщать о них со ссылкой на прилагаемый приказ, в первую очередь начальникам по делам военнопленных.
Борман
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 140, л. 7—8. Перевод с немецкого
№ 96.
Акт о массовом истреблении военнопленных советских н в лагерях поселка Дарница Киевской области
18 декабря 1943 г.
Комиссия в составе председателя Киевской областной комиссии содействия 3. Т. Сердюка, членов: заслуженной учительницы школы УССР Н. И. Буриченко, полковника К. Р. Руденко, священника Николая Скоропостижного, при участии судебно-медицинского эксперта профессора Н. А. Шепелевского, судебно-медицинского эксперта ассистента кафедры судебной медицины Киевского мединститута доктора Г. И. Ведриган, профессора Я. И. Пивовонского, профессора Ю. Ю. Крамаренко, председателя исполкома Дарницкого районного Совета депутатов трудящихся Г. В. Григорьева и члена исполкома Б. Н. Ефимова производила осмотр двух лагерей военнопленных, расположенных в Дарнице, и мест, где обнаружены могилы — ямы с трупами советских граждан, погибших в этих лагерях, а также производила эксгумацию и судебно-медицинское исследование этих трупов с целью:
1) определения количества погребенных,
2) установления причины смерти их,
3) определения давности погребения,
4) установления личности покойных.
При этом были получены следующие данные:
Поселок Дарница находится на левом берегу Днепра в 12 км от Киева, где сходятся железнодорожные линии, соединяющие Киев с Москвой и Харьковом. Он расположен среди леса, который с севера и востока переходит в крупный лесной массив.
Еще осенью 1941 г. немецкими военными властями это место было избрано для устройства лагерей военнопленных. Один из этих лагерей расположен на окраине Дарницы, между проходящим здесь шоссе и колеей железной дороги. Он занимает огромную площадь длиной 1,5 км и шириной около 1 км.
Эта территория представляет собой голую песчаную площадь, на которой в отдельных местах имеются остатки бывших здесь небольших строений, ныне сгоревших. Вся территория лагеря обнесена ограждением из колючей проволочной сетки, высотой около трех с половиной метров, которая состоит из трех, а местами из четырех рядов. Помимо этого, весь лагерь разгорожен такой же проволочной сеткой на отдельные участки, очевидно с целью разобщения содержавшихся пленных и еще более крепкой изоляции их.
По сообщению очевидцев и лиц, содержавшихся в лагере, последний был всегда еще оцеплен вооруженными часовыми с собаками, которые не подпускали на близкое расстояние приходящих родственников. Как показывают многочисленные свидетели, очевидцы и бывшие военнопленные, в лагере царил дикий, безудержный произвол. Жестокий режим, истязания и глумление над самыми элементарными человеческими правами, полное лишение пищи в течение продолжительного времени, холод, отсутствие возможности согреться и другие невыносимые условия существования влекли за собой тяжелое истощение, массовые заболевания и, как естественное следствие этого, очень высокую смертность. Помимо этого, количество жертв постоянно пополнялось еще систематически производимыми расстрелами в массовом количестве. За полотном железной дороги в 326 м от лагеря имеются 4 ямы с опавшей землей размером 12X6 м. В стороне от этих ям есть еще одна яма размером 6X6 м. При раскопке одной их больших ям на глубине 1/2 м она оказалась заполненной трупами людей, беспорядочно лежащими один на другом, большею частью лицом вниз. Все трупы совершенно раздеты. Только на одном из вынутых трупов оказались поношенные брюки защитного цвета военного образца. На другом трупе найдена вокруг туловища тесемочка. У одного из трупов на ногах обнаружены носки. Извлеченные трупы — мужского пола (за исключением одного, который принадлежит женщине) в состоянии резко выраженного гнилостного разложения. У подавляющего большинства трупов обнаружены сквозные огнестрельные ранения черепа с раздроблением костей и обширными трещинами. На целом ряде трупов отмечаются оскольчатые переломы нижней челюсти. Есть проломы черепа с вдавленнем костей на обширном протяжении от удара тупым, твердым, тяжелым предметом.
При вскрытии [обнаружено]: подкожная жировая клетчатка совершенно отсутствует; в желудке и кишечнике не замечается никаких следов пищи. Как показывают свидетели и очевидцы, в этих ямах находятся трупы командиров Красной Армии и политработников, которые расстреливались тут же на месте.
Другой лагерь был размещен на месте бывшего Авторемонтного завода. Площадь его меньше площади предыдущего лагеря. Этот лагерь также огорожен решеткой из колючей проволоки, которая делит его на участки различной величины. В этом лагере была расположена так называемая лечебница для военнопленных, помещающаяся в небольшом здании. Она должна была обслуживать оба лагеря. По показаниям местных жителей и других очевидцев, в том числе служащего на железнодорожных путях Кончаковского П. И., лечебница фактически не оказывала никакой медицинской помощи. Больные и раненые не имели никакого ухода, не перевязывались, лежали повязками, пропитанными гноем, в ранах заводились черви, не получали белья и другой необходимой для больных людей помощи. Питание было ужасное. Медикаментозная помощь отсутствовала. Естественным следствием такой обстановки была массовая смертность. В имеющихся здесь зданиях частично были расположены пленные в чрезвычайно скученной обстановке. За этой территорией по направлению к лесу находится кладбище с могилами, расположенными в 5 рядов, за которыми находятся ямы, тесно соприкасающиеся одна с другой. Находящаяся в стороне от могил свободная площадь усеяна такими же ямами с опавшей землей. На каждой могиле есть дощечка с указанием фамилии, имени и отчества, года рождения и даты смерти. Есть дощечки с одиночными надписями и на 2—6 человек. При разрытии одной такой могилы с дощечкой на одного человека в ней оказалось 5 трупов, беспорядочно лежащих в самых разнообразных положениях, большею частью лицом вниз. Все трупы мужского пола в возрасте 20—40 лет, без одежды и обуви. Кроме этого, из стенок могилы выпячиваются части тел других трупов, зарытых в земле рядом с могилами. Таким образом, оказывается, что в могиле с дощечкой на одного умершего в действительности похоронено 6—8 трупов. Это обстоятельство указывает, что дощечки на могилах не являются показателями фактически произведенных погребений, а должны рассматриваться лишь как умышленная маскировка, имеющая в виду скрыть массовое уничтожение военнопленных.
Находящиеся за могилами ямы большею частью размером 6X3 м, но есть и больше. При разрытии одной из таких ям на глубине около полуметра она оказалась заполненной трупами, также беспорядочно лежащими в самых разнообразных положениях, без соблюдения общепринятого при погребении порядка. Все извлеченные трупы мужского пола. Одежда и обувь отсутствуют. Трупы в состоянии далеко зашедшего гнилостного разложения. Возраст 20—40 лет. Следов ранений или каких-либо других повреждений на этих трупах не замечается. Трупы очень истощены. По показаниям очевидцев, немцы привозили сюда трупы на машинах из большого лагеря и баграми тащили их к ямам, куда и сбрасывали. Тут же на кладбище имеются две могилы с дощечками, на которых обозначена одна и та же фамилия, имя и отчество, год рождения и дата смерти.
Кроме этих участков с ямами-могилами, по показаниям местных жителей и других свидетелей, в лесу и прилегающих окрестностях Дарницы есть еще места, где имеются такие же ямы с трупами.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Комиссия, основываясь на результатах судебно-медидинских исследований извлеченных трупов, на изучении материалов следствия и принимая во внимание количественные показатели трупов в разрытых ямах-могилах, а также данные обследования участков территории массовых погребений, приходит к выводу, что:
1. В указанных выше пунктах поселка Дарница и его окрестностях количество трупов военнопленных и других советских граждан, умерщвленных и погибших в период временной оккупации немцами, исчисляется свыше 68 тыс., распределяясь следующим образом:
а) на территории леса, около большого лагеря,— 11 тыс. трупов,
б) на кладбище и прилегающих к нему участках — 40 тыс. трупов,
в) в других местах Дарницы и ее окрестностей — 17 тыс. трупов.
2. При разрытии ям-могил установлено, что в них не производилось погребения в обычном понимании этого обряда, а имело место беспорядочное сбрасывание и закапывание трупов, без соблюдения не только общепринятого в этих случаях отношения, а даже элементарных правил санитарии, на что указывает поверхностное и небрежное закрытие ям землей.
3. Обращает на себя внимание характерная особенность, что на всех извлеченных трупах одежда, белье и обувь совершенно отсутствуют. Только на отдельных трупах оказались такие предметы одежды, как поношенные брюки, а из белья — носки.
Один из этих трупов относится к погибшему от инфекционного заболевания. Трупы же расстрелянных совершенно раздеты. Подобное обстоятельство указывает, что снятие одежды и обуви, как правило, предшествовало умерщвлению советских граждан, что делалось, очевидно. с целью присвоения этого имущества в корыстных интересах.
4. При разрытии могил-ям не было обнаружено документов или каких-либо других предметов, которые могли
бы служить как материал для опознания личности. Это может быть объяснено только намеренным обезличением убиваемых и погибших чтобы скрыть совершаемые злодеяния.
5. Судя по результатам судебно-медицинских исследований трупов, эксгумированных из ямы, находящейся в лесу, давность погребения должна быть отнесена к первой половине 1942 г. В могилах и ямах на кладбище время погребения относится ко второй половине 1941 г. и первой половине 1942 г.
6. При судебно-медицинском исследовании трупов, обнаруженных в яме, находящейся в лесу, в подавляющем большинстве случаев причиной смерти были сквозные огнестрельные ранения головы с раздроблением костей черепа и обширными трещинами. Такие повреждения получаются при выстрелах из оружия сильного боя, как винтовка. В меньшем количестве встречаются обширные проломы черепа с вдавлением костей на значительном протяжении и оскольчатые переломы нижней челюсти. Подобного рода повреждения возникают от ударов с большой силой тупым, твердым, тяжелым предметом, каким надо считать приклад винтовки. Отдельные трупы, где отсутствуют повреждения, относятся к погибшим от голодания и инфекционных заболеваний.
Данные исследования трупов, извлеченных из могил и ям на кладбище, дают основания считать, что причиной смерти послужило голодание или инфекционные заболевания.
Во всех случаях огнестрельных ранений головы входные отверстия расположены в затылочной области и височной. Проломы черепа от действия тупогранных предметов находятся преимущественно в височно-темянной и лобной областях. Все эти повреждения относятся к категории смертельных.
Доказательством смерти от голодания являются истощенный вид трупов, полное отсутствие подкожной жировой клетчатки, отсутствие следов пищи в желудке и кишечнике. Это находит подтверждение также и в показаниях многочисленных свидетелей, удостоверяющих, что в лагерях военнопленных систематически лишали пищи, что неизбежно вело к смерти от истощения.
Определенный возраст погибших (20—40 лет), огромное количество трупов в разрытых могилах и ямах, разновременность погребения и однородные причины смерти свидетельствуют о систематическом, умышленно проводимом умерщвлении военнопленных, которое имело в виду преимущественно лиц мужского пола в самом цветущем периоде жизни.
8. И наконец, в качестве еще одного мероприятия, способствующего массовой гибели военнопленных, следует отметить огромную скученность в лагерях, крайне антисанитарную обстановку, отсутствие действительной медицинской помощи, размещение в холодных, неотапливаемых помещениях, а также отсутствие одежды, что я вызывало в конечном итоге эпидемическое развитие инфекционных заболеваний с неизбежным смертельным исходом.
Последовательно проводимые такого рода условия содержания военнопленных с полной убедительностью свидетельствуют о совершенно преднамеренном и обдуманном стремлении немецкого военного командования как можно в большем количестве добиться истребления военнопленных и других советских граждан.
(Следуют подписи членов комиссии.)
ЦГАОР СССР. ф. 7021. оп. 65, д. 235, л. 426—50
№ 97.
Заявление жителей гор. Харькова в Центральную комиссию по расследованию зверств немецких оккупантов о расстреле раненых военнопленных гор. Харьков
[Декабрь 1943 г.]
Мы, жители дома № 14 по улице Тринклера и № 3 Покровского переулка (Харьков), были свидетелями неслыханных зверств немецких оккупантов во время пребывания их в гор. Харькове. Во время второй оккупации при входе в город немцы расстреляли раненых красноармейцев, лежавших в госпитале, и одного из них повесили на дверях сарая дома № 12 по улице Тринклера. Утром, выйдя во двор, увидели на дверях распятого раненого красноармейца. Руки были прибиты в горизонтальном положении гвоздями, ноги упирались в землю, голова с обрезанными ушами свисала, половые органы обрезаны, брюки спущены до колен, и на груди на повязке надпись: «Иуда».
(Далее следует 11 подписей.)
ЦГАОР СССР. ф. 7021, оп. 76. д. 72. л. 217
№ 98.
Распоряжение управления по распределению рабочей силы о замене 104 английских военнопленных 160 советскими военнопленными
гор. Шенберг 7 февраля 1944 г.
Замена 104 английских военнопленных рабочей команды № Е-351, работающих на бумажной фабрике «Генрихсталь», 160 советскими вызвана увеличившейся потребностью в рабочей силе.
Пополнение команды до 160 человек английскими военнопленными невозможно, так как при осмотрах лагеря в течение последних месяцев представителями соответствующих военных органов было установлено, что имеющегося помещения едва хватает для 104 английских военнопленных, тогда как русских военнопленных оно без затруднений могло бы вместить 160 человек. Пополнить недостаток в рабочей силе, образовавшийся вследствие мобилизации рабочих и служащих предприятия в армию и естественной убыли, из местных ресурсов невозможно, так как таковых не имеется и в ближайшем будущем не предвидится.
Чтобы не допустить никакой заминки в производстве, предложенная предприятием замена английских военнопленных 160 советскими необходима.
Подпись.
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 214, л. 74. Перевод с немецкого
№ 99.
Директива верховного главнокомандования вооруженных сил об оплате труда военнопленных
Торгау 1 марта 1944 г.
Для стимулирования труда военнопленных, занятых в административных и хозяйственных подразделениях лагерей, а также для предоставления им возможности приобретать необходимые предметы потребления, им вопреки ст. 34 инструкции о военнопленных выдается вознаграждение за работу. Выдаваемые в отдельных лагерях суммы значительно отличаются друг от друга Установить с 1 марта 1944 г. следующий порядок выплаты вознаграждений за работу в лагерях для военнопленных и их филиалах:
I
1. Военнопленные, работающие весь день, получают за полноценную работу за один день основную плату:
Несоветские военнопленные — 0,70 рейхсмарки
Советские военнопленные — 0,35 »
2. Особенно прилежные и работоспособные военнопленные могут получать, в зависимости от рода и важности выполняемой ими работы, следующую денежную надбавку:

Группа Род работы Предельная надбавка к дневной плате (в рейсхмарках)
несоветские военнопленные советские военнопленные
а Простые работы, требующие краткого инструктажа 0,20 0,10
б Работы, требующие известной квалификации и знаний 0,40 0,20
в Работы требующие особой квалификации, профессиональных навыков и знаний 0,80 0,40
г Сложные работы, которые требуют высокой квалификации, хорошего знания специальности и умения самостоятельно работать 1,20 0,60
Надбавку по группе «г» могут получать лишь военнопленные, заменяющие немецкого квалифицированного рабочего, например портного, электрика, слесаря.
3. Если качество выполняемой военнопленными работы не является полноценным (например, вследствие фи зической слабости или нежелания работать) или если они работают неполный день, основная плата военнопленного соответствующим образом уменьшается. Надбавка к заработной плате не производится.
Минимальная дневная плата составляет 0,20 рейхсмарки для несоветских военнопленных и 0,10 рейхсмарки для советских военнопленных.
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2. д. 380, л. 197. Перевод с немецкого
№ 100.
Из служебной записки министерства иностранных дел Германии о правовом положении советских военнопленных
29 мая 1944 г.
Аргументы министра д-ра Геббельса в его письме от 12 мая с. г., которыми он обосновывает свое требование о передаче ему всех полномочий и руководства в области пропаганды среди военнопленных, исходят из ошибочных предпосылок и недооценки проблемы в целом, а потому ни в какой мере не могут изменить точку зрения министерства иностранных дел.
Военнопленные являются иностранцами. Отсюда и влияние на них представляет собой область внешней политики и зарубежной пропаганды, которая возложена фюрером на имперского министра иностранных дел и является делом МИДа.
В соответствии с этим согласно мобилизационному приказу от августа 1939 г. руководство всеми делами, касающимися военнопленных и не имеющими военного характера, сосредоточено в министерстве иностранных дел. Таким образом, компетенция министерства иностранных дел относительно осуществляемой им до сих пор деятельности в области влияния на военнопленных и попечения о них была с самого начала ясна и понятна. Исключением из этого правила являются советские военнопленные, которые подчинены министру по делам оккупированных восточных областей, так как на них действие Женевской конвенции не распространяется и они занимают особое политическое положение...
ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 139, л. 36. Перевод с немецкого
№ 101.
Из приказа № 60 по шталагу 344 о запрещении советским военнопленным носить обувь
Ламсфорд 21 июня 1944 г
...В связи с большой нехваткой обуви совершенно недопустимо, чтобы советские военнопленные в лагерях И рабочих командах носили в теплые дни кожаную обувь. Они должны ходить босиком. О всех исключениях запрашивать разрешение начальника стационарного лагеря.
Начальник лагеря подполковник Месснер
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 102. д. 617, л. 14. Перевод с немецкого
№ 102.
Из показаний бывшего заключенного в концлагере гор. Львова — французского военнопленного Марселя Риветта
4 октября 1944 г.
...Три месяца мы ожидали отъезда в Рава-Русскую, который много раз откладывался из-за отсутствия транспорта. После многочисленных обысков, во время которых нас обокрали, забрав продукты (шоколад, сухари, консервы) и личные вещи (обувь, карманные ножи, ножницы и т. п.), нас наконец погрузили в вагоны, доставившие партию русских военнопленные
Мы обратили внимание на плохой вид русских военнопленных. Было 10 января, и термометр показывал 10— 15 градусов ниже нуля, а многие из них были только в сорочках, кальсонах, босые, без шапок и все страшно худые, почти скелеты. Когда мы принимали душ, то заметили, что у всех у них были штыковые раны на спине и ягодицах. Несмотря на «зеленых псов» (так мы называли немцев), которые присутствовали там, нам удалось поговорить с русскими и узнать, что они военнопленные и работают непосредственно за линией фронта. На наш вопрос, почему они раздеты, они ответили, что их раздели немцы, чтобы защитить себя от холода. Они были в пути 8 дней, по 50 человек в вагоне...
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 148, д. 108, л. 61. Перевод с французского
№ 103.
Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о преступлениях гитлеровских захватчиков в Литовской Советской Социалистической Республике
18 декабря 1944 г.
ИСТРЕБЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ
В Каунасе, в форте № 6, находился лагерь № 336 для советских военнопленных. В лагере к военнопленным применялись жестокие пытки и издевательства в строгом соответствии с найденным там «Указанием для руководителей и конвоиров при рабочих командах», подписанным комендантом лагеря № 336 полковником Эргардтом. В этом указании говорится: «Каждый военнопленный рассматривается в качестве врага». На основе этой директивы немецкие солдаты и конвоиры распоряжались жизнью военнопленных по своему усмотрению.
Военнопленные в форте № 6 были обречены на истощение и голодную смерть. Голод, холод и тяжелый непосильный труд быстро истощали организм пленных. Свидетельница, гражданка дер. Петрушены Мидешевская Розалия, сообщила комиссии: «Военнопленные ужасно голодали. Я видела, как они рвали траву и ели ее». Житель гор. Каунас учитель Интересов Дмитрий рассказал: «Проживая с 24 декабря 1943 г. близ форта № 6, я имел возможность несколько раз разговаривать с русскими военнопленными. Они рассказывали, что живут в сырых и мрачных подземельях крепости, но так как и этих помещений далеко не достаточно, то многие валяются прямо в крепостной канаве под открытым небом. Пища их состоит из сырой свеклы, картофельной шелухи и других овощных отбросов, а о хлебе, соли и других продуктах и думать не приходится».
Местному населению под угрозой смерти запрещалось оказывать какую-либо помощь военнопленным.
При входе в лагерь №6 сохранилась доска со следующим объявлением... «Кто с военнопленными будет поддерживать связь, особенно, кто будет им давать съестные припасы, папиросы, штатскую одежду, сейчас же будет арестован. В случае бегства будет расстрелян».
В лагере форта № 6 был «лазарет» для военнопленных, который в действительности служил как бы пересыльным пунктом из лагеря в могилу. Военнопленные, брошенные в этот лазарет, были обречены на смерть. Из месячных немецких сводок заболеваемости военнопленных в форте № 6 видно, что только с сентября 1941 г. по июль 1942 г., т. е. за 11 месяцев, в «лазарете» умерло 13 936 советских военнопленных.
В лагерном дворе комиссия обнаружила 67 стандартных могил размером 5X2,5 м каждая. При вскрытии могил обнаружены сложенные штабелями скелеты. В канцелярии лагеря найден план кладбища № 5 с точным нанесением могил и указанием количества трупов в них. Из этого плана видно, что на одном только кладбище № 5 похоронено 7708 человек, всего же, как свидетельствуют лагерные документы, здесь похоронено около 35 тыс. военнопленных.
В Каунасе также был лагерь для военнопленных без номера, расположенный на юго-западной окраине каунасского аэродрома. Так же как и в форте № 6, здесь свирепствовали голод, плеть и палки. Истощенных военнопленных, которые не были в состоянии двигаться, ежедневно выносили за лагерь, живыми складывали в заранее вырытые ямы и засыпали землей. Это подтверждают свидетели — местные жители И. В. Гутавкинас, И. И. Гедрис, Б. К. Ионайтис. Близ лагеря были обнаружены 13 могил размером 25X2 м, 5 могил размером 12X2 ж и 1 могила размером 15X15 м. При раскопках этих могил на глубине 3/4 м найдены трупы людей, одетых в серые шинели и защитного цвета обмундирование. На основании раскопок, документов и показаний свидетелей комиссия установила, что здесь, в районе аэродрома, замучено и погребено около 10 тыс. советских военнопленных.
Близ гор. Алитус немцами в июле 1941 г. был организован лагерь № 133 для советских военнопленных, который просуществовал до начала апреля 1943 г. Еще по пути в этот лагерь пленных морили голодом, и многих из них привозили мертвыми или в состоянии сильного истощения. Как показали свидетели, литовский партизан Маргялис и жители гор. Алитус, при выгрузке военнопленных из вагонов немцы расстреливали на месте всех неспособных двигаться дальше. Военнопленные были размещены в конюшнях, где они зачастую замерзали, так как у них было отобрано все обмундирование. Гитлеровцы открывали по пленным стрельбу из пулеметов и автоматов. В этом лагере № 133 погибло от расстрелов, голода, холода и сыпного тифа не менее 35 тыс. человек. Особо зверской жестокостью отличались начальник лагеря майор Розенкранц, его помощник Эверт, доктор СС Ганке, зондерфюрер Мамат.
Осенью 1941 г. немецко-фашистские захватчики организовали лагерь для советских военнопленных на территории военного городка гор. Науиои Вильня. Одновременная загрузка этого лагеря составляла не менее 20 тыс. человек. Свидетель Туманов А. А. рассказал комиссии об истязаниях, которым подвергали немцы заключенных в этом лагере: «Пленных пытали до потери сознания, подвешивая их на цепях за ноги, затем снимали, обливали водой и снова повторяли то же самое».
Смертность военнопленных здесь никогда не была ниже 150 человек в сутки. Умерших закапывали на кладбище в 200 м от лагеря.
На основании многочисленных показаний свидетелей, жителей местечка Науиои Вильня Л. И. Галевского, Р. Н. Галевской, К. А. Козловского, А. И. Туманович, С. Н. Бублевича, А. А. Гульбинского, К. О. Кондратович, комиссия установила преднамеренное систематическое массовое истребление в этом лагере советских военнопленных путем голодного режима, изнурительного и непосильного труда, истязаний и расстрелов. Общее число жертв, истребленных гитлеровцами в этом лагере, составляет свыше 60 тыс. человек.
В 5 км от станции Безданы, Неменчинской волости, Вильнюсского уезда, также был организован лагерь для советских военнопленных. По показаниям очевидцев, жителей села Безданы И. М. Ластовского, А. В. Мацке-вича, И. В. Родзевича, Ф. Ю. Брыжука, Л. И. Букшан-ского и др., тяжелые условия, в которых находились военнопленные,— систематический голод, массовые избиения, расстрелы — порождали среди них огромную смертность. На территории данного лагеря обнаружено 18 больших могил. Лагерь был немцами полностью сожжен в августе 1943 г. Общее количество погибших здесь военнопленных, согласно документам и показаниям свидетелей, достигает 25 тыс. человек.
Установлено, что во всех перечисленных лагерях на территории Литовской ССР немцы уничтожили не менее 165 тыс. советских военнопленных...
Председатель Чрезвычайной государственной комиссии
Н. Шверник
И. Трайнин
Б. Веденеев
В. Гризодубова
Митрополит Николай
ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 116. Протокол № 45
№104.
Из сообщения Чрезвычайной государственной комиссии о преступлениях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской СоветскойСоциалистической Республики
4 апреля 1945 г.
ФАШИСТЫ ЗАМУЧИЛИ И РАССТРЕЛЯЛИ В ЛАТВИИ 327 ТЫС. СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ
Для советских военнопленных немецкие захватчики организовали в Риге в помещениях бывших казарм, расположенных по улицам Пернавской и Рудольфа, шталаг 350, который просуществовал с июля 1941 г. до октября 1944 г.
Советские военнопленные содержались в нечеловеческих условиях. Здания, где они помещались, были без окон и не отапливались. Несмотря на тяжелую, каторжную работу по 12—14 час. в сутки, паек военнопленных состоял из 150—200 г хлеба и так называемого супа из травы, порченого картофеля, листьев деревьев и разных отбросов.
Бывший военнопленный П. Ф. Яковенко, содержавшийся в шталаге 350, показал: «Нам давали 180 г хлеба, наполовину из опилок и соломы, и один литр супа без соли, сваренного из нечищенного гнилого картофеля. Спали прямо на земле, нас заедали вши. От голода, холода, избиений, сыпного тифа и расстрелов с декабря 1941 г. по май 1942 г. в лагере погибло 30 тыс. военнопленных».
Немцы ежедневно расстреливали военнопленных, которые не могли по слабости или болезни отправиться на работу, издевались над ними, избивали без всякого повода. Г. Б. Новицкие, работавшая старшей сестрой в госпитале для советских военнопленных по Гимнастической улице, дом № 1, сообщила, что она постоянно видела, как больные, чтобы ослабить мучения голода, ели траву и листья деревьев.
В отделениях шталага 350 — на территории бывшего пивоваренного завода и в Панцерских казармах от голода, истязаний и эпидемических заболеваний только с сентября 1941 г. по апрель 1942 г. погибло более 19 тыс. человек. Немцы расстреливали и раненых военнопленных. «В августе 1944 г.,— сообщила свидетельница В. М. Зекунде,— в Саласпилсский лагерь доставили 370 раненых советских военнопленных; в конце этого месяца днем на глазах у всех их расстреляли. 25 сентября 1944 г. из больницы Саласпилсского лагеря забрали всех больных и расстреляли в лесу, недалеко от лагерей».
Советские военнопленные погибали и в пути следования в лагерь, так как их немцы оставляли без пищи и воды. Свидетельница А. В. Таукулис показала: «Осенью 1941 г. на станцию Саласпилс прибыл эшелон с советскими военнопленными в составе 50—60 вагонов. Когда открыли вагоны, на далекое расстояние разнесся трупный запах. Половина людей были мертвы; многие были при смерти. Люди, которые могли вылезти из вагонов, бросились к воде, но охрана открыли по ним огонь и расстреляла несколько десятков человек».
Железнодорожный мастер станции Шкиротава (Сортировочной) А. Ю. Коктс рассказал комиссии, что «немцы заставляли советских военнопленных при 35-градусном морозе голыми руками перетаскивать рельсы. Больных и падавших от истощения немцы укладывали на снег в ряд по 20 человек, а после, замерзших, тут же закапывали».
С 1941 по 1943 г. на территории железнодорожной станции Шкиротава немцы уничтожили более 2 тыс. человек. Все это подтвердили свидетели А. Р. Чукстс, железнодорожный рабочий Б. А. Фолкман, стрелочник С. П. Квач, составитель поездов А. В. Шереметьев и др.
В шталаге 350 и в его отделениях немцы замучили и .расстреляли более 130 тыс. советских военнопленных. Комиссия обнаружила в Риге и ее окрестностях 12 мест массового захоронения трупов замученных советских военнопленных, из них наиболее крупные в Саласпилсе, Зиепниеку-Калнс, на территории Панцерских казарм, на Новом еврейском кладбище.
В Даугавпилсе (Двинске) существовал лагерь для советских военнопленных — шталаг 340, который среди узников лагеря и жителей города был известен под именем «лагеря смерти» и в котором за три года погибло от голода, истязаний и расстрелов свыше 124 тыс. советских военнопленных.
Расправу с военнопленными немецкие палачи обычно начинали в пути следования в лагерь. Летом пленных отправляли в наглухо закрытых вагонах, зимой — в полувагонах и на открытых площадках. Люди массами погибали от жажды и голода, летом задыхались от духоты, зимой замерзали. Свидетель, путевой сторож С. Ю. Орбидан, сообщил комиссии: «В июле 1941 г. на разъезд 214-й километр прибыл первый эшелон с советскими военнопленными. Второй эшелон прибыл вслед за первым. В каждом вагоне было по 70—80 человек. Вагоны были закрыты наглухо. Когда открыли вагоны, военнопленные жадно глотали воздух открытыми ртами. Многие, выйдя из вагонов, падали от истощения. Тех, кто не мог идти, немцы тут же, у моей будки, расстреливали. Из каждого эшелона выбрасывали по 400—500 трупов. Пленные рассказывали, что они по 5—б суток не получали в дороге ни пищи, ни воды».
Свидетель Т. К. Усенко рассказал: «В ноябре 1941 г. я дежурил на станции Мост в качестве стрелочника и видел, как на 217-й километр подали эшелон, в котором было более 30 вагонов. В вагонах ни одного живого человека не оказалось. Не менее 1500 мертвых были выгружены из этого эшелона, все они были в одном нижнем белье. Трупы пролежали у железнодорожного полотна около недели».
Коменданты Даугавпилсского лагеря Хуго Майер, Нисин, Зимсон и др., так же как и в других немецких лагерях, морили советских военнопленных голодом, истязали, подвергали мучительным пыткам и издевательствам, массами расстреливали.
Существовавший при лагере госпиталь также был подчинен задаче уничтожения военнопленных. Работавшая в госпитале свидетельница В. А. Ефимова рассказала комиссии: «Редко кто выходил живым из этого госпиталя. При госпитале работало 5 групп могильщиков из военнопленных, которые на тележках вывозили умерших на кладбище. Бывали часто случаи, когда на тележку бросали еще живого человека, сверху накладывали еще 6—7 трупов умерших или расстрелянных. Живых закапывали вместе с мертвыми; больных, которые метались в бреду, убивали в госпитале палками».
Зимой 1942/43 г. в лагере вспыхнула эпидемия сыпного тифа. В качестве меры борьбы с тифом, сообщил бывший военнопленный Д. М. Дараган, фашистские мерзавцы организовали массовые расстрелы: достаточно было заболеть 3—4 военнопленным, как всех остальных, находившихся в этом бараке, немцы выводили к ямам на крепостной эспланаде и расстреливали. Так фашистские мерзавцы истребили на крепостной эспланаде у разъезда 214-й километр около 45 тыс. советских военнопленных...
ЦГАОР СССР, ф 7021, оп. 116. Протокол № 54
В 12 часов 05 минут председательствующий открыл судебное заседание и объявил, что подлежит рассмотрению в закрытом судебном заседании, без участия обвинения и защиты и без вызова свидетелей, дело по обвинению: А. А. Власова, В. Ф. Малышкина, Г. Н. Жилен-кова, Ф. И. Трухина, И. Б. Благовещенского, Д. Е. За-кутного, В. И. Мальцева, С. К. Буняченко, Г. А. Зверева, М. А. Меандрова, В. Д. Корбукова и Н. С. Шатова, преданных суду Военной коллегии Верховного суда СССР за совершение преступлений, предусмотренных статьей 1-й Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года и статьями 58-1 «б», 58-8, 58-9, 58-10, ч. II и 58-11 УК РСФСР.
Секретарь докладывает о том, что все подсудимые, указанные в обвинительном заключении, доставлены в суд под конвоем и находятся в зале судебного заседания.
Председательствующий удостоверяется в самоличности подсудимых, которые на поставленные вопросы дали о себе нижеследующие биографические данные:
— Власов Андрей Андреевич, 1901 г. р., уроженец деревни Ломакино Гагинского района Горьковской области, русский, со средним образованием, окончил 2 класса духовной семинарии и курсы «Выстрел», бывший член ВКП(б) с 1930 года, в РККА с Ю20 года, последняя занимаемая должность в Красной Армии — заместитель командующего войсками Волховского фронта и был назначен командующим 2-й ударной армией Волховского фронта, имел звание генерал-лейтенанта.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Малышкин Василий Федорович, 1896 г. р., уроженец Марковского рудника Сталинской области, по национальности русский, бывший член ВКП(б) с 1919 года, в 1938 году я арестовывался органами НКВД и находился под стражей 14 месяцев, в Красной Армии служил с 1915 года и последняя занимаемая должность в Красной Армии — начальник штаба 19-й армии, имел звание генерал-майора.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Жиленков Георгий Николаевич, 1910 г. р., уроженец г. Воронежа, по национальности русский, бывший член ВКП(б) с 1929 года, являлся членом Московского городского комитета ВКП(б), накануне перехода на сторону врага исполнял должность члена Военного совета 32-й армии и имел звание бригадного комиссара.
Копию обвинительного заключения получил.
— Трухин Федор Иванович, 1896 г. р., уроженец г. Костромы, русский, с высшим образованием, в 1914 году я окончил гимназию, в 1925 году Академию имени Фрунзе и, кроме того, окончил Академию Генерального штаба, в Красной Армии с 1918 года, беспартийный, последняя занимаемая мною должность в Красной Армии — начальник штаба Северо-Западного фронта, имел звание генерал-майора.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Благовещенский Иван Алексеевич, 1893 г. р., уроженец г. Юрьевец Ивановской области, русский, бывший член ВКП(б) с 1921 года, имею образование общее-низшее, военное высшее, в 1931 году окончил Академию имени Фрунзе и в 1937 году Академию Генерального штаба, в Красной Армии с 1918 года, последняя занимаемая мною должность в Красной Армии — начальник Военно-Морского училища ПВО в г. Либаве и имел звание генерал-майора береговой службы.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Закутный Дмитрий Ефимович, 1897 г. р., уроженец г. Зимовники Ростовской области, русский, бывший член ВКЩб) с 1919 года, бывший командир 21-го стрелкового корпуса, имел звание генерал-майора.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Мальцев Виктор Иванович, 1895 г. р., уроженец г. Гусь-Хрустальный Ивановской области, русский, в 1938 году я арестовывался органами НКВД и находился под стражей полтора года, затем был освобожден из-под стражи, уволен в запас Красной Армии и работал начальником санатория Аэрофлота в г. Ялте, имел воинское звание полковника запаса.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Буняченко Сергей Кузьмич, 1902 р., уроженец села Коровякова Глушковского района Курской области, по национальности украинец, бывший член ВКЩб) с 1919 года, окончил сельскую школу и в 1936 году Академию имени Фрунзе, в Красной Армии с 1918 года, последняя занимаемая мною должность в Красной Армии — командир 59-й стрелковой бригады, полковник.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Зверев Григорий Александрович, 1900 г. р., уроженец г. Ворошиловска, ао национальности русский, бывший член ВКП(б) с 1926 года, в Красной Армии с 1919 года и последняя занимаемая мною должность в Красной Армии — командир 350-й стрелковой дивизии, полковник.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Меандров Михаил Алексеевич, 1894 г. р., уроженец г. Москвы, русский, беспартийный, в Красной Армии с 1918 года, бывший заместитель начальника штаба 6-й армии, полковник.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Корбуков Владимир Денисович, 1900 г. р., уроженец г. Двинска, по национальности русский, бывший член ВКЩб) с 1925 года, в Красной Армии с 1919 года и последняя занимаемая должность в Красной Армии — помощник начальника связи 2-й ударной армии Волховского фронта и имел звание подполковника.
Копию обвинительного заключения я получил.
— Шатов Николай Степанович, 1901 г. р., уроженец деревни Шатово Котельнического района Кировской области, по национальности русский, бывший член ВКП (б) с 1929 года, последняя занимаемая мною должность в Красной Армии — начальник артиллерийского снабжения Северо-Кавказского военного округа, имел воинское звание подполковника.
Копию обвинительного заключения я получил.
Оглашается состав суда и разъясняется подсудимым их право отвода кого-либо из состава суда или состава суда в целом при наличии к тому оснований.
Отвода составу суда подсудимыми заявлено не было.
Председательствующий разъясняет подсудимым их права во время судебного следствия и спрашивает их, имеют ли они какие-либо ходатайства и заявления до начала судебного следствия.
Подсудимый Благовещенский. Я прошу предоставить мне возможность написать письменное объяснение по делу, а в соответствии с этим возникнет и вопрос о вызове в суд по моему делу свидетелей.
От других подсудимых ходатайств и заявлений до начала судебного следствия не поступало.
Военная коллегия Верховного суда СССР, совещаясь на месте, определила: ходатайство подсудимого Благовещенского разрешить в процессе судебного следствия.
По предложению председательствующего секретарь огласил обвинительное заключение и определение подготовительного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР от 27 июля 1946 года по делу.
Председательствующий. Подсудимый Власов, признаете ли вы себя виновным в предъявленных вам обвинениях?
Подсудимый Власов. Да, признаю.
Председательствующий, Подсудимый Малышкин, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Малышкин. Да, признаю.
Председательствующий. Подсудимый Трухин, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Трухин. Признаю.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Жиленков. Признаю.
Председательствующий. Подсудимый Закутный, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Закутный. Да.
Председательствующий. Подсудимый Благовещенский, признаете ли вы себя виновным в предъявленных вам обвинениях?
Подсудимый Благовещенский. Я признаю себя виновным частично. В обвинительном заключении указано, что после капитуляции гитлеровской Германии Благовещенский бежал в зону американских войск и предпринял попытки вступить в переговоры по предоставлению убежища членам КОНРа. Это не соответствует действительности. В зону американских войск я не переходил, а, наоборот, сам лично добровольно явился и сдался органам Советской власти.
В антисоветскую организацию, возглавляемую Власовым, я вступил, хотя и не имел на это прямых указаний от советских органов, с целью подрыва этой организации изнутри, с целью разлагательской работы. Свою деятельность на оккупированной немцами территории полностью признаю.
Председательствующий. Подсудимый Мальцев, признаете ли вы себя виновным в предъявленных вам обвинениях?
Подсудимый Мальцев. Да.
Председательствующий. Подсудимый Буняченко, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Буняченко. Да, признаю. Председательствующий. Подсудимый Зверев, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Зверев. Признаю, за исключением пункта, в котором говорится, что я являлся членом КОНРа. Заявляю, что я никогда членом КОНРа не был, в заседаниях КОНРа не участвовал и манифеста не подписывал. Мне предъявлено обвинение, что я с целью вербовки выезжал во Францию. Во Франции я никогда не был. Я также вопросом перехода на сторону американцев не занимался: в это время я больше занимался вопросом самоубийства. В пределах моих показаний, которые я давал 30 марта с. г., и всего, что предъявлено в моем деле, я и признаю себя виновным.
Председательствующий. Подсудимый Меандров, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Меандров. Признаю.
Председательствующий. Подсудимый Корбуков, признаете ли вы себя виновным в предъявленных вам обвинениях?
Подсудимый Корбуков. Признаю.
Председательствующий. Подсудимый Шатов, признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Шатов. Признаю, за исключением того момента, что якобы за активную работу я был произведен немцами в полковники. Заявляю, что никогда такого звания от немцев не имел и полковником не был.
В 13 часов 40 минут председательствующий объявляет перерыв.
В 14 часов 08 минут судебное заседание возобновляется с допроса подсудимого Власова, которому председательствующий по ходу следствия ставит следующие вопросы:
Председательствующий. Подтверждаете ли вы ваши показания от 25 мая с. г., т. е. основные ваши показания, — сдаваясь немцам, были ли вы убеждены в правильности действий фашистов и, переходя на их сторону, делали это добровольно, согласно вашим убеждениям или как?
Подсудимый Власов. Смалодушничал. Первые шаги в работе начались с Винницкого лагеря, где шла разлагательская работа с участием капитана Штрикфельда. Я это подтверждаю. Я также подтверждаю, что разговор между мной и Фильгером, который отражен на странице пятой второго тома, имел место, и я тогда дал свое согласие работать на немцев. Капитан Штрикфельд предложил подготовить листовку, что мной и было выполнено, и после этого мы выехали с ним в Берлин. Я лично знал Кестринга; знал, что это бывший русский помещик, и свои показания о связях с Кестрингом и генералом Хельмигом подтверждаю. В ноябре месяце 1942 года был составлен проект воззвания, а также ряд листовок. Проект этот был не окончательный; он переделывался и лишь впоследствии был опубликован, получив немецкую визу. Листовка была целиком размножена и распространена силами немцев. Немцы в этом были заинтересованы. Штрикфельд рекомендовал действовать с русской территории и, в частности, из г. Смоленска, вот почему воззвание было помечено как изданное в г. Смоленске.
Председательствующий. Имели ли вы попытку попасть на прием к Гитлеру?
Подсудимый Власов. Да, я пытался, чтобы Гитлер принял меня, но через Штрикфельда я узнал, что Гитлер не желает видеть меня потому, что он ненавидит русских и что он поручил принять меня Гиммлеру. Гиммлер действительно меня принял, и в разговоре я узнал, что Ро-зенберг не обеспечил им русского вопроса и что теперь Гиммлер все русские дела взял на себя и будет лично руководить мной и моими организациями. По предложению Гиммлера предстояло создать КОНР и разработать текст манифеста. В составлении манифеста участвовали Жиленков и работники его отдела. Редактировал манифест лично я сам при участии Жиленкова, Закутного, Малышкина. Написанный нами проект манифеста был передан на утверждение Гиммлеру. Последний внес в него свои поправки. После этого манифест был переведен на немецкий язык, и Гиммлер снова проверял его. Постоянным уполномоченным от Гиммлера лично при мне был некто Трегер. Положение о комитете было разработано, но утверждения не получило и вообще оно в жизнь не проводилось.
Председательствующий. Расскажите о системе финансирования немцами всей вашей организации.
Подсудимый Власов. Финансировались мы полностью немецким государственным банком. С самого начала до 1944 года нам отпускались средства за счет вермахта, а потом, с 1944 года, нас финансировало СС, а с сентября месяца, примерно с 18 числа, пошли переговоры о заключении соглашения. Таким образом, до января 1945 года, надо считать, мы целиком жили на немецкий счет, без предоставления нам кредита. В начале 1945 года были сформированы дивизии. Шаповалов действительно был агентом немецкой разведки, и по совету Кестринга мы вынуждены были согласиться на то, чтобы дать Шаповалову под руководство предполагавшуюся к формированию 3-ю дивизию, которая, кстати сказать, так и не была сформирована.
Председательствующий. Бывали ли вы у Геббельса и какую получили конкретно от него помощь?
Подсудимый Власов. Да, у Геббельса я был, и он обещал оказать мне самую широкую помощь, а именно, передать в мое распоряжение типографию, обещал отпускать деньги и все необходимое для ведения пропагандистской работы.
Председательствующий. Занимались ли ваши органы и организации разведывательной работой, имелись ли у вас школы для подготовки разведчиков?
Подсудимый Власов. Разведывательной работой мои организации стали заниматься с 1945 года. Имелись у нас школы, в которых готовились специальные разведчики, назначение которых состояло в том, чтобы в тылу Красной Армии и вообще на советской территории организовывать повстанческие организации и бороться с Советской властью.
Председательствующий. Какую роль в вашей организации играл Жиленков?
Подсудимый Власов. Он являлся начальником управления пропаганды. Он также был в курсе всей разведывательной и иной работы против Советской власти. Данные мной на этот счет показания от 7 февраля с. г. я подтверждаю.
Председательствующий. Подтверждаете ли вы, что с 8 апреля ваши организации широко развернули контрразведывательную деятельность?
Подсудимый Власов. Да, это правильно. В 1945 году мы приняли от немцев школы разведчиков и стали сами заниматься подготовкой, но выпустить сумели только одну школу.
Председательствующий. Листовки за вашей подписью фактически были продиктованы и исходили от немцев, не так ли? Где же здесь представители русского народа, от имени которого издавались эти листовки?
Подсудимый Власов. До 1944 года немцы делали все только сами, а нас использовали лишь как выгодную для них вывеску. Даже в 1943 году немцы не разрешали нам писать русских слов в этих листовках. Наше участие, вернее наша инициатива во всех этих делах, даже в 1945 году едва ли превышала 5 процентов.
Председательствующий. Кто же дал право писать и говорить от имени русского народа?
На этот вопрос Власов ответа не дал.
Председательствующий. Подсудимый Малышкин, подтверждаете ли вы свои показания, а также показания, которые вы сейчас слышали со слов Власова? Кто, кроме вас, подписывал листовки?
Подсудимый Малышкин. Да, мои показания и показания Власова подтверждаю. От Жиленкова я лично узнал, что листовки подписывались Жиленковым, Благовещенским и другими.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, подтверждаете ли вы эти показания Малышкина?
Подсудимый Жиленков. Да, подтверждаю. Я листовки подписывал в Смоленске. Для этого я был вызван начальником немецкой разведки центрального фронта Шубатом, который познакомил меня с политической платформой и пригласил подписать листовку.
Председательствующий. Подсудимый Благовещенский, подписывали ли вы листовку?
Подсудимый Благовещенский. Я не помню.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, составляли ли вы проект положения об ударных дивизиях и докладывали ли его Власову?
Подсудимый Жиленков. Да, Власову я в общих словах рассказал мой проект, но письменно о формировании белогвардейских бригад не доносил. Формирование закончить не удалось.
Председательствующий. Организовывали ли вы подрывную работу в тылу Красной Армии?
Подсудимый Жиленков. Да, все время. Это предполагала сама наша деятельность.
Председательствующий. Подтверждаете ли вы ваши показания от 28 мая 1946 года?
Подсудимый Жиленков. Да, но я говорю о другом плане, первом плане 1942 года. Этот план я читал и знаю.
Председательствующий. Подсудимый Власов, участвовали ли в выпуске школы разведчиков? Почему отрицали это?
Подсудимый Власов. Я не отрицаю, меня просто не поняли. На выпуске школы разведчиков я участвовал, держал антисоветскую речь, но спецзаданий перед разведчиками не ставил.
Председательствующий. Подсудимый Мальцев, напомните Власову ваши показания на очной ставке.
Подсудимый Мальцев. Это было в середине мая. Ко мне заехали Власов и Жиленков и пригласили меня поехать с ними в школу на выпуск разведчиков. Школу возглавлял Калугин, и поэтому я был уверен, что это наша русская разведывательная школа, школа РОА. Показания мои на этот счет являются правильными, и я их подтверждаю и заявляю, что Власов выступал перед выпускниками и в своей речи преподал конкретное задание.
Подсудимый Власов. Показания Мальцева я подтверждаю.
Председательствующий. Подсудимый Мальцев, когда встал вопрос о переезде на юг Германии, предложили ли вы кому-то из своих подчиненных доложить о восемнадцати арестованных Власову и какие вы дали установки?
Подсудимый Мальцев. Да, я предложил Тухольникову доложить о 18 арестованных Власову и просить его указания, как поступить с ними. Причем на шесть человек из числа арестованных дела были закончены, и я рекомендовал настаивать на их расстреле. Власов расстрел шести человек утвердил.
Подсудимый Власов. Да, так было, но это было единственный раз, когда я утверждал смертные приговоры, и то потому, что доложил мне об этом Мальцев.
Председательствующий. Подсудимый Трухин, знал ли Власов о существовании школ разведчиков?
Подсудимый Трухин. Безусловно, лично я неоднократно докладывал об этих школах Власову, и он был в курсе дела.
Председательствующий. Попутно ответьте, куда делался Шаповалов?
Подсудимый Трухин. Мне неизвестно.
Председательствующий. Подсудимый Власов, в разговоре с Крегером и Радецким поднимался ли вопрос об активной диверсионной деятельности в советском тылу?; Подсудимый Власов. Радецкий бывал у меня и всякий раз требовал от меня людей для комплектования школы разведчиков; я же настаивал на том, чтобы школы отдали нам, и только в этом случае я обещал давать в эти школы людей. Я лично был настроен готовить руководителей восстаний в советском тылу, а не диверсантов. В штабе армии был создан контрразведывательный отдел во главе с неким Грачевым.
Председательствующий. Финансовое соглашение от января 1945 года было ли подписано министерством иностранных дел Германии?
Подсудимый Власов. Да. И вообще этот вопрос немцы поставили сами через Крегера, а соглашение со мной было заключено министерством финансов. Я использовал самые разнообразные кредиты, которые отпускались министерством внутренних дел, министерством иностранных дел и т. д. Ни от каких субсидий я не отказывался, и даже был использован белоэмигрантский фонд, состоявший из 24 ящиков золота и серебра. Этот фонд еще во времена врангелевщины русскими белогвардейцами был вывезен из Петрограда. Он находился долгое время в Сербии, немцы его там арестовали, и генералу Крейтеру было приказано вывезти фонд в Баварию, в местечко Тагензее южнее Мюнхена. Золото это было из России, но больше там было серебра и, главным образом, все в ценных вещах.
Председательствующий. А что вас побуждало общаться с Недичем и обмениваться с ним «любезностями»?
Подсудимый Власов. Я это делал, главным образом, по рекомендации немецкого представителя при мне. Фактически Недича я никогда не видел. Я посылал поздравительные телеграммы и адреса Риббентропу, Гиммлеру, Гудериану от имени русского народа.
Председательствующий. Вы, кажется, были близки с душителем чехословацкого народа Франком, протектором Чехии и Моравии, и посылали в его адрес различного рода поздравления?
Подсудимый Власов. Да, это имело место. Франк в свое время предоставил нам территорию и все необходимое, а позднее он помог нам автотранспортом перебраться на юг Германии.
Председательствующий. Вы имели сношение с небезызвестным Кальтенбрунером и также обменивались с ним «любезностями»?
Подсудимый Власов. Да, Кальтенбрунер прислал мне телеграмму от имени Гитлера о моем назначении главнокомандующим. Телеграмму я получил через оберфюрера Крегера. Одним словом, с ноября 1944 года мы кругом были обставлены СС.
Председательствующий. Когда ваше положение оказалось неважным, что вы решили; было ли решено бежать на территорию оккупационной зоны американцев? Как вы думали вывернуться из того неловкого положения, в котором вы оказались перед американцами? Ведь вы в ваших листовках всячески клеймили американцев? Рассчитывали ли вы на помилование?
Подсудимый Власов. Я не располагал никакими данными в той части, как отнесутся к нам американцы или англичане.
Председательствующий. А обращались ли вы к гросс-адмиралу Деницу?
Подсудимый Власов. С Деницем я связи не имел, но в 1943 году я виделся с его начальником штаба.
Председательствующий. Каким же образом от вашего имени действовал у американцев Меандров?
Подсудимый Власов. Я вообще никаких указаний не давал. Я лишь ставил вопрос, чтобы меня не выдавали. Но, разумеется, я знал, что если я и буду выдан, то антисоветская работа на этом, естественно, не прекратится.
Председательствующий переходит к допросу подсудимого Малышкина и ставит перед последним следующий вопрос: «Ответьте, как вы попали к немцам?»
Подсудимый Малышкин. Я сдался немцам из-за трусости.
Председательствующий. А антисоветская деятельность проводилась вами из-за трусости или по убеждению?
Подсудимый Малышкин. Только по убеждению.
Председательствующий. По указке или по убеждению вы подписывали документы?
Подсудимый Малышкин. Это я сделал после основного разговора с Власовым.
Председательствующий. А с кем из русских людей, от имени которых вы выпускали документы, когда-нибудь вы разговаривали?
Подсудимый Малышкин. Ни с кем.
Председательствующий зачитывает показания Малышкина и ставит вопрос, подтверждает ли Малышкин эти свои показания.
Подсудимый Малышкин. Показания мои правильные. Я принимал участие в редактировании документов, но до этого я их не видел, хотя подробности о них мне были известны. Бывший смоленский бургомистр Меньшагин в Карлсбаде мне рассказывал, что он также подписал воззвание комитета.
Председательствующий. В чем заключалась ваша работа после подписания листовки?
Подсудимый Малышкин. Я и с этой стороны имел прямое отношение к формирваниям воинских единиц РОА. Когда части РОА по требованию немцев стали перебрасываться на запад, я должен был убеждать рядовых, чтобы отвлечь их от перехода на советскую сторону. Я все объяснял как временную меру, а по сути дела, я занимался обманом. Делал это я, имея от Власова специальное письмо. Я пропагандировал за то, чтобы драться с союзниками, особенно после того, как была осуществлена высадка англо-американских войск. Я призывал к активному сопротивлению. Я это делал потому, что являлся ближайшим помощником Власова. На моей обязанности лежало подбирать кандидатуры в комитет. Я редактировал манифест. Я выступал в Праге с положением-уставом о комитете, и моя роль на пражском совещании была, безусловно, руководящей. Если Трухин был у Власова первым лицом по военной организации, то я лично занимал руководящее положение в организационных вопросах, а Жиленков в агитационно-пропагандистских.
Председательствующий. А как оплачивались «активные» должности, которые вы занимали?
Подсудимый Малышкин. Мы состояли в списках школы отдела пропаганды вермахта, которая находилась в Дабендорфе — это на окраине Берлина, где долгое время жили я, Власов, Трухин.
Председательствующий. А каково было материальное положение первого заместителя Власова, то есть | ваше?
Подсудимый Малышкин. До декабря месяца я получал 240 с лишним марок в месяц, ас декабря стал получать 900 марок и продпаек. КОНР все-таки являлся такой организацией, которая в основном субсидировалась по линии СС. Должен заявить, что, я в число правителей России не готовился. Разговоры Власова с немкой на тему, как они будут управлять Россией, признаюсь честно, я не слышал.
Председательствующий. А как вы думали вывернуться перед американцами?
Подсудимый Малышкин. Мы намеревались доказать американцам, что с немцами мы сотрудничали вынужденно, что немцы наши враги. Я был принят американским генералом Печем и от имени Власова просил последнего не выдавать нас Советам, а предоставить нам право убежища. Печ категорически заявил; что политических вопросов он не решает, и предложил сдаться американцам. Я находился на положении военнопленного у американцев. Я не скрываю, что я писал определенные записки для американцев. Я заявил американцам, что репатриироваться я не собираюсь и что живьем в руки Советам я не дамся. Меня содержали на привилегированном положении, я находился в лагере американской разведки, и здесь я выдал некоторые секреты СССР. Но после этого положение вдруг резко изменилось. Если ранее один из американских офицеров — разведчик заверял меня о благожелательном отношении ко мне со стороны американцев, мне официально предлагали освобождение, паспорт и прочее, потом вдруг меня перевели в тюрьму, а 26 марта 1946 года передали в советскую зону оккупации.
Председательствующий переходит к допросу подсудимого Трухина, перед которым ставит следующий вопрос:
— Расскажите, Трухин, как вы сдались немцам, по убеждению или из-за трусости?
Подсудимый Трухин. По трусости. На первых же допросах я дал о себе лично самые пространные показания. На вопросах, связанных с военной тайной, немцы не настаивали, и поэтому я из этой области никаких показаний не давал.
Председательствующий. Чем же в таком случае объяснить, что вы получили от немцев назначение на должность начальника лагеря?
Подсудимый Трухин. Начальником лагеря я не был. В этой части запись не совсем точная. Я был всего лишь старшим в лагере.
Председательствующий зачитывает содержание документа немецкой разведки с характеристикой на Трухина.
Подсудимый Трухин. Этот документ о моей благонадежности и пригодности к использованию мне известен. Меня перевели в лагеря восточного министерства под Берлином, и после этого я включился в организационную работу. Я занимался преподавательской работой и готовил кадры для оккупированной немцами территории, а в марте 1943 года я присоединился к Власову. В конце 1943 года я обращался с письмом к Деницу и просил его принять Власова. Я подписывал это письмо как советский генерал. Я входил в созданную Мальцевым РТНП, был в составе ее ЦК, я написал раздел программы этой организации по военному отделу. Я организовал этот военный отдел. Я представил немцам на утверждение наши мероприятия. Позднее я связался с белоэмигрантским национальным трудовым союзом «Новое поколение», в 1942 году вошел в состав этой организации и с весны 1944 года состоял членом исполбюро этой организации. При Власове я был официальным представителем от названной мной организации, но Власов об этом не знал, так как о принадлежности к этой организации оглашать не рекомендовалось. Она была полулегальной, и немцы к ней не благоволили. В качестве представителя я проводил точку зрения, изложенную в программе, и под этим же углом издавались различного рода брошюры. В этом мне помогали Зайцев и Степанов. Наша точка зрения в основном не расходилась с 13-ю пунктами Власова. В начале 1943 года я редактировал новое издание программы союза под названием «Схема народно-трудового строя». Я вербовал членов из курсантов школы в Дабендорфе, я руководил военными вопросами союза.
Председательствующий. Но вы же являлись и организатором разведшкол?
Подсудимый Трухин. Да, этот вопрос интересовал ,нас с первых же дней нашей деятельности. Власов давал установки засылать как можно больше своих агентов в советский тыл и меньше пользоваться немецкой агентурой. Отдел безопасности комитета возглавлялся Калугиным, он же руководил школой. Школа также была организована в районе Мариенбада. Я давал указания набирать людей из дивизии Буняченко. Я стремился иметь свою собственную школу. В 1945 году в Братиславе я организовал такую школу, во главе которой поставил белоэмигранта Иванова, а персонал подобрал из имевшегося у меня резерва. Эта школа работу начать не могла ввиду наступления частей Красной Армии и выпуска ни одного не сделала.
Председательствующий. В чьем же ведении находился отдел безопасности комитета?
Подсудимый Трухин. В ведении Малышкина. Организован он в ноябре 1944 года Калугиным и начальником отдела безопасности КОНРа Тензеровым — доцентом, математиком, настоящая его фамилия как будто Пузанов. В задачу отдела входило выявлять людей, враждебно настроенных к Власову, удалять их и обеспечивать работу учреждений и формирований, а также личная охрана Власова, связь с СД. Я к этому отделу имел прямое касательство и постоянно имел все рабочие сводки. Затем я у себя в отделе организовал контрразведку во главе с Чекаловым. Руководил разведкой лично я сам. В дивизиях были специальные офицеры для этой работы. Моя контрразведка была связана с штабом Кестринга, с представителями СС в лице Фосса. После издания манифеста мы приступили к формированию дивизий.
Председательствующий. А какие имелись задания от немцев по обороне Берлина и что вами было создано?
Подсудимый Трухин. Из СС получали на этот счет неоднократные приказания о формированиях. Было сформировано нечто вроде танково-истребительного отряда из 50 человек под командованием адъютанта Власова белоэмигранта Сахарова. Власов сам лично указывал, что и как формировать, а я это все выполнял. Позднее была попытка сформировать танково-истребительную бригаду под руководством Шаповалова.
Председательствующий. В апреле 1945 года была ли вами составлена программа о подготовке разведчиков?
Подсудимый Трухин. Да. Когда мой работник некто Гай доложил, что прежняя программа непригодна, то я рекомендовал ему переработать программу, что он и сделал, представив ее на мое утверждение.
Председательствующий. Что вы стали делать в связи с наступлением Красной Армии?
Подсудимый Трухин. Я пытался бежать на оккупированную англо-американскими войсками территорию, но не добежал, был схвачен. В мае 1945 года полковник Азберг и Поздняков были посланы к американцам для ведения переговоров, но 5 мая 1945 года они вернулись с документом, в котором говорилось, что командование американской армии готово принять власовцев, но с условием, что они сдадут оружие и будут на положении военнопленных.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, кратко изложите суду, в чем вы признаете себя виновным.
Подсудимый Жиленков. Я признаю себя виновным перед Советской властью в том, что в 1941 году, попав в районе Вязьмы в окружение, я сдался немцам в плен и с ноября 1941 года под видом шофера Максимова вместе с другими шоферами до мая 1942 года служил в германской 252-й пехотной дивизии.
Тогда у меня не было умысла изменить своей Родине. Я лично сколотил группу из шоферов, которая под моим руководством проводила антигерманскую деятельность. В частности, нам удалось совершить несколько диверсий в тылу германских войск. При подготовке взрыва гжатского армейского склада я был предан лесником Гжатского лесничества Черниковым и был вместе с группой арестован немцами. На допросе у немцев мне было объявлено о том, что я буду расстрелян за антигерманскую деятельность. Проявив трусость и желая во что бы то ни стало спасти свою шкуру, я назвал свою действительную фамилию и выполняемую мною должность в Красной Армии — члена Военного совета 32-й армии, при этом изъявил готовность бороться против Советской власти.
Узнав мою действительную фамилию и должность в Красной Армии, немцы немедленно направили меня в штаб центрального фронта германских войск, где я дал согласие работать в пользу немцев и там же в мае 1942 года написал план создания на оккупированной немцами территории русского правительства, в котором предусматривалась организация борьбы против Советской власти. В этом меня поддержал полковник .германского генштаба Ронне. После этого я был переведен на службу в отдел военной пропаганды вооруженных сил германской армии, где редактировал антисоветские брошюры и листовки, которые распространялись на фронте и в тылу действующих советских войск.
Затем, узнав о формировании немцами добровольческой бригады так называемой русской народной армии, я попросил об откомандировании меня в эту бригаду.
В августе 1942 года я был переведен в эту, дислоцирующуюся в местечке Осиндорф в 80-ти километрах от Смоленска, на должность начальника организационно -пропагандистского отдела. Командиром данной бригады, комплектовавшейся исключительно из антисоветских элементов, был изменник Родины полковник Красной Армии Боярский. В этой же бригаде я познакомился с белоэмигрантами Сахаровым и Ивановым. Еще и здесь я не был окончательно антисоветским человеком. Всей своей деятельностью я препятствовал использованию бригады для борьбы с партизанами, и, в частности, когда поступил приказ командующего центрального фронта немцев фельдмаршала фон Клюге выступить всем составом бригады в район Великих Лук для участия в боях против войск Красной Армии, я сорвал этот приказ, и бригада не была использована в боях. За это я и Боярский были арестованы немцами и приговорены к расстрелу, но, будучи вызван полковником генерального штаба Ронне, я дал последнему клятву искупить свою вину перед немцами, и он взял меня
на поруки.
После этого я был откомандирован в Берлин, где встретился с Власовым, занимавшимся организацией русского комитета. Я вошел в состав комитета, подписал обращение этого комитета и приступил к изданию антисоветской газеты «Доброволец», распространявшейся среди военнопленных, а также выступал с лекциями на курсах фашистских пропагандистов в Дабендорфе.
Председательствующий. В чем заключалась ваша работа как начальника организационно-пропагандистского отдела так называемой добровольческой бригады?
Подсудимый Жиленков. Там я издавал антисоветскую газету «Родина» и выступал на ее страницах со статьями враждебного для СССР содержания. Также неоднократно выступал перед личным составом бригады с призывами к свержению Советской власти.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, продолжайте свои показания.
Подсудимый Жиленков. В 1943 году по рекомендации белоэмигрантов Сахарова и Иванова я был послан как представитель русского комитета в г. Псков для формирования так называемой гвардейской ударной бригады РОА с целью последующего использования ее в качестве базы для подготовки террористов и диверсантов. Там же я составил план формирования гвардейской ударной бригады, в котором предусматривалась заброска в тыл Красной Армии террористов, шпионов и диверсантов для проведения антисоветской подрывной деятельности. Этот план имеется в качестве вещественного доказательства в моем деле.
Наряду с проводимой мною антисоветской деятельностью я все же старался, чтобы гвардейская ударная бригада не была направлена для борьбы е партизанами и на фронт против войск Красной Армии. Это мне удалось, и вскоре бригада была расформирована. Это я говорю не для того, чтобы умалить свою вину, ибо вина моя перед Родиной слишком уж велика, и я готов нести за нее ответственность.
По расформировании бригады я был откомандирован в Берлин, где написал докладную записку на имя Гиммлера, в которой доказывал необходимость передачи всех антисоветских формирований, находящихся в Германии, в распоряжение Власова и русского комитета.
В июне 1941 года по приказанию фельдмаршала Рундштадта я был командирован во Францию для поднятия боевого духа добровольческих частей.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, почему полковник генерального штаба германских войск Ронне, зная вашу принадлежность к Коммунистической партии, взял вас на поруки? Чем вы заслужили такое доверие?
Подсудимый Жиленков. Он, по-видимому, хотел использовать меня, как и других бывших генералов и офицеров Красной Армии, изменивших Родине, для своих целей, т. е. по усилению борьбы с частями Красной Армии.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, когда вами была составлена докладная записка германскому командованию об организации комитета освобождения Родины и создании русской народной армии?
Подсудимый Жиленков. Этот документ был написан мною в 1942 году в период моего пребывания в русской национальной армии, дислоцировавшейся в районе Смоленска.
Председательствующий. Кем был составлен текст этой гнуснейшей докладной записки?
Подсудимый Жиленков. Лично мною и полковником Боярским.
Председательствующий оглашает выдержки из докладной записки Жиленкова германскому командованию и спрашивает подсудимого Жиленкова: это ваша
редакция?
Подсудимый Жиленков. Да, это моя редакция.
Председательствующий. Для чего вы написали этот гнуснейшего содержания документ?
Подсудимый Жиленков. Для того, чтобы этот документ попал лично Гитлеру и я мог заручиться доверием
у немцев.
Председательствующий. Для того, чтобы лучше бить
Красную Армию?
Подсудимый Жиленков. Нет, я тогда еще не был окончательно антисоветским человеком. Я хотел, чтобы русские национальные соединения в Германии не были использованы немцами против войск Красной Армии. Этим документом я преследовал цель, чтобы меня и Боярского не отстранили от руководства этими соединениями.
Председательствующий. Ценой гнуснейшей клеветы и провокаций в отношении Советской власти и Советского правительства?
Подсудимый Жиленков. Правильно, я не отрицаю гнусности этой докладной записки, но я писал ее с целью, о которой уже говорил суду.
Председательствующий. Почему вы подписывались как генерал-лейтенант? Разве немцы присвоили вам это звание?
Подсудимый Жиленков. Мне было сказано, что бригадный комиссар приравнивается к званию генерал-лейтенанта, а поэтому я так и подписывался.
Председательствующий. Кем был подписан план подготовки гвардейской ударной бригады?
Подсудимый Жиленков. Был подписан лично мною и командиром этой бригады — белоэмигрантом полковником Ивановым.
Председательствующий. Этот план был написан вами ровно через восемь месяцев после написания докладной записки с гнуснейшим ее содержанием? Подсудимый Жиленков. Да.
Председательствующий. Цель этого так называемого плана подготовки гвардейской ударной бригады — подготовка террористов и диверсантов для заброски в тыл войск Красной Армии?
Подсудимый Жиленков. Да, но этот план не был
осуществлен.
Председательствующий. Лично разработанный вами план подготовки террористов был представлен гестапо?
Подсудимый Жиленков. Мой план подготовки террористов и диверсантов был направлен в имперский отдел безопасности. Я полностью признаю всю гнусность своего преступления.
Председательствующий. Какой период времени вы находились во Франции и какую там проводили работу?:
Подсудимый Жиленков. Во Франции и Бельгии я находился около одного месяца, где совершил поездки по добровольческим батальонам, созданным немцами из военнопленных и входившим в состав германской армии. Там я призывал солдат и офицеров этих батальонов к вооруженной борьбе против Советского Союза.
Председательствующий. В чем вы признаете себя виновным?
Подсудимый Жиленков. По возвращении из командировки я был вызван Власовым, где он в присутствии представителей германского отдела военной пропаганды капитанов Штрикфельда и Деликгсхаузена сказал мне, что я должен буду выехать на Восточный фронт, чтобы своей антисоветской деятельностью помочь русскому комитету в развертывании им своей работы. После этой беседы Штрикфельд представил меня доверенному Гиммлера — полковнику СС Далькену. 13 июня 1944 года я вместе с группой пропагандистов выехал в район Львова в распоряжение Далькена, который исполнял там должность начальника специальной пропагандной бригады Гиммлера. В районе Львова я организовал издание антисоветской газеты «За мир и свободу», опубликовал ряд клеветнических брошюр и листовок за своей подписью, которые затем разбрасывались немцами с самолетов над расположением частей Красной Армии. Через две недели началось наступление войск Красной Армии, и я с группой пропагандистов возвратился в Берлин. В период совместного моего пребывания в районе Львова с представителем Гиммлера Далькеном я уговорил последнего помочь Власову встретиться лично с Гиммлером. Он обещал мне, и вскоре такая встреча состоялась.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, вы являлись автором манифеста так называемого комитета освобождения народов России?
Подсудимый Жиленков. Для разработки манифеста была создана редакционная комиссия, председателем которой был избран я. Участие в подготовке проекта манифеста КОНРа принимали: Малышкин, Трухин, Закутный, Ковальчук и Зайцев. Я лично принимал активное участие в отработке проекта манифеста. После того как проект манифеста был составлен, он был дан для просмотра Гиммлеру, который сделал несколько поправок, в частности, в проект манифеста лично внес фамилию Сталина и упомянул правительства Англии и Америки. После чего манифест был утвержден Гиммлером.
Формально манифест КОНРа был принят на первом заседании комитета освобождения народов России в Праге 14 ноября 1944 года, где участвовало около 200 человек гостей, представителей разных немецких организаций, белоэмигрантов и 50 человек членов комитета. На этом заседании присутствовал представитель Гиммлера — Франк.
Председательствующий. С какой целью было открыто заседание комитета в Праге, причем так торжественно?
Подсудимый Жиленков. Все это затея немцев, на средства которых проводилось это заседание. В Праге же было организовано заседание с целью показать, что комитет якобы независим от немцев. К тому же некоторые члены комитета не верили в победу Германии над СССР и мечтали в будущем перейти на сторону англоамериканских войск для проведения своей антисоветской деятельности.
Председательствующий. Имели ли вы лично встречи
с Геббельсом?
Подсудимый Жиленков. Накануне падения Берлина Власов и я были вызваны Геббельсом. Это было примерно в конце февраля — начале марта 1945 года. При этой встрече Геббельс обещал нам оказать материальную помощь для усиления пропагандистской антисоветской деятельности. Кроме того, он подбадривал нас тем, что скоро германское командование применит новый вид оружия, который сыграет решающую роль в победе над Красной Армией. Никаких других установок мы от Геббельса не получили и мало верили в его обещания.
Председательствующий. Что вам известно о разведывательной и контрразведывательной работе КОНРа? Подсудимый Жиленков. Я лично никакого отношения к этой работе не имел, но мне было известно, что по указаниям Власова обвиняемым Малышкиным был создан отдел безопасности, занимавшийся разведывательной и контрразведывательной работой, начальником которого являлся вначале изменник Родины Кулагин, а затем член КОНРа Тензеров.
Я лично в апреле 1945 года вместе с Власовым и Мальцевым присутствовал на первом выпуске агентов из разведшколы КОНРа, размещавшейся в лесу, в районе г. Мариенбада.
Я лично отговаривал Власова ехать на выпуск разведчиков, так как считал неудобным председателю комитета заниматься такими делами. Он не послушал меня, и мы поехали. Там Власов произнес речь, в которой призывал агентов твердо верить в победу РОА.
Также мне известно, что такая же школа была в Братиславе, возглавляемая белоэмигрантом Ивановым, а затем, в связи с наступлением войск Красной Армии, она была эвакуирована в Вену.
О том, что Власов утверждал смертные приговоры, я узнал лишь из материалов дела.
Что же касается предъявленного мне обвинения в том, что я являлся агентом гестапо, то это обвинение совершенно не отвечает действительности, ибо я был руководящим участником антисоветской деятельности, а не осведомителем гестапо. К тому же вся практическая деятельность КОНРа направлялась и руководилась Гиммлером, берлинским гестапо.
Подсудимый Власов. Подсудимый Жиленков не совсем точно рассказал суду о своей роли в его связях с СС. В частности, он показал суду, что лишь по моему указанию он связался с представителем СС. Это не совсем так. Жиленков первый имел связь с представителями СС, и именно благодаря его роли я был принят Гиммлером. До этого Гиммлер никогда меня не принимал.
Подсудимый Жиленков. Я не отрицаю показаний Власова, но хочу сказать, что только после моей поездки в район Львова и установления связи с представителем Гиммлера Далькеном при посредстве последнего нам удалось организовать встречу Власова с Гиммлером. Мне было известно, что Гиммлер называл Власова перебежавшей свиньей и дураком. На мою долю выпала роль доказать Далькену, что Власов не свинья и не дурак. Так, при моем активном участии была организована встреча Власова с Гиммлером.
Председательствующий. Подсудимый Жиленков, как вы установили преступную связь с американской разведкой?
Подсудимый Жиленков. Я был командирован Власовым в Италию для установления связи с белоказаками. В связи с создавшейся военной обстановкой я вынужден был остановиться в Тироле, куда через некоторое время прибыли американские войска. При встрече с американцами я обратился к ним с просьбой о принятии под их опеку членов КОНРа. Американцы меня и Малышкина пленили. Так я оказался на территории, оккупированной американцами. Там я начал искать себе нового хозяина и стал писать для американской разведки секретные сведения о Советском Союзе, а также написал ряд клеветнических документов о послевоенной политике ВКП(б) и Советского правительства. Кроме того, написал биографии и клеветнического содержания справки на некоторых лиц, интересовавших американскую разведку.
Председательствующий. Значит, и в зоне американских войск вы не прекращали своей антисоветской деятельности?
Подсудимый Жиленков. Да. Не прекращал этой деятельности, потому что хотел уйти от ответственности перед советским правосудием за совершенные мною преступления против партии и Советского правительства. На вопросы члена суда Данилова подсудимый Жиленков ответил: После встречи Власова с Гиммлером последний поручил Власову, в целях усиления вражеской работы против СССР, объединить вокруг комитета все антисоветские формирования, существовавшие в Германии и на территории, оккупированной немецкими войсками. С этой целью Власов, Малышкин и я вели переговоры с руководителями различных националистических организаций, ОУН и другими о вхождении их в состав КОНРа. В частности, представитель ОУН Бандера заявил нам, что он с «москалями» работать не будет.
Я признаю, что комитет освобождения народов России по существу, является сбродом бандитов и ярых антисоветчиков.
На вопросы члена суда Каравайкова подсудимый Жиленков ответил: В ряды Красной Армии я был призван в июне 1941 года, и сразу же мне было присвоено звание — бригадный комиссар. В должности члена Военного совета 32-й армии я проработал лишь около 6 месяцев, а затем был пленен немцами и впоследствии оказался отъявленным врагом Советской власти.
Как член Военного совета я часто выполнял свою роль, призывал бойцов честно бороться против немцев и в плен к ним не сдаваться. Сам же оказался двурушником и предателем Родины. В этом я признаю себя полностью виновным.
Струсив и боясь за свою шкуру, я дал согласие немцам работать против СССР. За предательскую деятельность мне ничего немцы не обещали. Служил им я не идейно, а потому, что боялся ответственности перед Родиной за совершенные мною перед ней преступления.
От советского суда я ничего не скрываю и в процессе предварительного следствия честно рассказал о всей своей и других лиц антисоветской деятельности.
Председательствующий. Подсудимый Закутный, свои показания, данные в процессе предварительного следствия, вы подтверждаете?
Подсудимый Закутный. Полностью подтверждаю. Председательствующий. В чем вы признаете себя виновным?
Подсудимый Закутный, Я полностью признаю себя виновным по всем пунктам предъявленных мне обвинений.
Председательствующий. Расскажите кратко суду, в чем конкретно вы признаете себя виновным?
Подсудимый Закутный. Попав в окружение и впоследствии в плен к немцам, я отвечал на все вопросы, которые мне задавались немцами на допросах. В Лодзинском лагере военнопленных я отвечал немцам на вопросы, главным образом касающиеся политической жизни в СССР. Затем меня перевезли в Берлин, где немцы предъявили мне документы об укрепленных районах Северо-Кавказского фронта и секретное наставление. Просили дать правдивые показания. Я ответил немцам и, таким образом, выдал немцам известные мне данные об укрепленных районах СССР. Так началось мое падение.
Дальнейшее мое падение заключается в том, что я дал согласие о переводе меня в особый лагерь военнопленных, где проводилась идеологическая обработка военнопленных генералов и офицеров Красной Армии под руководством белоэмигранта Байдалакова. Последний неоднократно обрабатывал меня в антисоветском духе и предлагал войти в состав антисоветской белогвардейской организации национал-трудовой союз «Новое поколение». Я отказался от вступления в эту организацию по мотивам, что мне, как бывшему члену ВКП(б) с большим партийным стажем, не будет доверия, ибо у меня осталась идеология, против которой боролась организация, возглавляемая Байдалаковым. Но я занимался антисоветской агитацией и пропагандой, которую проводил среди военнопленных солдат и офицеров Красной Армии.
По ходатайству Байдалакова я был освобожден из лагеря и в феврале 1943 года поступил на службу в отдел восточной пропаганды германского министерства пропаганды, именовавшийся «Винета». Там я просматривал антисоветские брошюры и листовки, предназначавшиеся для распространения среди советских военнопленных и мирных советских граждан, насильно угнанных в Германию, и давал свое заключение по ним, т. е. понятна ли будет та или иная антисоветская листовка читателям, своевременна ли она, и тому подобное.
Работая в «Винете», я был тесно связан с активным участником контрреволюционной организации — изменником Родины профессором Минаевым, который в период формирования КОНРа поручил мне войти в состав комитета и наблюдать за деятельностью членов последнего, о чем докладывать лично ему, Минаеву. По указаниям Минаева я вступил в комитет, принимал участие в составлении проекта манифеста комитета и впоследствии, будучи руководителем гражданского управления комитета, привлек в комитет ряд бывших советских научных работников.
Председательствующий. Почему именно на вас лично возложили руководство гражданским управлением комитета?
Подсудимый Закутный. Поскольку я работал в «Винете», где имелось очень много гражданских лиц, Власов поручил мне провести работу среди них по вовлечению их в комитет для проведения антисоветской деятельности. Его задание я выполнил. Таким образом, я совершил новое тягчайшее преступление перед Родиной: не только сам лично изменил ей, но и привлек к антисоветской деятельности других лиц, возможно, и не думавших до этого об измене своей Родине.
Председательствующий. В чем заключались ваши функции как руководителя гражданского управления комитета?
Подсудимый Закутный. В функции гражданского управления комитета входило улучшение правового и материального положения советских граждан, угнанных на работы в Германию. В частности, после первого так называемого пражского заседания комитета я написал немецким властям докладную записку о положении советских граждан в Германии, просил улучшить их правовое и материальное положение. Этим я хотел заручиться поддержкой этими гражданами деятельности КОНРа. Конечно, немцы ничего в этом направлении не сделали, так как сами стояли накануне полнейшего их разгрома.
Председательствующий. Почему вы, бывший член партии с 1919 года и генерал Красной Армии, скатились в это болото контрреволюции?
Подсудимый Закутный. В первые Дни войны, когда немцы занимали нашу территорию, я потерял веру в победу советского оружия. Затем, когда я попал в плен и мне угрожали расстрелом, если я не буду работать в пользу немцев, я струсил и так оказался изменником своей Родины. В данное время я не могу отрицать своей предательской и шпионской работы, так как все это полностью подтверждается всеми материалами моего дела и, в частности, моими показаниями, данными немцам в период моего пленения, моей активной антисоветской деятельностью, проводимой как членом комитета, которым руководило берлинское гестапо.
В своих показаниях, данных немцам при моем пленении, я оклеветал честных советских граждан, в чем также признаю себя виновным.
На вопросы члена суда Каравайкова подсудимый Закутный ответил: Совершенно верно, работая в германском министерстве пропаганды, я, по существу, являлся корректировщиком антисоветских листовок и брошюр, и это я не отрицаю.
Комитет освобождения народов России ставил перед собой основной целью свержение Советской власти путем вооруженного выступления, террора против руководителей ВКП(б) и Советского правительства, шпионажа и диверсий.
По существу, я оказался идейным врагом своего народа, так как полностью разделял антисоветский манифест КОНРа и проводил вербовку новых лиц в комитет.
Подсудимый Власов. Я хотел бы внести некоторые поправки в показания Закутного. Он показал, что по указаниям Минаева вступил в комитет с целью контролирования его работы. Между тем он ничего не сказал о том, что именно он завербовал в комитет до 60 процентов членов этого комитета и, в частности, из состава интеллигенции, которой я лично не располагал.
Подсудимый Закутный. Я не отрицаю показаний Власова.
На последующие вопросы члена суда Каравайкова Закутный ответил: В апреле 1945 года по заданию Власова я остался в американской зоне оккупации. При этом Власов выдал мне удостоверение о том, что я уполномочен комитетом освобождения народов России вести переговоры с командованием американских войск о предоставлении КОНРу убежища в американской зоне оккупации.
В своих собственных показаниях, данных в процессе предварительного следствия, я не забыл назвать ни одного предателя и изменника Родины.
Председательствующий. Подсудимый Благовещенский, в чем лично признаете себя виновным?
Подсудимый Благовещенский. Я признаю себя виновным в том, что 6 июля 1941 года после тщетных попыток выйти из леса я попал в плен к немцам. На первом допросе на вопрос немцев о системе обороны в районе г. Либавы я ответил, что никаких оборонительных сооружений в районе г. Либавы не строилось. Остались прежние оборонительные сооружения, оставшиеся еще от империалистической войны. Я не считаю это военной тайной, так как г. Либава был уже занят немцами. То же самое я рассказал о состоянии кавказского укрепленного района, и это мое признание равносильно тому, что «вода в Черном море соленая». Таким образом, я не считаю себя виновным в выдаче немцам секретных сведений о состоянии кавказского укрепленного района и системы обороны в районе г. Либавы.
На вопросы члена суда Данилова Благовещенский ответил: Будучи в лагере военнопленных, я был дважды сильно избит немцами. В связи с этим наивно я думал и «невинность сохранить, и капитал на этом нажить>, а поэтому принимал участие в антисоветских разговорах, проводимых Закутным, Трухиным, Зыбиным и другими бывшими генералами и офицерами Красной Армии, попавшими в плен к немцам. Обычно инициатором всех антисоветских разговоров являлся Трухин.
Затем в декабре 1941 года я совместно с Егоровым и Зыбиным составили обращение в адрес германского командования, в котором просили разрешить нам сформировать русские части для борьбы против большевиков. На это обращение немцы ответили нам через капитана германской разведки — Зиферта о том, что для этой цели уже создан Мальцевым и другими изменниками Родины комитет так называемой русской трудовой народной партии. Тогда же Зиферт предложил нам вступить в этот комитет. Я дал свое согласие и был принят в члены РТНП, а затем вошел и в состав ее центрального комитета и одновременно исполнял должность начальника военного отдела. Как начальник военного отдела, я создал комиссию для проверки военной квалификации военнопленных командиров Красной Армии. По существу, во время этой проверки производилась вербовка новых членов в РТНП. Боясь репрессий, около 75 процентов военнопленных изъявили свое желание участвовать в вооруженной борьбе против Советской власти.
В антисоветской газете «За родину» я поместил две-три статьи. Одна из них была самого гнусного антисоветского содержания.
В сентябре 1942 года я был назначен начальником школы, созданной немцами для подготовки фашистских пропагандистов. Подобных кадров я лично не готовил, так как я принял физически слабых мальчишек, которые через два месяца были отправлены на сельскохозяйственные работы, а школа ликвидирована.
На курсах пропагандистов я лекций не читал, и в этой части показания Карабанова совершенно не отвечают действительности, что может подтвердить подсудимый Малышкин.
Подсудимый Малышкин. Благовещенский в данной школе лекций не читал.
Подсудимый Благовещенский. После ликвидации школы молодежи по предложению представителя отдела пропаганды - верховного командования германских вооруженных сил капитана Штрикфельда я стал работать редактором антисоветской газеты «Клич», впоследствии переименованной мною по указанию Власова в «Зарю». В этот период времени, примерно в конце 1942 года, я первый раз встретился с Власовым.
В начале 1943 года я и все остальные работники редакции газеты «Заря» приняли присягу на верность русскому комитету. Присягу принимал начальник отдела пропаганды верховного командования германских вооруженных сил полковник немецкой армии Мартин в присутствии Штрикфельда и Власова. После чего полковник Мартин произнес поздравительную речь.
После принятия присяги я был одет в форму немецкого генерала и получил повышение по службе: был назначен начальником курсов пропагандистов РОА. При непосредственном моем участии было выпущено около полутора тысяч пропагандистов.
После состоявшейся встречи Власова с Гиммлером было объявлено об организации КОНРа, задачи которого мне были хорошо известны, но я лично в комитет не входил и членом его не был, но по предложению Жиленкова был назначен Власовым начальником идеологической группы управления пропаганды КОНРа.
Бронзовую медаль «За отвагу» II класса я получил от немцев за хорошую работу в должности начальника курсов пропагандистов РОА. Медаль мне вручил лично Малышкин.
Подсудимый Малышкин. Подсудимый Благовещенский был награжден отделом пропаганды верховного командования германских вооруженных сил за хорошо проведенную им работу по выпуску пропагандистов РОА. Медаль я получил для вручения Благовещенскому от капитана Штрикфельда.
Подсудимый Благовещенский. В связи с наступлением войск Красной Армии я вместе со всем составом идеологической группы выехал из Берлина в Карлсбад, а затем, по указанию Жиленкова, под руководством которого я должен был работать по разработке теоретических основ и программы КОНРа, я переехал в Мари-енбад.
В апреле 1945 года я был вызван Жиленковым в Карлсбад на совещание, где он заявил, что КОНР должен уйти в подполье и продолжать свою работу. После совещания я выехал в Мариенбад, куда вскоре приехал Власов, и, так как немцы меня выгоняли из Мариенба-да, я получил от Власова удостоверение о том, что я являюсь представителем КОНРа и остаюсь в Мариен-баде для оказания помощи остающимся в Мариенбаде русским гражданам/ Данное удостоверение было написано с одной стороны на немецком языке — для немцев, и с другой стороны на английском языке, на случай прихода в Мариенбад англичан или американцев.
Из Мариенбада я никуда не выезжал. В Мариенбад вошли американские войска, а вскоре я был арестован органами Советской власти.
В подтверждение антисоветской деятельности некоторых из подсудимых Военная коллегия определила: просмотреть документальный кинофильм о заседании комитета от 14 ноября 1944 года в г. Праге и выступлении Власова на собрании в Берлине.
После просмотра фильма на вопросы председательствующего ответили:
Подсудимый Жиленков. Я жил у немцев неплохо, а поэтому и имел такой выхоленный вид немецкого генерала, который вы видели при просмотре документального фильма заседания комитета.
Подсудимый Трухин. Когда я находился в президиуме, заснятом немцами для проведения агитационной работы в фильме, который вы только что просмотрели, я не думал о том, что мне сегодня придется сидеть на скамье подсудимых перед советским правосудием. Но я знал, что когда-либо мне все-таки придется отвечать за свои преступления перед Родиной.
Подсудимый Власов. Когда я скатился окончательно в болото контрреволюции, я уже вынужден был продолжать свою антисоветскую деятельность. Я должен был выступать в Праге. Выступал и произносил исключительно гнусные и клеветнические слова по отношению к СССР. Все зге я сейчас просмотрел и прослушал из кинофильма и первый несу полную ответственность за это.
Подсудимый Буняченко. Первой дивизией, сформированной Власовым, командовал лично я. Дивизия была вооружена 12 танками Т-34, 100 орудиями, винтовками и автоматами. По существу, дивизия, которой я командовал, была вооружена лучше, чем немецкие дивизии.
Председательствующий. Подсудимый Власов, а теперь в общих чертах расскажите суду, в чем вы конкретно признаете себя виновным?
Подсудимый Власов. Я признаю себя виновным в том, что, находясь, в трудных условиях, смалодушничал, сдался в плен немцам, клеветал на советское командование, подписал листовку, содержавшую призыв к свержению Советов, за мир с немцами, договорился с
немцами о создании комитета. Моим именем делалось все, и лишь с 1944 года я, до известной степени, чувствовал себя в той роли, которая мне предписана, и с этого времени и успел сформировать все охвостье, всех подонков, свел их в комитет, редактировал гнуснейший документ, формировал армию для борьбы с Советским государством, ,я сражался с Красной Армией. Безусловно, я вел самую активную борьбу с Советской властью и несу за это полную ответственность. Мне было в последнее время ясно, что Германия погибла, но я не решался идти к Советам. Правда, я не имея связи « Англией и Америкой, но я надеялся на поддержку с их стороны в части создания мне условий для продолжения антисоветской деятельности. Не бесцельно я оставлял Благовещенского и других, на которых я мог положиться в части продолжения борьбы с Советской властью. Именно мне принадлежит основная роль формирования охвостья в борьбе с Советской властью разными способами. Вообще все проводилось от моего имени, и я за это отвечаю. Если бы немцы сразу же, как я перешел к ним, разрешили мне действовать против Советов, то, безусловно, я был бы активным борцом.
Председательствующий. Подсудимый Трухин, расскажите суду коротко, в чем вы признаете себя виновным?
Подсудимый Трухин. Я признаю себя виновным перед Родиной, Советской властью и партией в том, что, сдавшись в плен, встал во главе борьбы с Советской властью, организовывал других, клеветал, вошел в трудовую партию, вошел в союз «Новое поколение», и все это в поисках путей борьбы с Советской властью. Я был идейным вдохновителем курсов в Дабендорфе, через мои руки прошло до 5 тысяч человек курсантов, которые подготовлялись в антисоветском духе, я подготовлял вербовщиков, чтобы вести работу среди русских военнопленных и втягивать их в РОА. Лично я, по поручению немцев, объезжал все части РОА, действовавшие на территории Италии, моими выступлениям» вводил эти части в заблуждение о роли, которую они играют, сулил им победу и счастливую жизнь в России. Я играл ведущую роль в КОНРе, и моя деятельность в этой организации была такой, что я недостоин называться именем человека. Я был начальником штаба РОА, и под моим руководством шло формирование школ разведчиков, подготовки офицеров, формирование воинских единиц. Я принял все меры к тому, чтобы наши формирования не попали на советскую сторону, и всячески стремился перевести их в зону англо-американской оккупации. Я выступал в прессе с гнуснейшими антисоветскими статьями. Сам я, боясь ответственности, хотел перейти на англо-американскую сторону, но это мне не удалось. Я показал все, что я знал и что считаю необходимым показать, дабы помочь вскрыть гнойники, имевшие место.
Председательствующий. Подсудимый Малышкин, вы видели фильм, который ярко отражает вашу «деятельность»? Расскажите суду, как вы после этого формулируете вашу вину?
Подсудимый. Малышкин. Я признаю себя виновным в следующих преступлениях: из-за трусости я сдался в плен к немцам, изменил Родине. Я выдал немцам секреты, составлявшие государственную тайну, а именно: указал состав армии, количество дивизий, ее фронт. Хильгеру в декабре 1941 года или в январе 1942 года я, исказив, сообщил некоторые сведения о выпуске академиков 5 мая 1941 года. В мае 1942 года я поступил на курсы пропагандистов и окончил их и, встав таким образом на путь открытой борьбы с Советской властью и партией, был помощником зондерфюрера, проводил занятия в группах. В декабре 1942 года перешел в отдел пропаганды вооруженных сил Германии, и отсюда начинается мое знакомство с Власовым, с которым я вошел в связь, являлся организатором комитета, подписал его обращение. Ведя активную антисоветскую агитацию, я выезжал в лагеря около Берлина и в Восточную Пруссию. Я участвовал в письменной агитации. Три моих доклада помещены в антисоветской печати — это доклад на антибольшевистской конференции в Дабендорфе, где я говорил по 13 пунктам обращения комитета. В июле 1943 года я был в Париже и выступал на многолюдном митинге белогвардейцев, и мой доклад был помещен в белоэмигрантской газете. Доклад содержал отборную клевету на Советское правительство, на партию, на русский народ. Мой доклад также был помещен в газете «Воля народа» в декабре 1944 года, когда я, после образования КОНРа, выступал перед гитлеровцами на конференции в Веймаре с докладом «Большевизм и Европа». Доклад был насыщен отборной инсинуацией на Советскую власть, партию, русский народ и его достижения. В 1944 году около 5 месяцев я провел в поездке по Бельгии, Голландии, Дании, Франции и вел здесь агитацию среди добровольческих батальонов, перед которыми ставил задачу бороться с Советской властью и ее союзниками. В октябре 1944 года я был активным участником организации КОНРа, я подбирал кандидатов в его состав, участвовал в редактировании манифеста, был начальником организационного управления комитета, в котором находились разведка и контрразведка и ряд других организаций. На пражском заседании я выступал с тем, о чем здесь уже сказал. Моя деятельность в разведке и контрразведке выразилась в том, что я руководил этим непосредственно, посылал Тензерова для контактирования работы с германской разведкой и особенно для согласования вопросов по заброске шпионов в СССР. С моего ведома Калугин организовал в Мариенбаде школу шпионов и диверсантов. Но этим моя преступная деятельность не ограничивается. После бегства в Фюссен я был инициатором сосредоточения РОА в Южной Баварии, мой план был принят, а сам я 29 апреля отправился к американцам с просьбой не выдавать нас Советской власти. Я, Власов, Жиленков, Закутный договорились о том, чтобы добиться у американцев их согласия на продолжение нами антисоветской борьбы. Находясь в плену у американцев, я занимался гнусной деятельностью: я имел связь с американской разведкой и выдал интересующие ее сведения, а именно, перечислил все военные академии в СССР, их назначение, пространно показал об Академии Генерального штаба и дал подробные данные о программах, кафедрах, видных деятелях академии. Я дал американской разведке сведения мобилизации порядка и в том числе данные о людских мобресурсах СССР. Я дал мой отзыв на маршала Конева, его биографические данные и подробно обрисовал служебные качества. Я не собирался возвращаться в СССР, и до последнего дня я убеждал американцев, что я злобный враг Советской власти, и просил их отпустить меня на свободу. У меня был полный сговор сЖиленковым. И даже после капитуляции Германии и полного провала мы продолжали оставаться ярыми и злостными врагами Советской власти, и я пытался продолжать мою гнусную борьбу. Как получилось, что я, состоявший больше 20 лет в партии и больше 22 лет служивший в Красной Армии, очутился в таком положении? В чем же дело? Я честно говорю, что до перехода на сторону немцев я не совершил ни одного преступления, но в тяжкой обстановке у меня не нашлось внутри стержня. Переломным годом был 1942 год — год немецких успехов, и это не могло не оказать на меня влияния. Я, свихнувшись, не имея внутренней опоры, оказался тряпкой, кислым интеллигентом, мной двигал животный страх. Моей деятельности трудно подобрать название, ей нет имени. Я жду самого сурового приговора,
Председательствующий. Подсудимый Мальцев, подтверждаете ли вы ваши показания, данные вами на предварительном следствии?
Подсудимый Мальцев. Да, все мои показания я подтверждаю. 8 ноября 1941 года я остался в Севастополе, явился в СС и заявил, что я обижен Советской властью и поэтому готов служить немцам. Мне предложили сотрудничать в немецкой разведке, и я начал с того, что в 1942 году написал клеветническую брошюру. Мне предложили проверить работу горуправы, после чего я получил пост городского головы г. Ялты, а позже я стал мировым судьей по гражданским делам. В 1943 году я решил поехать к Власову, и в этом немцы оказали мне содействие. В Германии я связался с немцем Иделем и уехал в Морицфельд и ждал своего использования. Я формировал восточную эскадрилью, подбирал ее личный состав и вообще участвовал активно в формированиях. В мае месяце меня специально возили в Кенигсберг для выступления по радио. Я лично составил воззвание к советским летчикам, призывая их переходить на сторону немцев. Я выступал по радио в годовщину Красной Армии с клеветой на Советскую власть. По радио я также выступал еще в Ялте и призывал население поддержать Власова. Я писал статьи в газету «Евпаторийские известия». Я выступал перед рабочими на заводе около Берлина по поводу снятия с русских знака «ОСТ». Я занимался пропагандистской работой в лагерях. Я состоял в квалификационной комиссии, а потом переехал в Карлсбад и занимался формированием летных частей.
Председательствующий. А когда вам было присвоено звание генерал-майора авиации и кем именно?
Подсудимый Мальцев. О присвоении мне этого звания было объявлено Власовым и Ашенбренером.
Подсудимый Власов. Вношу ясность в этот вопрос — звание генерал-майора авиации Мальцеву было присвоено по устному распоряжению Геринга.
Подсудимый Буняченко. Я желаю уточнить вопрос о присвоении звания генерал-майора мне и Мальцеву. Присвоение состоялось по приказу Власова,
Подсудимый Мальцев. К апрелю месяцу формирования были закончены, и мои показания в этой части я полностью подтверждаю. Я также подтверждаю, что я обращался к американцам и получил от них согласие на сдачу в плен на условиях Женевской конвенции. На-лодясь в лагере военнопленных, я писал заявление об отправке на японский фронт. Я, конечно, возвращаться в СССР не собирался и об этом написал в моем заявлении американцам. А когда я узнал, что меня передают советским войскам, я перерезал себе бритвой правую руку, но это мне не помогло, и меня увезли в Париж. В КОНР меня кооптировали, о чем мне позвонил в феврале месяце 1945 года Жиленков.
Подсудимый Жиленков. Видимо, Мальцев путает. Он был представлен в комитет по рекомендации Ашекбренера как надежный работник, длительно сотрудничавший с немцами. Перед немцами Мальцев подобострастничал, здесь он слишком скромен.
Подсудимый Мальцев. Я ничего не скрываю, я был активным контрреволюционным работником, но вот перед этими берлинскими владыками я спину не гнул.
Председательствующий. Подсудимый Буняченко, ответьте суду, подтверждаете ли вы ваши показания, данные на предварительном следствии, и в чем вы признаете
себя виновным?
Подсудимый Буняченко. Показания мои я подтверждаю полностью, а виновным себя признаю в том, что 17 декабря 1942 года я добровольно перешел на сторону немцев, я выдал немцам интересовавшие их секреты, я выдал немцам военную таГйну. Весной 1943 года я ознакомился с воззванием Власова, и для этого я был вызван комендантом немецкого лагеря в Херсоне, который предложил мне изложить своё отношение к переходу на сторону Власова. Я дал свое согласие уехать к Власову. Я поступил в РОА и находился в ее рядах, готовя офицерские кадры, активно проявлял себя как преподаватель тактики в Кировоградской школе. 9 июня 1943 года я дал присягу на верность Гитлеру и Власову. Потом я был офицером связи при 7-й армии во Франции, там же занимался преподавательской работой и инспектировал части, находившиеся на охране «Атлантического вала». Я взял на себя обязанность сформировать первую дивизию РОА и проявил в этом деле большую активность, за что и был награжден немцами. Громадную работу я проделал во Франции по выявлению и концентрации русских добровольческих остатков и за это был награжден железным крестом II степени, как за большую услугу немцам в борьбе с Советской властью. Я был кооптирован в К.ОНР, подписал манифест. Я находился длительное время в прифронтовой полосе и направлял работу двух батальонов, занимавшихся разведкой. Вместо того чтобы сдать дивизию советским войскам, я увел ее в нейтральную зону и добивался, чтобы англо-американцы взяли нас под свое покровительство. За мою работу от немцев я имел две бронзовые медали, одну серебряную медаль, Железный крест II степени, а в 1945 году был произведен в генерал-майоры.
Председательствующий. Подсудимый Зверев, подтверждаете ли вы ваши показания и признаете ли вы себя виновным?
Подсудимый Зверев. Показания полностью подтверждаю и признаю себя виновным в том, что в июне 1943 года добровольно вступил в РОА, изменил советскому народу и Родине, в Дабендорфе посещал антисоветские доклады и лекции, а потом занимался инспектированием, а позднее находился в группе Благовещенского, ездил по лагерям для оказания помощи пропагандистам в их работе. Был со специальным заданием в Ганновере и в Норвегии. При посещении лагерей военнопленных занимался антисоветской агитацией. По заданию Трухина ь ноябре 1944 года был в Норвегии, провел там большую вербовочную работу и привез в декабре в Берлин до 294 человек офицеров и солдат. Я формировал вторую дивизию РОА, командовал ею и руководил боевой подготовкой. Численный состав дивизии доходил до 20 тысяч. Наград от немцев за мою работу я не имел, но мне было присвоено звание генерал-майора.
В 14 часов 15 минут судебное заседание возаблевлено с допроса подсудимого Зверева, который показал, что он, разъезжая по лагерям, проводил в жизнь установки, полученные от Благовещенского и Делингауза. Благовещенский требовал строгой постановки пропагандистской работы, рекомендовал проверять рабочие планы пропагандистов, а на все вопросы, какие будут ставить советские военнопленные, отвечать только в духе тринадцати власовских пунктов, а также пользоваться данными, помещаемыми в газете «Заря». В своих выступлениях больше всег